Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

What is Chelyabinsk region?

18.08.2009
Челябинская область в фокусе западных СМИ.

Челябинская область в фокусе западных СМИ.

(Полную версию статьи можно прочитать здесь)

Имидж сегодня – все. Эта расхожая формула работает. Если говорить о стране или регионе, то, в утилитарном смысле, их имидж сегодня является фактором социально-экономического развития, влияющим на привлечение внешних инвестиций и укрепление партнерских отношений.

Кризис насущный показывает, что для регионов России курс на включение в мировую экономику – наиболее перспективная (и неизбежная) жизненная стратегия. А здесь возникают вопросы: ждут ли нас там, кем считают, кто мы для них? Речь в данном случае – о Челябинской области. Согласитесь, успеха на первой деловой встрече добиться легче, если заранее известно, что о вас знает и думает потенциальный партнер.

Подчеркнем – что знает он. А не мы сами о себе. Да, у нас есть свои, местные, образы, символы, мифы. Мы сжились с ними настолько, что искренне верим – о них знает весь мир. В реальности же представление о регионе на Западе – нечто совсем другое, потому что складывалось по-другому – как мы и не предполагали. Важно развести «свои» и «их» образы. И садиться за стол переговоров с домашней заготовкой на основе «разведданных».

Вот только откуда их взять? Как получить собирательный образ Челябинской области в глобальном измерении? Сегодня, когда большинство мировых СМИ нашли свое место в Сети, это сделать можно. Сервис Google Nеws, например, дает возможность отследить содержание около 500 печатных изданий, теле- и радиокомпаний, информационных лент со всего света.

В качестве поискового запроса в Google News нами было выбрано словосочетание «Chelyabinsk region». Нижней хронологической рамкой исследования мы определили 1980 год, полагая, что все предшествующие материалы интересны в большей степени историкам. Из полученного от Google News массива ссылок с упоминанием Chelyabinsk region исключили англоязычные сообщения отечественных СМИ, а также материалы лент бизнес-новостей, где размещаются преимущественно пресс-релизы крупных предприятий (за исключением Bloomberg). В итоге в окончательную выборку попали 434 публикации из 105 СМИ.

Анализируя челябинский контекст в каждом из материалов, мы произвели их группировку по созвучности содержания и хронологии. Получилось пять больших тематических групп в трех временных отрезках (позднесоветский, раннероссийский и последнее пятилетие). Результаты представлены в следующей таблице.

Таблица не является рейтингом в чистом виде, с утверждением информационных лидеров и аутсайдеров. В отношении человеческих трагедий, уверены, подобное ранжирование не допустимо. При этом, однако, мы не отказываемся от анализа количественных показателей выборки. Цифры в данном случае нагляднее всего характеризуют приоритеты иностранных медиа в связи с Chelyabinsk region.

Самые «мощные» статьи были посвящены аварии 1957 года, «Маяку», радиационно-экологической ситуации, Ашинской катастрофе, делу Сычева, задержанным в США челябинским хакерам-шантажистам, социально-экономическим проблемам (в т.ч. текущему кризису), наркотраффику.

Все эти материалы – негативного характера. Но ярче всего он там, где – про 1957 год, радиацию, Течу, Муслюмово. Эти порождающие фобию образы воспроизводятся многократно и очень остро. «Архипелаг Токсичность», «радиоактивный угол России»… Или вот – «Дети играют в реке с советскими атомными отходами» – заголовок статьи в австралийской газете «Сан Геральд» за 31 января 1995 года, «Чернейшее пятно Земли» (газета «Бостон глоб», 21 мая 2001 года) и т.п. Эксплуатируя возникающее у читателей чувство тревожности, СМИ щекотали им нервы по нарастающей: в русской атомной промышленности кризис, новой власти не до нее, с «Маяка» могут расхищаться ядерные компоненты, которые могут быть использованы международными террористами, не выдержал напряжения известный ученый-директор компании, на «Маяк» свезут радиоактивное вторсырье со всего света. Волна информации о ядерном комплексе и радиационно-экологической обстановке в Челябинской области поднялась в связи с аварией в Чернобыле и достигла пика в 1990-е – начале 2000-х годов (94 публикации, почти четверть всей выборки).

В последнее время статей стало меньше, однако вопрос явно «висит на контроле», свидетельством чему – мгновенный интерес к прокурорским претензиям «Маяку». Ну, а с попыткой кражи в 1998 году 18,5 кг высокообогащенного урана регион вообще прочно вошел в мировые информационные анналы: теперь, когда речь заходит о глобальном ядерном «черном рынке», наш случай приводят очень часто.

Плотно смыкается с атомно-радиационной темой облик региона как военного и оборонно-промышленного центра, дополняемый информацией о проблемах, с этим положением связанных. Между прочим, выясняется, что помимо «Танкограда» Южный Урал славен в мире брендом «Карталы», долго пугавшим Запад нацеленными в него ядерными ракетами «Сатана». Ряд статей в 1990-е годы был посвящен ситуации с нашей «оборонкой»: насколько глубок спад, способна ли она перестроиться под гражданскую продукцию, сможет ли восстановиться впоследствии. Из недавних упоминаний: иностранные журналисты уловили тот факт, что Челябинск является географически ближайшим крупным городом от нового завода по уничтожению химического оружия в Щучьем.

Основной же поток информации, связывающий Челябинскую область и военную тему, пришелся на 2006 и 2007 годы. Поводов было два. Попала на страницы ведущих мировых СМИ драма рядового Андрея Сычева, остро обнажившая проблемы нашей армии. Полагаем, именно отсюда в массовое сознание на Западе вышла «Dedovshchina» как российский феномен (статья Стивена Ли Майерса в «Нью Йорк таймс» за 13 августа 2006 года). Другого негатива об армии было тоже предостаточно. Ссылки на Челябинск, Челябинский танковый институт, Чебаркуль присутствовали в данном случае во всех материалах.

