Новости

Южноуральцы с ограниченными возможностями здоровья получили возможность заниматься пара-каратэ в специализированном центре.

В 2016 году в регионах дислокации войск Центрального военного округа по военной ипотеке куплено 5,6 тысяч квартир.

Активисты хотят организовать пеший маршрут в Челябинском областном бору.

«Хвостатики» найдут приют в здании бывшего свинарника.

160 объектов приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями.

У жителя Ливенского района при обыске обнаружен ствол пулемета МГ-34.

У него изъято 15 килограммов синтетического наркотика.

Трагедия случилась во время движения автобуса.

Столбики термометров поднимутся до -5 градусов Цельсия.

Соответствующая информация появилась накануне на портале госзакупок.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Вячеслав Курилин: как улучшить сложившуюся на банковском рынке ситуацию

25.08.2015
Вячеслав Курилин довольно хорошо известен в финансовых кругах Южного Урала. Он уже несколько лет защищает права потребителей финансовых услуг.

Вячеслав Курилин довольно хорошо известен в финансовых кругах Южного Урала. Он уже несколько лет защищает права потребителей финансовых услуг.

Его фамилию знают банкиры, страховщики, руководители техноторговых сетей и автосалонов, коллекторы, судьи, чиновники, прокуроры, полицейские. В интервью нашему изданию он рассказал, как улучшить сложившуюся на банковском рынке ситуацию.

В сферу защиты прав потребителей Вячеслав Курилин пришел из банковской системы. Окончив Уральскую государственную юридическую академию (один из старейших юридических вузов на Урале), он проработал несколько лет в «Тюменьэнергобанке» и в «Бинбанке».

Пик его карьеры по банковскому направлению совпал с кризисом 2009 года. После череды судебных дел, связанных с выселением неплатежеспособных заемщиков из их единственного жилья, когда приходилось выпроваживать на улицу семьи с инвалидами, семьи с детьми, Вячеславу стало очевидно, что банковская работа ему противна. А те юристы, которые защищают заемщиков, зачастую просто не компетентны. Многие из них не знают даже легальных способов отстаивания интересов своих клиентов.

Они за деньги пускают людям пыль в глаза, создавая эффект большой работы с нулевым результатом. Осознав это, Вячеслав Валерьевич решил сам заняться защитой прав людей и поступил на работу в Общероссийскую общественную организацию «Союз защиты прав потребителей финансовых услуг».

Сегодня он является заместителем председателя ее Челябинского регионального отделения. Мы беседуем с ним.

В последнее время в СМИ участились сообщения о неправомерных действиях, совершенных сотрудниками разных банков. Где-то украли деньги, где-то провернули аферу, где-то массово обманывали клиентов. О чем это свидетельствует?

– Это последствия серьезных изменений банковской системы, которые произошли за последние годы. В то время, когда я устраивался на работу в банк, это была солидная организация с большим количеством проверяющих, контролеров и даже контролеров над контролерами. В ней осуществлялся неусыпный контроль всего на свете. А сейчас? Если посмотреть на открывающиеся филиалы банков, то часто они представляют собой десяток банкоматов, при котором сидит оформляющая документы сотрудница. Она, как правило, вообще ни в чем не разбирается. Проверяющих нет – на них экономят.

Банковский бизнес сегодня направлен на продажи. А когда исчезает контроль, сотрудники банка быстро начинают это чувствовать. Они понимают лазейки, которые позволяют вывести из банка деньги. Поэтому я уверен, что та волна «развития» отрасли, которую мы сегодня наблюдаем, очень скоро покажет все свои недостатки. Банками будут приняты решения о возвращении всего того лучшего, что было в прежней модели их бизнеса.

Должно быть, в такой рыночной ситуации, когда банки превратились в магазины, а дела в экономике идут не лучшим образом, идет вал обращений по поводу защиты нарушенных прав потребителей?

– Действительно, люди стали искать защиту намного чаще, чем до финансового кризиса. Огромную долю в числе обращающихся составляют те, кто не знает, как себя вести с коллекторами.

