Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Там ли мы строим русский мир?

28.08.2014
Ввязавшись из-за украинских событий в геополитическую полемику, мы, тем не менее, так и не можем понять, какие ценности защищаем.

Ввязавшись из-за украинских событий в геополитическую полемику, мы, тем не менее, так и не можем понять, какие ценности защищаем.

Конъюнктура вместо культуры

Международный вызов, с которым столкнулась Россия, сформировал моду на переосмысление места нашей страны в глобальном мире. То, что еще недавно было уделом интеллектуалов (или считающих себя таковыми), сегодня стало явлением массовым. Рейтинг общественной поддержки действий федеральных властей на международной арене бьет рекорды. Кажется, впервые за четверть века столь четко обозначилось противостояние «мы» и «они». С тем, кто «они», теперь все снова ясно. По исторически сложившейся традиции к «ним» относятся страны Североатлантического альянса во главе с США. Осталось выяснить, кто есть мы.

И вот тут нас бросает из стороны в сторону. Двух лет не прошло, как от популярной в политических кругах концепции евразийства мы устремились к идее русского мира. Но что это за мир, в границах которого мы всерьез готовы защищать своих собратьев? «В нем живут те, кто говорит и мыслит по-русски», — слышим ответ, подразумевающий языковую и культурную общность. То есть то, что принято считать нашим богатством, ссылаться при этом на классиков, лихорадочно вспоминая пару-тройку хрестоматийных вещей из школьной программы или полюбившийся фильм из советского прошлого.

Однако ключевая проблема «русского мира» заключается в том, что из проекта культурно-просветительского, а потому объединяющего, он, не успев родиться, стремительно превращается в политико-конъюнктурный. То есть в полную свою противоположность. И внешние вызовы тому лишь способствуют.

На первый взгляд, давление извне должно бы, наоборот, сплотить и побудить к созиданию. Но, как выясняется, для этого нужна более устойчивая и исторически выстраданная идея, чем противостояние кому бы то ни было. И поиск такой объединяющей базы вроде бы неустанно идет. Чего стоят размышления президента Путина об особенностях русской души с готовностью умереть «за други своя». И ведь было такое в нашем прошлом неоднократно.

Другая озвучиваемая главой государства доминанта — опыт мирного многонационального сосуществования. Чем не заявка на объединяющий смысл, если его правильно выразить. Мы не просто какой-то плавильный котел, как Соединенные Штаты, но способны чтить и беречь традиции каждого народа.

Наконец, есть еще одна данность, которая при более глубоком осмыслении тянет на одну из «духовных скреп» — способность преодолевать свою историю: после того, что мы вытворяли друг с другом в XX веке, мы, слава Богу, находим в себе мудрость и силы разговаривать между собой, сохраняя страну.

Да мало ли еще подыщется жизнеутверждающих тезисов, претендующих на альтернативную глобальную повестку. Но вместо общенационального единства разнообразных мнений, взглядов, идей мы создали у себя дома единообразие реальных противоречий. А теперь ради душевного покоя ищем внешнего оппонента. Благо, долго искать не пришлось, но возникает вопрос о том, какую идею можем ему противопоставить. Гуманитарный конвой? Вряд ли это будет эффективно, особенно если связанные с гуманитарной сферой процессы будут проистекать исключительно с помощью конвоя.

На днях услышал красноречивую историю. Коллега предложил передать хранящиеся у него книги о Челябинске вынужденным переселенцам с Украины. Мол, пусть они как можно больше узнают о городе, в который волею судьбы попали. Несколько раз звонил на «горячую линию» помощи беженцам, над его предложением обещали подумать, но деятельного отклика не последовало. «Почему, — недоумевает коллега, — мы под помощью понимаем исключительно еду, одежду и кров? А как же духовная пища? Почему не организовать для беженцев концерты, спектакли, не пригласить на выставки?». По его словам, приобщение к уральской культуре помогло бы сгладить и бытовые противоречия, если таковые возникнут.

- Это и называется — культурная ассимиляция, — подчеркивает неравнодушный деятель.

Не путать бизнес с пропагандой

Можно, кстати, добавить, что если бы мы лет 15 назад озаботились культурной интеграцией с той же Украиной, сегодня, возможно, не стоял бы вопрос о вовлечении ее граждан в нашу среду в качестве беженцев. Но технологиям гуманитарным предпочитались интересы сугубо экономические.

Результаты такой политики сгоряча можно списать на недальновидность нашей элиты либо, наоборот, на неблагодарность украинцев, по-братски покупавших наш газ, но при этом стремящихся в Европу. Но главная проблема видится все-таки в приоритетах, которые каждый из нас в отдельности и общество в целом себе выбирает. Личная и общественная стратегия последних двадцати с лишним лет — упертый прагматизм. Право на торжество дано лишь тем идеям, которые заточены на быстрый материальный результат. Идея поступить вразрез с собственными денежными интересами уже давно воспринимается как проявление юродства. Коммерческая суть пронизывает все сферы жизни — от потребительского рынка до образования, где, казалось бы, духовное уж точно должно доминировать над утилитарным. Отсюда — конфликт духоподъемной риторики представителей власти и существующих реалий. Мы одобряем их поступки, но положа руку на сердце не верим их же словам, и нас все устраивает.

