Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Александр Панкратов-Черный: «Стихи я посвящаю маме»

30.06.2014
28 июня актеру исполнилось 65 лет. В канун юбилея наши корреспонденты встретились с самим именинником и его «крестным отцом» в кино.

28 июня актеру исполнилось 65 лет. В канун юбилея наши корреспонденты встретились с самим именинником и его «крестным отцом» в кино. Более самобытного комедийного актера найти трудно. Александр Панкратов-Черный снялся в таком количестве культовых советских и российских фильмов, что, начав их перечислять, думаешь только об одном: как бы не упустить что-нибудь важное!

Но мало кто из зрителей знает, что на самом деле Саша Панкратов приехал в Москву, чтобы стать режиссером. А окончив режиссерский факультет ВГИКа, прибавил к своей фамилии приставку «Черный» (потому что один Александр Панкратов в кино уже был).

Его актерский талант открыл Андрей Кончаловский, пригласив коллегу сняться в «Сибириаде» в роли буровика. Но по-настоящему помог этому дару раскрыться Карен Шахназаров, который дал Панкратову-Черному главную роль в картине «Мы из джаза». После этого были «Зимний вечер в Гаграх», «Жестокий романс», «Десять лет без права переписки», «Где находится нофелет?», «Забытая мелодия для флейты», «Ширли-мырли», «Небеса обетованные» и много чего еще…

Однако Панкратов-Черный - не только актер и режиссер, но и поэт. Не все знают, что на открытии восстановленного в Москве храма Христа Спасителя прозвучал гимн на стихи Александра Панкратова-Черного. Его стихотворные произведения грустны и философичны, что трудно вяжется с образами разбитных героев, которых нередко играл артист в кино. Тем не менее он до сих пор сохранил в душе мальчишеский задор.

Нам удалось договориться с юбиляром о встрече, с большим трудом вклинившись в его плотный гастрольно-репетиционный график. И вот он перед нами, с неизменной улыбкой на губах и грустью в глазах…

- Александр Васильевич, вы же родом с Алтая. На родине, часто бываете?

- Каждый год! Отдыхать, к сожалению, не удается. Каждое лето на Алтае проходят Шукшинские чтения и фестиваль памяти Михаила Евдокимова. А поскольку я член попечительского совета Фонда имени Василия Шукшина, а Миша Евдокимов был моим близким другом, не только не могу остаться в стороне, но и принимаю самое активное участие в организации этих двух больших мероприятий.

Приглашаем известных артистов, устраиваем футбольные матчи для детишек, которые могут поиграть в футбол с мастерами спорта, настоящими чемпионами. Проводим концерты - с песнями, плясками. Поэты читают стихи, и я, в том числе… Выпустил несколько поэтических сборников. Все свои книги стихов я посвящаю мамочке.

- Вы могли бы рассказать о самом ярком впечатлении детства?

- Все детство - это одно яркое, счастливое воспоминание. Оглядываясь с расстояния своего возраста, я, конечно, понимаю, что оно было трудным и тяжелым и его не сравнить, к примеру, с детством моего сына. Как-то режиссера Николая Губенко спросили о его фильме «Подранки», где рассказывается о детстве детей из детского дома: «Почему вы снимаете фильм о трудном детстве, а палитра на экране - светлая, солнечная?» И он ответил, что каким бы детство ни было, оно всегда остается самым хорошим и счастливым временем.

- Вы росли в деревне, и наверняка в памяти осталось много ярких картинок…

- Праздник жизни был, когда мы бегали на окраину деревни, где была маслобойка, и дядька Никанор угощал нас жмыхом - массой из семечек подсолнуха, которая остается после отжима масла. Лет двадцать назад в очередной раз приехал в деревню, и говорю своему сводному брату: «Коля, жмыха хочу - не могу!» Он говорит: «Ты что, с ума сошел?» Но, тем не менее, принес он мне этого жмыха - и я потом дня три не мог отделаться от изжоги. А в детстве-то было лакомство!

Еще помню, как первый раз в жизни попробовал мороженое. Мне было десять лет, и это было в городе - ведь у нас в деревне его в помине не было. Зато у нас было морозиво. Моя бабушка всегда это готовила на Новый год и Рождество: брала творог, перемешивала со сметаной и сахарком, и - на мороз. Мы, дети, грызли эти замороженные лепешечки - вот было лакомство!

- А Рождество разве отмечали в то время? В СССР же было не принято.

- Разумеется! Но мои бабушка и дедушка были глубоко верующие люди, и мама - тоже. Мы советских запретов не боялись, в Святки ходили и колядовали. И все крупные церковные праздники в нашей деревне всегда отмечались.

- Вы сказали, что мы беседуем в перерыве между репетициями. А что за спектакль вы готовите?

- Это антреприза, спектакль называется «Надоело бояться» - это трагифарс, мой любимый жанр. На сцене вместе со мной мои давние подружки: Ниночка Усатова, Наташа Егорова, Светлана Тома… Еще принимаю участие в спектаклях «Заложники любви» и «Любовь не картошка» - по мотивам которого, кстати, кино недавно сняли. Играю в паре с Борей Щербаковым и Сашей Михайловым.
В Питере выходит новый спектакль, и еще два других идут там же… Сорок лет не выходил на сцену и вот последние пять лет компенсирую.

