Новости

23-летний парень не хотел расставаться с иномаркой, которую пришли арестовывать за долги.

ДТП случилось вечером 4 декабря на четвертом километре автодороги Новые Ляды-Троица около поворота на деревню Куликовка.

Вместе с квартирой на Ялтинской пермячка "унаследовала" и долги бывших владельцев.

Таким образом, 76-летняя пенсионерка оплатила «налог» за обещанную денежную компенсацию.

Судебные приставы согласны вернуть хозяйке «Мерседес» только в обмен на оплату долгов.

В Москве боксер-профессионал Денис Лебедев госпитализирован с тяжелыми травмами.

По версии следствия, мужчина задушил приятельницу после того, как она отказалась дать ему денег на бутылку.

ММК возглавил рейтинг энергоэффективных компаний Челябинской области.

Йохан Гроуен: «Мы рады иметь такого организатора, как Россия».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Богдан Новорок: «Видимо, в России давно не происходило техногенных аварий...»

28.08.2015
«Урал давно стал зоной экологического бедствия и особенно это касается подрастающего поколения. В начальной школе нет хронических заболеваний лишь у 10-12 процентов учащихся, в средних классах у восьми процентов, в выпускных всего у пяти».

«Урал давно стал зоной экологического бедствия и особенно это касается подрастающего поколения. В начальной школе нет хронических заболеваний лишь у 10-12 процентов учащихся, в средних классах у восьми процентов, в выпускных всего у пяти».

Это фраза из выступления на недавно прошедшем в Челябинске форуме «Содружество» Богдана Новорока, члена комиссии по экологии Общественной палаты РФ, заместителя председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы.

Почему в России до сих пор нет экологической полиции? Как нам ликвидировать накопленный экологический ущерб? И есть ли у населения право голоса в вопросе размещения объектов, подобных Томинскому ГОКу? Мы обсудили с Богданом Васильевичем эти вопросы.

Почему нужна экополиция

На одном из заседаний Экосовета при губернаторе Челябинской области была высказана идея создания экологической полиции. Вы давно говорите о необходимости ее возродить. Почему она необходима?

- Действительно, мы этот вопрос поднимали еще в прошлом созыве Общественной палаты РФ. Сделать это можно одним росчерком пера. Почему этого не происходит? Наверное, нет достаточного общественного резонанса.

В чем здесь смысл? Контрольно-надзорные органы, которые сейчас существуют, Росприроднадзор, Роспотребнадзор, Россельхознадзор, природоохранная прокуратура, а также региональные министерства экологии и т.д. как-то уживаются с предприятиями, не хотят портить с ними отношения.

Потому что, к примеру, предприятия дают какие-то деньги региону. Потому что в ведомствах десятилетиями сидят одни и те же инспектора, они ходят с проверками на заводы как к старым знакомым. И получается, что там все хорошо, есть новые технологии, которые по бумагам уже внедрены, есть проект по санитарно-защитной зоне, который делается уже лет десять. И всех все устраивает…

А чем отличается экологическая полиция? Там в конце концов такие же люди работают…

- Это структура имела бы возможность работать с оперативной информацией, которая будет направляться в несколько адресов, замолчать ее будет нельзя. Следовательно, будут приниматься какие-то меры.

Насколько реальны перспективы появления экополиции?

- Если будет политическая воля, это можно осуществить за считанные месяцы. Пока такой воли нет.

Кризис мешает?

- Нет. Милиция-полиция сокращались на моей памяти трижды. Последний раз - опять на 10 процентов. Экологическая милиция была немногочисленна, составляла, кажется, один отдел на ГУВД - это 10 - 15 человек личного состава. С точки зрения бюджета - полная ерунда. Плюсов гораздо больше, даже экономических - штрафы за выявленные нарушения с лихвой покроют расходы. Но куда важнее возбужденные уголовные дела - вот ключевое условие принципа неотвратимости наказания. Как только преступники привлекаются к ответственности, нарушителей закона становится меньше.

А в чем же тогда проблема?

- Думаю, просто пока нет каких-то вопиющих случаев, которые бы подтолкнули к принятию такого решения. У нас ведь как: число аварий на дорогах резко увеличилось, мы сразу ужесточаем ответственность - пересматриваем Кодекс об административных нарушениях, Уголовный кодекс и т.д. Видимо, в России давно не происходило техногенных аварий, вот и ждем…

В открытом доступе - только прогноз погоды

Накопленный за долгие годы невнимания к проблеме экологический ущерб сегодня уже сопоставим с вялотекущей техногенной аварией…

- Действительно, это так. Отходы вредных производств десятилетиями лежат рядом с жилыми районами, потихоньку отравляя все вокруг. Мы делали соцопросы в нескольких населенных пунктах - зачастую люди уже и не воспринимают это как проблему.

Знакомая нам история. А почему люди-то равнодушны?

- Потому что не получают информацию в полном объеме. У нас в открытом доступе только прогноз погоды. Чем мы дышим, какую воду мы пьем и какая у нас земля - информации об этом фактически нет.

