Новости

160 объектов приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями.

У жителя Ливенского района при обыске обнаружен ствол пулемета МГ-34.

У него изъято 15 килограммов синтетического наркотика.

Трагедия случилась во время движения автобуса.

Столбики термометров поднимутся до -5 градусов Цельсия.

Соответствующая информация появилась накануне на портале госзакупок.

Выплату в размере 5000 рублей в начале 2017 года получат 15 миллионов пенсионеров по всей стране.

Мужчина проведет в охраняемом поселении пять с половиной лет.

Общественный транспорт временно перенаправили по улице Максима Горького.

Уже  достойное место подобрали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Нужно быть полным идиотом, чтобы воевать с рекламой

30.10.2014
Тем более требовать ее запрета. Я не хочу выглядеть идиотом. Но о рекламе — поговорю.

Тем более требовать ее запрета. Я не хочу выглядеть идиотом. Но о рекламе — поговорю.

Рекламу сравню с мухами. У нее и у них — много общего. Но присущая ей и им назойливость — самое поверхностное, бросающееся в глаза, всем известное сходство. Есть у рекламы и у мух более глубинная общность. Но о ней — в заключение.

В городе мы живем среди рекламы, как лесник в лесу среди деревьев. Нет такой городской среды, которая спаслась бы от рекламы. На все четыре стороны — она. Она же — внизу и вверху. Она у нас над головой, перед глазами, под ногами. Ее — много. Так много, что вопрос «Что вы знаете о рекламе?» может вызвать негодование: мол, не морочьте мне голову, кто о ней не знает, о надоедной… Однако — просветимся.

На территории перед дворцом «Юность» я насчитал больше двадцати рекламных щитов. Помимо рекламы другого формата. И рекламы, которой облеплен сам дворец. Так вот, знайте: рекламный щит 3х6 на столбах — это билборд. В Челябинске их больше 6000 штук.

Не ахти какая, но цитата: «Щиты стали неотъемлемой частью пейзажа российских городов». Не сказано, украшают они пейзаж или уродуют. Сами догадаемся. Билборд рассчитан на восприятие из автомобиля при скорости 60 км в час. В этом случае у пассажира есть 6—7 секунд, чтобы схватить хотя бы самое крупное слово на щите. У билборда есть сторона А — как бы фасадная, анфасная, и сторона В, менее эффективная.

Не так много у нас супербордов — щитов размером 9х3, а также мегабордов, которые еще больше. Зато брандмауэры попадаются. Их растягивают, например, на глухой торцевой стене многоэтажного дома. Брандмауэры то и дело появляются на стене «Кубы», выходящей на улицу Карла Маркса.

Растяжки или перетяжки всем известны, их в городе 400 штук.

В Челябинске больше тысячи ситиформатов — пилонов, хореков и остановочных павильонов. Пилон — световой короб, поставленный прямо на тротуар, а хорек — такой же короб, но на собственной опоре, на «ноге». На каждом шагу, особенно много их на Кировке, кронштейны — рекламные короба, прикрепленные к столбу кронштейнами. На тротуарах мы едва ли не спотыкаемся о штендеры — два щитка, сложенных «домиком», стремянкой. Призматрон — тот же билборд, но с меняющейся картинкой: трехгранные призмы поворачиваются вокруг своей оси и составляют три разных изображения. Пилар — трехгранная тумба. Арка обычно устанавливается на въездных магистралях и наиболее оживленных проспектах. Это, собственно, не арка, потому что она без округлостей. Ширина ее 25 метров, она пересекает дорогу и держится на столбах, стоящих на противоположных обочинах.

Я упомянул не все рекламные форматы. Остальные можно долго перечислять — установки на крышах, настенные панно, витрины, афиши, стелы, маркизы, всякие лайтбоксы, лайтпостеры, мобайлы и прочее.