Сейчас коллекторство достигло чудовищного развития. Взыскатели долгов не останавливаются ни перед чем. Им все равно, кто перед ними: многодетная мать, инвалид или беременная.

Вторая по численности доля дел относится к валютной ипотеке. Это тренд последнего периода, потому что ипотеку в долларах или в евро многие брали достаточно давно, когда доллар стоил 24-25 рублей и платежи по кредиту были посильные. А сегодня при долларе за 70 рублей, совсем другие платежи. Заемщики не справляются, многие на грани. Ипотека вообще всегда была отдельным блоком. Это наиболее сложные дела, в которых «позиция страуса» для неплательщика абсолютно недопустима.

То есть с банком, выдавшим кредит, нужно разговаривать, независимо от сложившейся жизненной ситуации?

– А другого выбора нет. Неплатежи вкупе с молчанием ни к чему хорошему не приведут. Понятно, что бывают жизненные обстоятельства, при которых люди попросту находятся в шоке, и кредитом начинают заниматься только через год после того, как перестали платить, но это недопустимо. Все решения банком на этом этапе уже приняты, все аспекты рассмотрены, помочь сложно.

Поэтому в любой стрессовой ситуации (потеря работы, смерть супруга и т. д.) заемщику нужно брать себя в руки, находить юристов и решать вопросы с банком. Однако юриста можно найти такого, который вам не поможет, а только навредит. Юриста нужно искать такого, который в подобных процессах был уже, у которого есть результаты по подобным делам.

О чем же говорить с банком, когда платежеспособность иссякла?

– Есть очень много вопросов, которыми нужно заниматься, которые нельзя пускать на самотек. В первую очередь это оценка залогового имущества, которое будет реализовано для погашения кредита, к примеру, ипотечной квартиры. Обычная практика заключается в том, что, если человек не занимается, квартира продается процентов за 50 от рыночной стоимости. И получается, что он платил какой-то период, потом продали квартиру, и он еще должен примерно столько же, сколько уже выплатил. А если заниматься, то можно совсем другие результаты получить.

В суде можно требовать назначения независимой экспертизы, которая будет устанавливать реальную рыночную стоимость квартиры. Никто не мешает должнику самому ее продавать. Нашли покупателя, пришли в банк, сказали об этом. Как правило, в этом случае идут навстречу.

Бывают, конечно, злоупотребления, когда в банке есть сотрудник, который положил глаз на квартиру должника. Но это, скорее, исключение. Как правило, если человек занимается поиском покупателя и достучался до руководителя, то банк сделку одобрит, потому что руководителю нужно выполнять плановые показатели, а личные интересы рядовых сотрудников ему не всегда интересны.

Кроме того, законом об ипотеке четко предусмотрено, что суд может дать заемщику отсрочку на год. Причем указано, что, если за этот период человек находит средства, достаточные для возвращения в график платежей, то квартира не реализуется, а заемщик возвращается в график и платит дальше. Для многих это спасение, особенно для топ-менеджеров различного уровня, которые получали хорошую зарплату, потом попали под увольнение.

Во-вторых, нужно проверять правильность подсчетов суммы долга перед банком. Это нужно делать при любом кредите. К сожалению, банки ошибаются. Как правило, это не умышленные ошибки. На моей практике суммы таких ошибок доходили до 100-150 тысяч рублей. Цена иска была 800 тысяч, но платить 700 или 800 – тоже большая разница.

Нужно контролировать также порядок погашения задолженности. По закону, при недостаточности денежных средств, которые поступили на счет, в первую очередь должны списываться проценты, основной долг, а потом уже пени, неустойки и так далее. Некоторые банки этот порядок нарушают и в первую очередь производят списание неустойки.

На какие банки Вам чаще всего поступают жалобы?

– Чаще всего жалуются на банковскую розницу: «Русский стандарт», «Хоум Кредит», «Ренессанс», «Восточный экспресс», «ОТП Банк», «Уральский банк реконструкции и развития», «СКБ Банк». В данном случае вопросы касаются экспресс-кредитование «по паспорту»: просрочки, масса различных навязанных страховок.