Несколько лет назад была принята федеральная целевая программа по ликвидации накопленного экологического ущерба, на эти цели должны были быть выделены какие-то деньги из федерального бюджета. Какова судьба программы?

- Такая программа существует, но что там выделяется и на что конкретно, понять невозможно. Вы удивитесь, но ни я, ни мои коллеги не можем получить такой информации. Необходимо сделать обсуждение этой программы публичным. С составлением списков, какие города и объекты должны попасть в программу в первую очередь.

Но это превратится в соревнование лоббистов. Вот у нас Карабаш, а у кого-то есть возможности получить нужную подпись…

- Вот поэтому и нужна публичность: кто ярче покажет экологическую проблему своего региона. Ибо экологический вопрос во многих регионах - это уже социальная проблема. Есть социальное напряжение - его нужно снимать.

На ваш взгляд, экологический запрос в обществе будет нарастать?

- С моей точки зрения, да. У нас молодежь теперь активная, в том числе и в политическом смысле. Если их сейчас не завести в нужное русло… Так появляются спланированные протестные действия, скорее всего, на западные деньги. Организуются большие группы людей, которые не понимают, зачем они тут, почему это шествие и вообще против чего они протестуют. Есть и внутренние заказы на подобные выступления. Но должен оговорится: в основном это касается Москвы.

У населения должно быть право вето

У нас активно обсуждается тема возможного строительства в подбрюшье Челябинска Томинского ГОКа. Это две новые полукилометровые ямы. Между тем совсем рядом находится Коркинский разрез, и никто не знает, что с ним делать, на какие средства рекультивировать…

- Это, увы, довольно типичная история. И здесь бывает много злоупотреблений. Предприятия-собственники не хотят рекультивировать такие объекты. Это значительные природоохранные предприятия, а значит, большие деньги. Как правило, находится выход: предприятия банкротятся, и спросить уже не с кого.

Необходимо вводить субсидиарную или даже солидарную ответственность акционеров этого предприятия. Помните случай со сгоревшим торговым центром в Татарстане? Тут же нашли собственника, привлекли его к уголовной ответственности. Почему у нас куча предприятий бросается, там происходят экологические катастрофы, а собственники не привлекаются к ответственности? Необходимо на законодательном уровне этот механизм внедрить.

Идея ответственности собственника сама по себе привлекательна, но бизнес умеет «прятать концы», создавать цепочки номинальных учредителей, где реальный собственник может «потеряться» и в итоге уйти от ответственности…

- «Номиналы» и прочие хитрости - вопрос доказывания, то есть процессуальный, в этом и состоит задача оперативных сотрудников, следователей, прокуроров и адвокатов. Да и за деятельность номинальных директоров в России уже введена уголовная ответственность. Так что идея вполне жизнеспособна.

Как быть жителям местности, где некая компания собирается построить крупный промышленный объект и уверяет, что он будет экологически безопасным - верить на слово бизнесменам?

- Знаете, тут кто-то должен выступить гарантом. Нужен какой-то законодательный механизм. Конечно, идеальный гарант - государство. И вроде бы существует у нас институт госэкспертизы. Но сегодня нет механизма ответственности. Думаю, при возникновении экологического ущерба для населения к ответственности нужно привлекать не юридические лица, какое-нибудь ЗАО, а опять-таки собственников предприятия, конкретных выгодоприобретателей. Вот совершается ДТП - виновный же несет ответственность! А почему собственник предприятия не несет?

Есть ли сегодня у региона возможность отказаться от сомнительного с экологической точки зрения проекта?

- Если проект прошел государственную экологическую и строительную экспертизу, то, наверное, уже нельзя. Теоретически это можно сделать только посредством общественных слушаний. Но лишь теоретически. Это странная ситуация: народ проголосовал против, а власть принимает решение. Полагаю, если на публичных слушаниях люди высказались против, значит, надо замораживать этот проект на несколько лет до получения полной ясности. У населения должно быть право вето.

Вы считаете?

- Ну а как иначе, люди же живут на своей земле! Ведь возможности у крупных компаний сейчас намного больше, чем у населения. Отсюда манипуляции всякие. Например, подвоз студентов на слушания - известная технология. Поэтому нужны изменения в законодательстве. И начинать надо с основ. С общественного контроля. Нужно вводить систему общественных инспекторов и совместно с органами власти проводить проверки.

А как быть с тем, что предприятия сегодня могут просто не пустить на свою территорию даже представителей контрольно-надзорных органов, не то что каких-то общественников?

- Вот это должно быть предусмотрено областным законом об общественном контроле.

Аналогичный федеральный закон позволяет делать прозрачным действия власти. А работу бизнеса?

- А почему нет, если действие бизнеса наносит экологический вред? Механизм есть - совместные выездные проверки. Формируется группа, уведомляется предприятие. Приезжают, документируют факты нарушения, если они есть. Такая возможность законом предусмотрена. Нужно только транспонировать его на область, уточнить субъекты проверки, уточнить сроки ответов, вариантов контроля - это должно быть четко прописано в областном законе.

Комментарии
Комментариев пока нет