Новости

На борту самолета находилось 42 пассажира и 5 членов экипажа.

Руководство сети магазинов "Виват" отблагодарило пермяков Владимира Кузнецова и  Вячеслава Полыгалова, защитивших кассира от вооруженного налетчика.

Треть жителей Кубани - под угрозой профессионального выгорания.

Хрюшки полегли в Красногвардейском селе.

Познавательную игру посвятили двум темам – родному заводу и космосу.

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Печальную новость сообщил председатель Союза журналистов края Игорь Лобанов.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Общественники готовы порулить

03.09.2015
Одно из желаемых следствий муниципальной реформы - рост активности территориального общественного самоуправления. Реалистичность такого сценария пытаемся оценить с руководителем комитета ТОС «Алое поле» Центрального района Челябинска Сергеем Ткачом.

Одно из желаемых следствий муниципальной реформы - рост активности территориального общественного самоуправления. Реалистичность такого сценария пытаемся оценить с руководителем комитета ТОС «Алое поле» Центрального района Челябинска Сергеем Ткачом.

Сергей Николаевич, вы недавно рассказывали, что территориальное общественное самоуправление (ТОС) постсоветского периода в Челябинске оформилось в середине 90-х при активном содействии депутатов первой гордумы.

- Именно так. В то время происходила кристаллизация функций общественного самоуправления. Оно выполняло роль посредника между населением (даже той его частью, которой все безразлично) и городскими, районными властями. В итоге жителей территории оно провоцировало на активность, а администрацию и депутатов - на действия, которых горожане от них ждали. Своего рода платформа для обсуждения проблем, выработки механизмов решения.

К примеру, уже тогда был актуален вопрос уплотнительной застройки. Жильцы возмущались: «Пусть где угодно строят, только не в нашем дворе!» «А «где угодно» - значит в других дворах?» - спрашивали мы. «Нас не интересует!» - звучал ответ. Пытались найти компромисс, добиться плюсов для населения от застройки: оборудования детских площадок, обновления коммунальных сетей, дорог, ремонта крыш и фасадов. В таких диалогах зарождалась процедура заинтересованных общественных слушаний.

Не отворачивались мы и от других проблем. Ежемесячно писали в администрацию отчеты о том, сколько к нам пришло на прием людей, с какими вопросами и как мы эти вопросы решили. То есть брали на себя значительную часть работы с жалобами и предложениями жителей. В год каждый комитет общественного самоуправления получал по 200-300 обращений. Соответственно, в масштабах района через КТОСы ежегодно проходило свыше полутора тысяч жалоб! Это реальная общественная деятельность, которой сегодня фактически нет.

Почему?

- Ответ кроется и в истории, и в современном устройстве местного самоуправления.

Начнем с истории.

- Созданный 20 лет назад институт ТОС эффективно работал, но его нужно было развивать. Вместо этого между комитетами общественного самоуправления и гордумой произошел разлад.

Причин несколько. Во-первых, с уходом с должности мэра Вячеслава Тарасова (одного из главных вдохновителей идеи ТОС) развитие этого института перестало быть приоритетом местной власти. Изменился и состав городской Думы - она лишилась части депутатов, которых можно назвать родителями территориального общественного самоуправления в Челябинске.

Как следствие - обострились разногласия относительно его функций. Во-вторых, многие председатели КТОС стали противопоставлять себя депутатам следующих созывов: отказывались сопровождать избирательную кампанию или поддерживали «не тех» кандидатов - соперников будущих победителей.

Депутат и председатель КТОС объективно заинтересованы друг в друге: первому нужна поддержка авторитетного общественника, второму - лоббист интересов жителей в коридорах власти. Почему при такой общности интересов конфликт не был потушен?

- Свою роль сыграл человеческий фактор. У кого-то излишне сильны амбиции, другому не хватило ума, третьему - опыта, четвертому - образования. Года четыре назад авторитетная представительница ТОС на координационном совете, где шла речь о новых формах работы, заявила: «Нам это не надо, потому что мы этого не умеем».

Общественники, будучи более опытными, но менее мобильными, зачастую просто не понимали и не хотели понять новое поколение депутатов. А те, в свою очередь, нередко рассматривали КТОС как доставшийся им в полное распоряжение ресурс, стремились его себе подчинить. В итоге сложилась ситуация, когда поле общественного самоуправления растет само по себе (где-то бурьяном покрывается, где-то возделывается, пропалывается от сорняков), а Дума живет своей жизнью.