- А в кино что новенького?

- Снялся в комедии «Украсть Бельмондо», где главный герой - писатель решил уехать в столицу Франции, а попал в деревню Париж в Белоруссии. И второй фильм - мелодрама «Контуженный, или Уроки плавания вольным стилем», где я сыграл мэра небольшого городка.

- Вы сказали, что любите трагифарс. А я думала, вам ближе комедия…

- Это мой любимый жанр как режиссера: он предполагает и смешное, и грустное в драматургии. И дело тут не во вкусовых пристрастиях, а именно в действии - в коллизиях на грани фарса и трагедии. Я считаю, что именно в этом жанре сняты мои фильмы «Похождения графа Невзорова» и «Система «Ниппель».

- Замечаете ли разницу между актерами старой школы и молодыми?

- Честно говоря, не думал об этом… Но, пожалуй, есть разница в отношении к профессии, к драматургическому материалу. Раньше в основе была дотошность, какое-то глубинное проникновение в тему. А сейчас замечаю у большинства молодых актеров некоторую поверхностность. Смотришь сериалы и видишь, что им лишь бы слова сказать, а сердчишко-то спит! Неискренность и фальшь - они сразу чувствуются. И в отношениях точно так же.

- Вы никогда не были обделены женской любовью и вниманием…

- А как иначе? Без любви человек жить не может! У меня есть такие стихи: «Любовь моя! Вселенная ума и чувств моих космическая бездна. Мне тайны открывают свет и тьма, а таинство любви мне неизвестно…». Ведь любовь - бескрайняя, она - как космос. И в этом космосе все бывает - и радость, и счастье, и слезы, и горе. Но без любви человек не человек…

Режиссера Карена Шахназарова по праву можно назвать «крестным отцом» актера Александра Панкратова-Черного. Именно он доверил своему коллеге-режиссеру главную роль в картине «Мы из джаза», а потом - тоже главную роль в фильме «Зимний вечер в Гаграх». О том, как нелегко дались Александру Васильевичу обе эти роли, ставшие яркими моментами его актерской биографии, и рассказал нам сам Карен Георгиевич, которого мы попросили сказать несколько слов о юбиляре.

- Саша занимает в моей жизни очень важную роль. Ведь мы по жизни близкие друзья. Вместе учились во ВГИКе, правда, на разных курсах, и, собственно, с тех самых пор и дружим. А потом уж он сыграл в моем фильме «Мы из джаза», что вышло, кстати, совершенно случайно.

Саша тогда снял свою картину «Похождения графа Невзорова» - очень, на мой взгляд, неплохую - и у него были сложности с ее выпуском. А ему в Москве некуда было деваться: квартиры не было - он же не москвич, и вообще непонятно, как он тогда жил… Он приходил на «Мосфильм», где я тогда работал на картине - у меня была своя съемочная группа и несколько комнат, в которых мы располагались, мы с ним болтали… И как-то раз, когда не было актера, я попросил его почитать за него текст. И это было в его исполнении настолько смешно и неожиданно, что мне пришла идея взять на эту роль именно его. Я предложил Саше «попробоваться». Он замахал руками: «Да что ты! Я же не актер, а тут главная роль! Да еще и фильм музыкальный!»

Но я его уговорил - и так получился фильм «Мы из джаза», где он сыграл совершенно блистательно! А тогда были худсоветы и редколлегии, и было довольно сложно утвердить на главную роль непрофессионального актера. Но Сашу утвердили единогласно на первых же пробах. Но тут выяснилась другая проблема: у него абсолютно нет музыкального слуха… Мы учили его имитировать многие вещи - игру на банджо, на трубе. Надо было танцевать степ, петь, а если не петь, то правильно это изображать… И вот тут обнаружилась его колоссальная работоспособность: он работал как вол - репетировал сутками!
Позже была картина «Зимний вечер в Гаграх». А еще он сыграл небольшую, но очень важную роль в «Курьере», после чего мы довольно долго вместе не работали. А потом в «Палате № 6» сыграл почтмейстера Михаила Аверьяновича. Саше поначалу совершенно не давалась эта роль, и у нас обоих даже были мысли, что надо расстаться. Но в такие моменты и проявляется обычно его характер: он переборол, переломал ситуацию, заставил себя пересмотреть все свои взгляды. А это очень сложная работа для уже зрелого актера, скажу я вам!

- Но вы не поссорились во время съемок?

- Нет, по жизни мы всегда остаемся друзьями. Саша - человек необыкновенного обаяния и харизмы. Он истинно русский самородок, и в нем так много всего народного. Он постоянно окружен простыми людьми. Ему все время звонят люди с буровых, шахтеры, летчики, с которыми он случайно познакомился где-нибудь в Новосибирске.

Он легко сходится с людьми и вызывает у них массу положительных эмоций. Случайные в общем-то люди часто живут у него дома. Спрашиваешь его, бывало: «Саша, а кто это сейчас у тебя - это твои друзья?» Отвечает: «Да нет, познакомились пару недель назад в Тюмени». Саша - очень открытый и простодушный, его все очень любят. Он удивительным образом до сих пор сохранил в себе некое ребячество, как был мальчишкой, так им и остался.

Марина Долгорукая, ИА «Столица»

Комментарии
Комментариев пока нет