Новости

15-летнюю Вику Ш. не могут найти с 19 апреля.

Установили памятник на улице, которая носит его имя.

По последним данным, работники компании пострадали от электродуговой сварки.

На остановке "Площадь 1-ой Пятилетки" двое водителей восьмых маршруток начали драку, выясняя, кто заберет клиентов.

Маленькая Лиза бесследно исчезла днем на улице Свердлова.

Посредником между собственником предприятия и потенциальными инвесторами выступает министерство экономического развития Челябинской области.

Шокирующее ЧП произошло в Челябинском микрорайоне "Парковый-2".

Скорость движения на прилегающих улицах упала до 1,5 километров в час.

Концертом Челябинского театра оперы и балета им. М.И.Глинки завершился Пасхальный фестиваль Группы ЧТПЗ в Озерске.

Здание в стиле "сталинского ампира" планируют продать с аукциона 25 мая.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

Вопрос дня: с каких пор несогласие с политикой власти является в суде отягчающим обстоятельством?

01.03.2017
Жительнице села Сейка Республики Алтай дали полтора года условно за репост статьи, призывающей к выходу Сибири из состава РФ и допускающей применение силы при осуществлении этого замысла. Подробности - на сайте республиканской прокуратуры.

Чтобы судить о степени адекватности приговора, нужно в деталях знать материалы дела и ход судебного разбирательства. Такой возможности я лишен. Но в самом факте этого вердикта нет ничего намекающего на стремление режима «закрутить гайки». Прецедентов последнего в современной России хоть отбавляй. Однако здесь речь о другом, и тюремный срок за угрожающую государственным устоям Интернет-активность – естественное наказание.

Не знаю, характерен ли подобный юридический исход для продвинутых демократий, но, с точки зрения здравого смысла, он, в принципе, допустим. Сетевая среда весьма действенна и не всегда безобидна. Даже выступающие за свободу информации люди требуют посадить на скамью подсудимых создателя «групп смерти». И совершенно правильно требуют. Возражать им – значит, повышать степень риска для своего ребенка. Нужно трезво отдавать себе в этом отчет.

В таком случае, надо признать, что и распространение призывов к насилию в ходе политических дискуссий должны наказываться строго, так как чреваты кровью. Вопрос в том, как избежать здесь перегибов. В значительной степени на него ответил пленум Верховного суда в ноябре прошлого года.

Документ судей гласит (цитата по «Российской газете»): «При решении вопроса о направленности действий лица, разместившего какую-либо информацию либо выразившего свое отношение к ней в сети Интернет или иной информационно-телекоммуникационной сети, на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение достоинства человека либо группы лиц следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней».

Проще говоря, Верховный суд призывает убедиться в том, что обвиняемый «лайкнул» или сделал репост какой-нибудь гадости не случайно или по недомыслию, а вполне осознанно. То есть, нужно доказать наличие у человека преступного умысла, а не просто желания продемонстрировать причудливую в своем уродстве информационную муху, произвольно выдернутую из всемирной паутины.

Насколько убедительными были доказательства злых намерений жительницы села Сейка – вопрос открытый, но пресс-релиз на сайте прокуратуры Республики Алтай довольно красноречив.

«Сторона обвинения просила признать обстоятельством, отягчающим наказание подсудимой, совершение преступления по мотивам политической ненависти и вражды, поскольку из показаний подсудимой следует, что она крайне негативно относится к действующей государственной власти, не согласна с политикой, проводимой федеральными властями», - откровенничает надзорное ведомство.

Политическую ненависть и аналогичную вражду вполне уместно рассматривать в качестве отягчающих обстоятельств. Ненависть к человеку только лишь за то, что он – сторонник той или иной партии либо представитель государства, пахнет дурно, и ее публичные проявления стоит юридически пресекать.

Но почему крайне негативное отношение к чему-либо прокуратура с легкостью трактует как выражение ненависти и вражды? Я, предположим, крайне негативно отношусь к курению, зная о его последствиях. Однако мне в голову не приходит враждовать с теми, кто сигареты делает, продает и даже курит их рядом.

Ненависть – эмоция. Негативное отношение – плод во многом рационального осмысления (неважно, ошибочны его выводы или нет). Как в обосновании виновности человека одно можно смешивать с другим?! В этом контексте фраза про несогласие «с политикой, проводимой федеральными властями» - вообще очаровательна до ужаса. Остается гадать: прокуратура просто проговорилась или стремится набрать очки в гонке по вертикали?

Так или иначе, подобное обоснование позиции обвинения – красноречивая картина того, что именно происходит в стране. Пока еще, к счастью, подобные фразы, вылетающие из-под пера блюстителей законности, вызывают хотя бы у некоторых граждан «крайне негативное к себе отношение». Но скоро, есть вероятность, они станут обыденными. Со всеми вытекающими для нас судебными последствиями.

Комментарии
Комментариев пока нет