Вектор ее работы переместился от непосредственного общения с избирателями в довольно замкнутую сферу законодательства. Хотя есть депутаты, которые роль общественного самоуправления понимают очень глубоко.

Возможно, причина разлада еще и в том, что «демократический пыл» охладился? С одной стороны, ослабло влияние городского парламента, и он в глазах людей потерял статус субъекта прямого действия в решении их проблем. С другой, сам избиратель ушел из общественной сферы в сугубо личную жизнь.

- Действительно, гордума 90-х делала ставку на территориальное общественное самоуправление, воспринимая его как инструмент взаимодействия с избирателем. И парламент активно формировал эту общественную среду, был в ней заинтересован. Тогда как многие депутаты последующих созывов опирались на совершенно других людей, подчиняясь партийному принципу отбора и оценки кандидатов.

Изменилось и отношение населения к общественной работе. Например, собирается группа товарищей, проявляет активность, участвует во всех мероприятиях до поры, пока не решает волнующий их вопрос. Как только удовлетворяют «шкурный» интерес, говорят: «А мне это не надо, все!» Что касается руководителей КТОС, то у многих из них - долгосрочные цели, стремление сохранить возможность влиять на решения, допустим, в деле благоустройства двора. В ряде случаев это не исключает защиту собственных интересов.

Пассивное население на эти интересы не посягает и не нацелено на переизбрание руководителей КТОС?

- Пассивность приводит к тому, что многие вопросы, находящиеся в сфере общественного самоуправления, регулируются административным порядком. Происходит подмена, и ничего хорошего в ней нет. В этой связи вопрос переизбрания опытного руководителя комитета все-таки вторичен.

Сегодня руководители КТОС по опыту, уровню знаний, авторитету, зоне влияния сильнее районного депутата?

- Но это не значит, что депутаты более безответственны, равнодушны и менее работоспособны. Они делают то же, что и председатели КТОС. Вопрос в том, как их стремления и наш опыт объединить, чтобы приумножить результат. Двадцать лет назад депутатский корпус, администрация, комитеты общественного самоуправления знали свое предназначение и место. В то время парламент создавал поле участия КТОС в жизни города. Но сам был над этим полем, координируя процесс.

А сейчас структура взаимоотношений депутатов и территориального общественного самоуправления выглядит довольно странно. С территории деятельности одного КТОС избирается три-четыре районных депутата. Иногда складывается впечатление, что влияние председателя комитета выше, чем у человека с депутатским мандатом.

Разве вам от этого плохо?

- Проблема в том, что квалифицированным наблюдением, теоретическим осмыслением взаимодействия депутатов и общественного самоуправления, обучением общественников никто не занимается. В 90-х эту роль брали на себя депутаты гордумы.

Положительные примеры есть и сейчас. Например, когда депутат городского уровня - сильный законодатель - руководит пулом молодых районных избранников, стимулируя их в решении проблем избирателей опираться на опыт и авторитет председателей КТОС.

Таким образом, можно извлечь плюсы из проводимой реформы, создав надежную цепь коммуникаций между жителями конкретного дома, комитетом общественного самоуправления, районным и городским парламентами, администрациями района и города. К сожалению, в большинстве случаев районные депутаты пока не смогли найти общий язык с председателями КТОС. В ходе избирательной кампании опирались не на их знание проблем, а на обычные предвыборные технологии.

В организационном плане в чем, на ваш взгляд, больше всего нуждаются общественники?

- Мы постоянно настаивали перед депутатами разных уровней: дайте нам рычаги управления. Но так ничего и не дождались.

О каких рычагах речь?

- Один из вариантов - наделить председателей КТОС функциями представителя административной комиссии города с правом составления протоколов. Это помогло бы решить проблему парковки автомобилей в непредусмотренных для этого местах. Можно просто выдать фотоаппараты с фиксацией даты снимка. Сфотографировали машину на газоне - этого достаточно, чтобы ее владелец получил штраф. Часть «штрафных» денег можно направлять на развитие.

Так или иначе, председатели КТОС должны получить возможность управления территорией, на которой они сформировали актив. В то же время нужно всесторонне обучать активистов - и нюансам законодательства, и практике общения с населением.

В конечном счете это поможет снять напряженность во взаимоотношениях жителей даже с такой сложной сферой, как жилищно-коммунальный комплекс. Если территориальное общественное самоуправление получит новые рычаги влияния, это пойдет всем на пользу. Одним словом, партия, дай порулить!

Комментарии
Комментариев пока нет