Когда идет процесс сначала выживания, а после обогащения — не до культивирования высоких ценностей, коими можно делиться с другими себе во благо. И уж тем более не до рефлексии, позволяющей беречь, изучать, приумножать культурный слой, способствуя тем самым зарождению в стране передовых и влиятельных идей.

Удивительный парадокс, связанный с практикой культурной ассимиляции последних двух десятилетий. Россия стала территорией, куда можно приезжать на заработки, но язык, история и культура которой не представляют для приезжих ценности. Низкое влияние на окружающее пространство позитивных сторон российского менталитета очевидно даже в окрестностях ближайшего рынка, не говоря о геополитических делах.

Культура в значительной степени перестала быть пространством для общения и взаимопонимания даже внутри страны между носителями одного языка. Идеи и технологии потребительства восторжествовали в информационном поле. Оно удовлетворяет потребности двух основных общественных групп. Первая — публичные персоны, использующие масс-медиа для продвижения себя. Таким образом, они не столько создают и поддерживают некие нормы взаимодействия с миром и принципы понимания добра и зла, сколько откликаются на то, что аудитория желает от них услышать, исходя из собственного, упрощенного понимания проблем. В связи с этим довольно странным выглядит миф о всесилии государственной пропаганды. Пропагандировать — значит стремиться сформировать определенный образ мыслей. А здесь обычная реакция на зрительский запрос. Ничего личного, просто бизнес. Подозреваю, что если завтра в руководстве страны каким-то непостижимым образом сменится политический курс и при этом не будет воздействия на госканалы сверху, существующая тональность освещения злободневных тем сохранится. По крайней мере, до тех пор, пока не схлынет мода на ультрапатриотизм.

Всплеск патриотизма — реакция на окружающее пространство. Не мировое, а собственный быт. Он неуютен и неприветлив. Специалисты самых разных сфер в последние годы фиксируют высокий уровень конфликтности в обществе, озлобленность людей. Жить непросто, а виноватых нет. Происходящий внешнеполитический диспут очертил в сознании людей источник зла. На внешнего «врага» реагировать проще, чем на внутреннего. Впрочем, внутренним в спорах достается не меньше, потому что их сомнения все усложняют и причиняют боль. Есть два типа полемики на эту тему — от открытой агрессии до ухода от обсуждения болезненного вопроса. Второй вариант, кстати, обнадеживает. Но он тоже не приближает к содержательной сути «русского мира» и не побуждает к поиску его альтернатив. В итоге патриотический порыв превращается в выброс медийного адреналина, способный сначала взбодрить, потом утомить, а позднее — вновь разочаровать.

Авторитетные люди остаются профессионалами в своих сферах, но перестают быть властителями дум. Нет идей — одни инстинкты. К сожалению, инстинкт самосохранения среди них не самый выраженный.

Показательна реакция режиссера Никиты Михалкова на выступление музыканта Андрея Макаревича в украинском Святогорске. Михалков сказал, что это все равно, как если бы Клавдия Шульженко давала во время войны концерт для немецко-фашистских захватчиков. Дело не в том, хорош или плох Макаревич. Но от прославленного мэтра киноискусства уместно ожидать более изящных культурно-исторических параллелей. Но, судя по всему, не дождешься, потому что он своим высказыванием не формирует отношение масс к поступку музыканта, а реагирует на уже сформировавшийся запрос, демонстрируя простоту, внятность и эффектность. Есть, конечно, вопрос моральной ответственности за сказанное. Но в информационном шуме, где ценность публичных высказываний стремительно падает, его постановка все менее актуальна.

Все бы ничего, но такой патриотический подъем рискует обернуться неврозом. Уже заметен его признак: чем больше мы ненавидим собственный подъезд, тем горячее любим Родину с большой буквы. Такая любовь не растопляет агрессию по поводу проблем, которые хронически не уходят. Может, пока не поздно, начать не только радоваться расширившимся границам Родины, но и по теплой советской традиции вспомнить, с чего она начинается? И что-нибудь мудрое почитать. Во имя познания своей души и «русского мира».

Комментарии
много витиеватого ,припудренного ванилью-Вранья.так называемого.много недалеких измышлений.химер.
первичный смотр
30.08.2014 09:20:34
Культура, как известно, - надстройка. А Русский мир - одно из оснований страны. Конечно, по человечески понятно желание автора переключить внимание людей на обсуждение волнующих его проблем в понятном ему сегменте общественного устройства, но в момент, когда зашатались основы, большинству не до высоких материй, нужно успеть вспомнить как собирается-разбирается автомат Калашникова.
:)
23.09.2014 17:08:54
повторяю:здесь много так называемого вранья!
первичный смотр
28.10.2014 15:17:19