Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сможет ли Челябинск повторить опыт Бильбао?

30.10.2013
Астрофизик Николай Горькавый опубликовал у себя в блоге новый вариант своей идеи отеля «Суперболид».

Астрофизик Николай Горькавый опубликовал у себя в блоге новый вариант своей идеи отеля «Суперболид». Мысль построить необычное здание в честь гостя из космоса ученый высказал 13 октября на круглом столе «Южный Урал после метеорита». Теперь же есть не только идея, но и весьма нетривиальное техническое решение.

Вантовый суперотель

Каркасно-стеклянное здание представляет собой аллегорию падающего метеорита и длинного шлейфа за ним. Нижняя, головная часть напоминает сам небесный камень, причем его диаметр - 18 метров, такой же, как у оригинала. След от «головы» уходит вверх под углом в 16,5 градусов, напоминая траекторию падения метеорита. Высота и длина здания повторяет в масштабе 1:1000 основные параметры нашего суперболида - длину полета, а также высоту, на которой метеорит дал о себе знать челябинцам.

Но самое главное - оригинальный принцип, по которому Горькавый предложил построить здание. Оно как будто висит в небе, соединяясь с поверхностью земли своеобразным бетонным стеблем. По сути, речь идет о вантовом (ванты - стальные тросы) мосте с одной опорой и двумя половинками пролетов. Ученый-физик отмечает, что для современного мостостроения это не самая трудная техническая задача.

По мнению Николая Горькавого, «челябинский метеорит не надо увековечивать, его надо сделать частью городской экономики». В здании могут располагаться гостиница на 400-500 мест, несколько ресторанов, концертный зал и смотровые площадки. Благодаря особому освещению отель «Суперболид» будет доминировать в вечернем небе. А если он расположится, как мечтает автор идеи, на набережной реки Миасс, то благодаря отражению в воде и световой партитуре, получится настоящий визуальный аттракцион.

Разумеется, это лишь идея. Астрофизик, работающий ныне в США, призывает подключиться российских архитекторов, прежде всего челябинских. Кроме того, такой объект может стать интересным инвестиционным проектом. У Челябинска есть шанс подтвердить или надолго опровергнуть свои амбиции.

«Эффект Бильбао»

В первом приближении может показаться, что идея Горькавого утопична. Причем не только в силу конструктивной оригинальности. Все-таки мы живем в рыночной экономике, и надо свои желания мечты соотносить с реальностью. Сможет ли такое сооружение окупить себя? И насколько полезно оно может быть для Челябинска и региона в целом?

Между тем в мире есть прецеденты вполне удачного решения похожих задач. Один из них даже получил в урбанистике название «эффект Бильбао». Совсем недавно, в 1997 году, в этом баскском городе Испании, столице провинции Бискайя было возведено здание филиала нью-йоркского Музея Гуггенхайма. Это сооружение полностью изменило облик города, его имидж в мире и сделало Бильбао одним из центров притяжения туристов. Чтобы понять масштаб изменений, нужно вспомнить, чем был Бильбао.

Портовый и промышленный город с населением 353 тысячи человек (данные 2005 года) имел историческое прозвище El Botxo, что означает «дыра». Даже сегодня туристы, прежде чем попасть в центр города, вынуждены проезжать невеселые индустриальные зоны. Хотя это уже далеко не то, что было здесь раньше. Про здешнюю реку говорили: тут водится все, кроме рыбы. В 70-е годы логистические маршруты изменились, и местный порт перестал быть кормильцем для значительной части горожан. Безработица достигала 20 процентов. В 1983 году Бильбао пережил жуткое наводнение с многочисленными жертвами. Оно разрушило самую интересную часть города - старый квартал. Ко всему прибавим вылазки сепаратистов из террористической организации ЭТА. Еще в 90-е годы в Бильбао время от времени гремели взрывы…

И местные власти поняли, что идти в XXI век с таким унылым багажом нельзя. А с чем? Интуитивно был найден вектор. Что самое прогрессивное в мировой культуре? Где рождаются самые смелые идеи? В современном изобразительном искусстве. Головной Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке как раз искал для себя новые площадки. Власти Бильбао такую площадку предложили. Выписали знаменитого американского архитектора Фрэнка Гери. Первоначально - для реставрации старого дворца культуры. Но вскоре был объявлен амбициозный проект строительства музейного здания. И спустя несколько лет это космическое здание было построено. До сих пор оно является, пожалуй, самым фантастическим архитектурным сооружением.

На строительство здания музея Гуггенхайма в Бильбао по официальным данным было потрачено 75 млн долларов. Эксперты же считают, что значительно больше - очень дорого стоила титаново-цинковая «чешуя», каприз маэстро Гери. Как ни странно, проект оправдал себя! За четыре следующих года в муниципальный бюджет поступило более 450 млн долларов, а налоги только от турбизнеса составили почти 90 млн долларов.

Вопрос на засыпку: что было первично для туристов - любовь к современному искусству (которое вряд ли «понимает» девять из десяти посетителей музея) или все-таки желание увидеть своими глазами чудо современного зодчества и банально выпить чашку кофе на его фоне?

Обязательно найдутся скептики, которые скажут, что не все так просто было в Бильбао, что есть вопрос географии, транспортной доступности, климата, особенностей налоговой политики и т.п. Мы имеем массу неглупых и образованных людей, которые блестяще объяснят, почему (у нас) ничего не может получиться. Однако, очевидны два момента. Первый, Бильбао сильно захотел, чтобы получилось. И второй - началом всему стала идея, с точки зрения скептиков - безумная.