Продать — это круто

Реклама начинается с рекламы на рекламу. То есть реклама должна хорошо отрекламировать саму себя. Еще точнее — себя продать. Без рекламы нет бизнеса, но и она сама — бизнес со всеми присущими ему свойствами, начиная с конкуренции и кончая прибылью. Есть реклама на рынке и есть рынок рекламы. Можно по наивности подумать, что реклама нас просвещает. Нет, ее цель не в том, чтобы дать покупателю объективную информацию о товаре или услуге. И даже не в том, чтобы похвалить и перехвалить товар, доказать, что он лучше других, «обычных». Смысл рекламы в том, чтобы вдолбить в сознание людей название фирмы, которая продает. Или название самого товара. А это достигается безмерной назойливостью.

Один из специалистов в искусстве продаж (не буду делать ему рекламу) просвещает нас так: «Если то, что вы делаете, не продается, — в редких случаях это можно назвать искусством. Если то, что вы делаете, продается, — это всегда бизнес. А творческий подход можно реализовать в любом бизнесе».

Продать — это увлекательно?

Продать все что угодно — это круто?

Продать как угодно, но продать — это похвально?

Умные бизнесмены научились говорить так: если я делаю то, что люблю, то это всегда выгодно. И наоборот.

Реклама — бизнес. Бизнес в бизнесе. Может быть, главный из бизнесов. Да, главный не тот, кто производит товар, а тот, который его рекламирует. То есть тот, кто его продает. Потому что головная боль современного бизнеса не произвести, а продать. Сначала рынок, а потом производство. «Если продашь, сделаю». Спрос — прежде работы. До работы. В этом парадоксе скрыт некий дефект, но мало охотников в нем копаться и докапываться до сути.

У нас речь о наружной рекламе. О бизнесе наружной рекламы. В нем, надо сказать, дело дошло до того, что создана Ассоциация наружной рекламы. Количество крупных рекламных фирм, входящих в нее, не больше пальцев на двух руках. Логично предположить, что ассоциация создана для того, чтобы своих (сильных) поддерживать, а чужих (слабых) не поддерживать. Так, а не наоборот. Игроки на этом рынке крупнеют вместе с прибылями. А если кто проиграл, то не потому, что вложился в не тот вид деятельности. Сама реклама не прогорит никогда — пока существует рынок.

Лохматые столбы

За рекламу надо платить. Она — одна их статей расходов. А бизнес спит и видит во сне, как бы расходы сократить. Хорошо бы не платить за рекламу — да? Конечно. И не только хорошо, но и можно. Та реклама, о которой уже сказано, — фирменная, платная. Но есть другая, бесплатная или, по крайней мере, более дешевая. Назовем такую рекламу «столбовой». Наверняка вы уже догадались, почему. Именно она, столбовая реклама и «заставила» меня поговорить о рекламе вообще. Другое обозначение столбовой рекламы — «стихийная» или «самодельная».

Не буду тратить много слов, чтобы «нарисовать», как неряшливо выглядят городские улицы из-за этих бумажек, приклеенных на столбах. И не только на столбах. На водосточных трубах, заборах, стенах, на всем, всем, всем… И что? Как тут быть? Что предпринять? Запретить?

Есть вещи, которые не подвергаются запрету. Не запретить землетрясение. Не запретить ливень. Вообще не запретить стихию. А столбовая реклама — стихия. Не природное, но экономическое явление.

На кого рассчитана столбовая реклама? Не на тех, кто проезжает мимо на дорогих машинах. А на тех, кто проходит мимо пешком. На бедных. Бедные обращаются к бедным. Такой бизнес. На платную рекламу у него денег нет. Без рекламы он пропадет. И что? Столбы на улицах так и останутся лохматыми? Останутся. Скорее «да», чем «нет». Любое государство сильно вспотеет в борьбе с рекламой и ничего не добьется. Тем более что оно часто воюет само с собой.

В Челябинске здравствуют рекламные агентства, которые оказывают эту услугу — расклейка объявлений: «рекламные стикеры на самоклеящейся бумаге наклеиваются на подъезд, либо внутри подъезда — на электрощиты, домофонную дверь, на лифт, внутри лифта». А еще — по почтовым ящикам, а еще — курьерская доставка, а еще — СМС-рассылка… Наконец, раздача листовок.