Чуть позже, в 2007 году, повод написать о Челябинской области появился уже противоположный – масштабные учения стран ШОС в том же Чебаркуле. Заметим, это событие, отлично поданное в СМИ, может быть, даже сильнее, чем все остальное, подчеркнуло военизированный характер нашего региона.

Трагедии и аварии, как это ни прискорбно, всегда вызывают повышенное внимание СМИ. Chelyabinsk region – не исключение. Подробнее всего иностранцами освещалась катастрофа под Ашой, одна из самых страшных по своим последствиям в истории мирового железнодорожного транспорта. Акцент делался на том, что работающие в СССР технологические модели не учитывают отношений безопасности людей. Много писали западные СМИ о варварском теракте в Аргуне, унесшим жизни челябинских милиционеров. В основном публикации касались ситуации в самой Чечне, но семьям погибших выражалось искреннее сочувствие (американцы, неоднократно переживавшие такие трагедии, особенно).

Темы экономики, общества и политики в челябинском контексте представляют в англоязычных медиа пестрый калейдоскоп. Всплывают занятные сюжеты. Например, что в 2005 году взоры всего мира были прикованы к родной области как одному из очагов «птичьего гриппа», что за нас тогда боялись, хотя нам самим не было страшно, помните?

Оказывается, в начале 1990-х мы испытывали голод, и от смерти нас спасала гуманитарная помощь из-за бугра. Тогда же вставали крупные предприятия, регион раскачивался от забастовок и протестов, политическая борьба шла на смерть. При этом челябинцы, выезжавшие по студенческому или профессиональному обмену на Запад, на контрасте якобы были от него в восхищении.

С конца 1990-х начинает формироваться бизнес-интерес, выходят первые позитивные материалы о совместных экономических проектах, контактах между городами-побратимами. Правда, по-прежнему фоном идут сообщения об ущемлении свободы слова, экстремистских выходках и т.п. Культура региона представлена слабо – упоминается лишь Театр Ольги Пона, и то в связи с его зарубежным выступлением.

Среди последних громких материалов главный – показательное дело челябинских компьютерщиков Горшкова и Иванова, обвиненных в шантаже американских корпораций (об этом подробно говорили ведущие СМИ Соединенных Штатов). А еще экономический кризис, больно ударивший по моногородам Южного Урала («Блумберг», «Файнэншл таймс» и др.) И – наркотики. «Челябинск … получил известность как центр региона, отравленного радиоактивными отходами близлежащего объекта по производству ядерного оружия. Иной яд распространяется сегодня: Челябинск стал одним из основных перевалочных центров афганского опия и героина, который поступает в Россию из Центральной Азии…», – так жестко пишет Том Лассетер, собственный корреспондент авторитетного новостного агентства «МакКлатчи» по итогам своей командировки на Урал (автор общался в т.ч. с борцами с наркотиками Е. Ройзманом и недавно погибшим В. Богомоловым). Этот объемный материал увидевший свет в только что, в конце июня, перепечатали некоторые региональные газеты США.

Наконец, Челябинская область упоминается также и в биографических справках как место рождения или работы различных персонажей. Это политические фигуры федерального масштаба, уроженец Златоуста король шахмат Анатолий Карпов, некоторые играющие в НХЛ хоккеисты, а также преступники. По нашему мнению, в личностном плане регион в западных СМИ представлен слабо. Видимо, установленная здесь иностранными журналистами планка или высока для нас, или чересчур оригинальна.

Проанализировав челябинские контексты в англоязычных СМИ, мы готовы высказать предположение, что доминирующий совокупный образ (миф, матрица восприятия – как угодно) Челябинской области на Западе сейчас действительно существует. Он таков: милитаризованный регион, центр атомной, военной и перерабатывающей промышленности, район со сложной радиационно-экологической ситуацией после одной из крупнейших в мире техногенных катастроф, испытывающий социально-экономические проблемы.

Наглядный пример такой матрицы восприятия дает статья журналистки Арианы Ча «Интернет-мечты обратили к криминалу» (газета «Вашингтон пост», 18 мая 2003 года). Автор всерьез пыталась разобраться в деле Горшкова и Иванова. Для этого собрала максимум информации, побывала в Челябинске. В итоге, когда в материале потребовалось охарактеризовать одним абзацем родину хакеров, Ариана написала буквально следующее: «Челябинск, возможно, наиболее загрязненное место на Земле, потому что при взрыве на заводе по производству ядерных бомб в 1950-х годах было решено сбросить радиацию в долины уральских рек. Но это держалось в секрете на протяжении десятилетий. Город с населением в 1 млн. 200 тыс. человек возвышался за счет памятников сталинского индустриального рывка. Однако после распада Советского Союза в регионе возникло напряжение, и многие жители имеют проблемы с работой, сопоставимой с той, которую они делали прежде».

Принимая во внимание, что Ариана Ча специально занималась проблемой, что она считается компетентным и авторитетным журналистом, женщина, достаточно молодая, чтобы быть пропитанной штампами ушедшей «холодной войны», что статья относительно свежая и опубликована во влиятельном СМИ, дорожащим своей репутацией, ее материал можно считать подтверждением нашей гипотезы о доминирующем образе Челябинской области на Западе.

Современный мир, по словам известного ученого Маршалла Маклюэна, сжался до размеров большой деревни, поэтому важно знать, как к нам относится сосед, живущий за забором – может быть, придется к нему за водой сходить. Или он к нам за чем-нибудь пожалует...

руководитель Уральского центра медиаинициатив,

доцент ЧГАКИ,

кандидат исторических наук

Комментарии
Комментариев пока нет