Кстати, известный российский урбанист Денис Визгалов напоминает другой исторический казус. Во время строительства Эйфелевой башни народ в Париже выходил протестовать против этого сооружения, уродующего, по их мнению, элегантную столицу Франции.

У этой истории есть продолжение. Вслед за музеем Гуггенхайма в Бильбао стала подтягиваться городская инфраструктура. Там построили метро. Пустили современный трамвай. Очистили русло реки. Сделали променад на набережной. Необычное здание стало локомотивом идеи развития окружающего городского пространства. Включился какой-то важный механизм в сознании людей. Рядом с чудом, пусть и рукотворным, физически не может быть запустения.

Николай Горькавый:

«Я предвижу голоса о том, что это всё бесплодные фантазии, что горожанам надо думать о насущном - вывозе мусора, качестве дорог и т.д., а не о фантастических проектах. Что ж, я не только патриот родного Челябинска и астроном, но и человек, который прожил 12 лет в туристической Большой Ялте и провёл тысячи экскурсий по обсерватории. Кроме того, я побывал в разных странах и видел многие туристические достопримечательности. Туризм - это живые деньги для развития региона, это та область экономики, о которой многие города только мечтают, но ничего сделать для приманивания капризных туристов не могут. Челябинск же, благодаря метеориту, может привлечь к себе десятки тысяч туристов со всего мира - я уверен в этом!»

А что говорят архитекторы?

Татьяна Баль:

Идея, безусловно, интересная. Челябинск большой город, и знаковые объекты в нем должны присутствовать. Может быть, не такие масштабные как триумфальные арки и Эйфелева башня, но тем не менее. И метеорит со всеми его смыслами - достойный повод для организации знакового предприятия. В этом смысле я идею поддерживаю. Комплекс должен находиться на хорошо-просматриваемой территории. С интересной системой пешеходного и транспортного движения. Может быть, стоит уйти от прямого символизма, но, глядя на объект, все должны сразу понять, символом чего он является.

Предложенная вантовая конструкция вполне может быть применима для такого здания. Мне не приходилось сталкиваться с подобным, но я ни за что не отказалась бы от предложения проектировать такой объект.

Боюсь только, что его уникальность находится в прямой зависимости от стоимости. Экономия в данном случае может сыграть дурную шутку. Как бы не получилась очередное железобетонное чудовище, засоряющее соседние дворы припаркованными автомобилями и стесняющее пространство для визуального восприятия.

Александр Тимарцев:

В архитектуре есть последовательность принципов: прочность, польза, красота. И тут сразу возникает вопрос о самой технической возможности воплощения такого здания. Как совместить символику с реальностью? Как будет обстоять дело с пожарной безопасностью? И потом - в отеле должно быть удобно, но очевидно, что внутреннее пространство - это сплошные ступени. Или вот вантовая конструкция - это хорошо, но, представьте, какого сечения должны быть тросы! Будет ли столь же интересным вид на это сооружение с другого ракурса?

В общем, идея, конечно, забавная, но, думаю, в процессе реализации она, скорее всего, сильно изменится. Кстати, на мой взгляд, совсем не обязательна визуализация метеоритной идеи именно через столь сложное сооружение. Само здание может быть вполне традиционным, но в вечернее время использоваться как экран для объемных видеопроекций (3D-маппинг).

Такое есть и в Москве, и в Питере. Выглядит очень эффектно. А вообще, я думаю, что идеи энтузиастов сами по себе очень полезны, потому что дают толчок творческой мысли в нашем городе.

Владимир Ковалев:

Сам рисунок Николая Горькавого весьма наивный. И мне, честно говоря, это скорее мешает воспринять идею. Как, знаете, плохая экранизация портит хорошую книгу…

Теперь по сути. Реализацию творческих идей такого масштаба можно увидеть сегодня в Англии или ОАЭ. Тем не менее, Челябинск достоин того, чтобы здесь появилось какое-то очень необычное, высокотехнологичное здание. Не обязательно на тему метеорита. Надо дерзать!

К разработке проекта, видимо, придется привлечь лучших архитекторов России, а может быть, и мира. И не только архитекторов - смелые идеи требуют глубокой инженерной проработки и высокой квалификации строителей. Что касается вантовой конструкции, то они уже применяются при строительстве зданий, и считаются очень надежными. Так что идея астрофизика Горькавого, в принципе, исполнима.

Комментарии
Остался сущий пустяк-денег найти.
Павел
30.10.2013 05:15:05
Зачем нужен такой отель? У нас существующие ломятся от желающих переночевать в Челябинске? Вряд ли. Построить можно, конечно, только зачем? И для кого? Если для туристов, то ради чего приезжать им в такую даль из Европы, что там - поближе посмотреть им уже нечего. Если только затем, чтобы дождаться прилета еще одного метеорита. Но, считается, что снаряд дважды в одну воронку не падает. если это действительно нота, то - слава Богу. Важно понять - зачем могут приезжать издалека на Южный Урал, что здесь было и есть интересного и уникального без метеорита.
Сергей
30.10.2013 05:19:05
Вы, видимо, статью-то не прочитали полностью.
Именно поэтому к нам и поедут, что будет на что посмотреть. В статье приведен опыт Бильбао.
ball_ka
30.10.2013 05:36:26