А по ипотеке неправильно было бы говорить, что какой-то банк плохой или хороший. У двух игроков практически 90 процентов этого рынка, поэтому жалобы идут в основном на них и на небанковскую ипотечную организацию – «Агентство ипотечного и жилищного кредитования» (АИЖК). Тут можно добавить, что с АИЖК, «ВТБ24», «Сбербанком» как раз-таки проще. С ними можно договариваться. Они вполне готовы идти навстречу для обсуждения вопросов. А с тем же «Москоммерцбанком», который находится где-то в Москве, общаться не получается – только в суде.

Жалобы на действия региональных банков у нас тоже присутствуют. Хотелось бы, чтобы с ними работать было проще, чем с федеральными организациями, ведь московский банк пришел на челябинский рынок, заработал и ушел. Остальное ему без разницы. А местные банки – здесь находятся и в дальнейшем планируют работать.

Между тем с «Челиндбанком» была неприятная череда судов. В основном дела касались кредитов, по которым были получены судебные решения о взыскании средств еще в 2009-2011 годах. Человек считал, что по решению 2010 года он должен, к примеру, один миллион 200 тысяч рублей. И он, как одна женщина выразилась, последние трусы продал, но с банком рассчитался. А банк пошел в суд и за период с 2010 года по тот период, когда человек рассчитался, начислил еще 800 тысяч рублей процентов.

По закону, банк на это имеет право. Но 90 процентов банков такие деньги не взыскивают. Это считается не очень порядочно, потому что человека не нужно дальше топить, если он решение суда выполнил.

Что должны сделать региональные банки, чтобы наладить конструктивный диалог с организациями, защищающими права потребителей?

– Пару лет назад мы предлагали местным банкам заключить с нами соглашение о взаимодействии, чтобы мы могли установить с ними периодичность встреч, доносить существующие на рынке проблемы, которые в том числе их касаются. И далее совместно рыночные проблемы устранять, либо не допускать такого рода нарушений, либо потребителю объяснять, почему так происходит (не всегда банк не прав, хотя на первый взгляд кажется, что так и есть). Но банки навстречу не пошли по непонятным для меня лично причинам. Я бы все-таки хотел, чтобы мы обсудили заключение такого соглашения. Эта бумага не несет для них каких-то дополнительных обязанностей. Банки тоже выиграют, так как судебных издержек у них станет меньше.

Так, может быть, имеет смысл создать совет по правам потребителей финансовых услуг при губернаторе, в который бы вошли правоохранительные структуры, чиновники, банкиры, общественники?

– Любые подобные организации, где можно было бы обменяться мнениями, не доходя до суда, будут полезны. Самое плохое – это самотек. Все вроде бы делают все, что должны, и достаточно хорошо, но в не пересекающихся сферах вольготно себя чувствуют коллекторы. Они как бы и там дорогу не переходят и тут, вроде, не нарушают, но очень сильно мешают жить людям. Создание такого совета при губернаторе неизбежно приведет к решению этих вопросов. Примерно год назад обращений по тем же коллекторам было меньше.

А сегодня?

– Полиция буквально завалена заявлениями. Вот недавний пример.

Домой к беременной ломились коллекторы от имени «ОТП Банка». Мы с ней на следующий день ходили в этот самый «ОТП Банк» и рассказывали, что долбились люди, которые представлялись сотрудниками банка. Нюанс в том, что в данном банке гражданка кредит никогда не брала. Должна ее родственница. Но коллекторы, как правило, работают таким образом, что им абсолютно безразлично, кто именно должен. Они, как правило, находят слабое звено (беременные, пенсионеры, инвалиды)...

Банк объясняет, что долг коллекторам не передавал. Возникает вопрос: тогда каким образом люди получили банковскую информацию о сумме кредита, должнике, месте регистрации, телефонах? Выходит, кто-то ворует информацию, мошенники потом этим пользуются.

На следующий день та же история повторилась, но коллекторы уже действовали от имени банка «Открытие». Банк отвечает, что никому долгов не передавал. Я постараюсь добиться того, чтобы правоохранительные органы установили и привлекли всех этих коллекторов к уголовной ответственности.

Комментарии
Комментариев пока нет