Стою, жду «зеленый», ко мне подбегает парень, скорее всего, студент, сует мне бумажку, которая предлагает «бесплатную» дегустацию блинчиков. Беру листок и интересуюсь у парня, сколько он получит «за это». Его ответ: 100 рублей за час. Такой у него бизнес. Столько он зарабатывает. А сколько зарабатывает на нем блинчиковое кафе, неизвестно.

Я не знаю, как себя вести на улицах, когда парни и девушки то и дело протягивают мне эти бумажки так, будто я обязан их взять. Иные мне советуют: «Бери, тебе же не трудно взять и через пять шагов выбросить бумажку в урну. А молодым людям какой-никакой заработок». Вроде так. Не трудно взять и бросить. То есть причаститься к нелепости. Но, с другой стороны, почему студент и кафе на мне делают свой бизнес? Почему они меня беспокоят? Я иду по городу, думаю о чем-то своем, и вдруг — протянутая ко мне рука с бумажкой. И как я должен поступить? Взять — глупо, не взять — вроде кого-то обидел? Зачем мне эти терзания? Если на то пошло, примите и меня в этот бизнес: я взял бумажку — платите. Глядишь, по дороге домой чего-то заработаю. А как иначе? Ведь мы — в рынке.

Или — о другом, подобном. Кто-то без спроса бросает в мой почтовый ящик рекламную макулатуру. Это, наверное, кому-то выгодно, но я-то при чем? А надоедная реклама, которая нагло проникает в мой телефон и беспокоит меня в самое неподходящее время? А реклама, которая путается перед глазами в Интернете? И все, понимаешь, бесплатно. Я не желаю быть кому-то благодетелем в мире, который захвачен рынком. Вы хотите заработать? Зарабатывайте. Но — без меня.

Себе дороже

Не только в Челябинске, а уже везде, даже и в Китае, всех достала реклама на столбах и прочем. Эти бумажки город не украшают. Власти терпели-терпели и взялись укоротить столбовую стихию. Кто как. Где-то столбы покрывают антивандальным полимерным покрытием. Где-то разработан специальный состав на основе кремнийорганического соединения: к покрытому им столбу бумага не прилипает. У нас в Челябинске обтягивают столбы железной сеткой. И что?

Подсчитано, что Челябинск занимает первое место по количеству рекламных площадей на душу населения. Не знаю, верно это или неверно, но очевидно, что рекламы много, избыточно. В свое время была принята программа сокращения количества билбордов. Срок — до 2009 года. Сейчас какой год? Билбордов меньше?

Против рекламы нет средств. И их не может быть. Их нет в природе. В природе экономической реальности, в которой мы пребываем. Нет средств против «официальной» рекламы, которая будто бы поддается какому-то регламенту. Тем более не остановить рекламу стихийную, самодеятельную, так или сяк бесплатную, столбовую. Она вывернется в любом случае.

Тут-то я и вернусь к мухам. Напомню: потомство одной мухи весит 80 тысяч тонн. Если не мешать, одна муха создаст потомство, которое покроет земной шар слоем толщиной более 14 метров.

Мухи появились на земле едва ли не раньше человека — более одного миллиона лет назад. Все эти тысячелетия они знали свое: яйцо, личинка, куколка, имаго. Они чем-то питались (навозом, отбросами), ими кто-то кормился. Они — часть кормовых цепочек. Короче, мухи присущи жизни на земле. Тому порядку, который строился много-много лет. Они нужны нашей планете. Они очень живучи. Их не уничтожить хлорной известью, липкой лентою или аэрозолями. Запреты они не признают. Чтобы ликвидировать мух, надо изменить всю систему, в которую они внедрились миллион лет назад.

То же и с рекламой. Она — в системе, в экономической, в рыночной, а в ней переплетена напрочь, не оторвать. Билборды, брандмаузеры, призматроны, штендеры, тумбы, короба и даже бумажки на столбах — все это на поверхности. Иллюзия, что их можно убрать, обманывает. Реклама держится на законах, которые спрятаны в укладе экономики. Поэтому нельзя ее уничтожить, не уничтожив ее законы.

Нет, я не утверждаю, что человек абсолютно бессилен против рекламы. Он может ее в какой-то мере обуздать, но это требует чрезмерных усилий, а успех — скромный и временный.

Себе дороже.

Комментарии
Комментариев пока нет