Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

«Американская Барто» из Челябинска

05.02.2015
Эсфирь Слободкина — имя на Южном Урале практически не известное.

Эсфирь Слободкина — имя на Южном Урале практически не известное. Между тем, пионер авангардного искусства США и «американская Агния Барто», оказывается, родом из нашего города.

История жизни Слободкиной, сама по себе необычная, дает яркий пример того, как сумма трудолюбия, здорового честолюбия и коммуникабельности способна вывести человека на мировую вершину в его профессии, подарить мировую славу. И еще: это история женщины — сильной, волевой (характеристика Л.А. Пинчевского).

Эсфирь Соломоновна Слободкина родилась в Челябинске 9(22) сентября 1908 года. Отец, Соломон Аронович, работал коммерческим представителем топливной компании «Мазут», мама, Ита, была портнихой, в семье росли пятеро детей (Эсфирь — младшая). Согласно поздним воспоминаниям Слободкиной, «семья была одной из самых зажиточных в городе, дети занимались с репетиторами, учились в гимназии, их часто возили в театр, в домашнем кругу устраивали вечера и домашние спектакли, читали стихи, играли на пианино».

В 1915 году отец продвинулся по службе, и Слободкины переехали из Челябинска в Уфу. Эсфирь стала брать уроки рисования, здесь она впервые узнала такие слова, как «декаданс», «стиль модерн», увидела поразившую ее выставку современного искусства (Давида Бурлюка).

В суровую пору Гражданской войны семья Слободкиных эмигрировала из России. Сначала — в Харбин: здесь Эсфирь училась в реальном и коммерческом училищах, много занималась черчением, помогала в ателье маме в качестве модельера. В конце 1920-х дети и родители Слободкины поочередно перебрались в США. Эсфирь по студенческой визе приехала в Нью-Йорк в начале 1928 года. «Я знала, что никаких поблажек мне в моей будущей американской жизни не будет. Мне двадцать лет, я самостоятельная и сама отвечаю за себя», — скажет она потом.

С этим настроем Эсфирь пережила Великую депрессию: бралась за любую работу, связанную с шитьем и рисованием, параллельно училась в Национальной академии дизайна, оставляла силы и на активную социальную жизнь, в том числе на профсоюзное движение.

В 1933—1938 годах Слободкина состояла в браке с художником Ильей Болотовским (тоже иммигрантом из России, впоследствии очень известным).

Расширился круг общения, Болотовский повлиял на нее и в творческом плане, «заразив» ее абстракцией. Эсфирь начала экспериментировать с экспрессионистскими натюрмортами и интерьерами, коллажами и геометрическими скульптурами; использовала деревянные формы, проволоку и стекло для создания остроумных конструкций. В 1934 году она — член Художественного союза, в 1938-м провела первую персональную выставку. И при всем не теряла связь «с землей», оставалась деловой и прагматичной — обеспечивала себя и семью, работала дизайнером в разных фирмах. Более того, Эсфирь даже открыла свой бизнес, связанный с печатью по шелку.

По-видимому, деловитость и коммуникабельность позволили Слободкиной выдвинуться в художественной среде и на официальные позиции: в 1937 году она стала одним из учредителей общества Американских абстрактных художников (A.A.A.) и долгие годы была его секретарем, а в 1963—1966 годах — президентом. К слову, именно абстрактные экспрессионисты, по мнению исследователей, «переместили центр мира искусства из Парижа в Нью-Йорк, где он остается по сей день». Эсфирь же, отмечается ими, в послевоенный период «добилась всеамериканской известности как один из столпов абстрактного искусства».

Тем более удивительно, что в общем ряду творческих успехов Слободкиной главный связан не с изобразительным искусством, а с детской литературой. В качестве подработки в 1938 году Эсфирь проиллюстрировала одну книжку автора Маргарет Браун. Эксперимент с вырезным коллажем, который она тут провела (и который впоследствии объясняла своей детской любовью к изготовлению кукол из бумаги), оправдался. Браун также посоветовала Эсфирь сочинять самой. Совет оказался пророческим: в 1940 году родилась знаменитая книжка «Кепки на продажу» (Caps for Sale) с текстом и рисунками Слободкиной.

Эта история про торговца шляпами и озорных обезьянок вошла, в итоге, в «золотой фонд» западной детской литературы, переведена на десять языков, ее совокупный тираж за 70 лет превысил два миллиона экземпляров. В 1958 году, одной из первых в числе книг, «равных «Алисе в стране чудес», Caps for Sale была отмечена в США премией Льюиса Кэрролла. «Кепки» включены практически во все современные американские специализированные рейтинги: «50 лучших детских книг всех времен» по версии Deseretnews, «100 лучших детских книг всех времен» по версии Childrensbooksguide, «Топ-100 книг с картинками» по версии School Library Journal и другие.

Вообще, за свою долгую жизнь Слободкина создала больше двадцати иллюстрированных детских книг. Некоторые из них, «Борис и его балалайка» (1964), например, были навеяны русской темой. Показательно, что, говоря о силе культурного воздействия на ребенка, Эсфирь приводила американцам в пример Пушкина, который, по ее словам, «практически в одиночку … сделал переворот в русском языке … в значительной мере под влиянием любимых народных сказок, услышанных в детстве от няни».

Творческое наследие Э.С. Слободкиной велико. Его изучением и продвижением, а также поддержкой прогрессивных художественных инициатив, занимается созданный ею незадолго до смерти (умерла 21 июля 2002 года) фонд «Slobodkina Foundation». Уральский этап жизни был для Слободкиной важным, памятным. В мемуарах она рассказала, как потрясла ее в Челябинске смерть старшего брата Яши, какой важнейший урок дала ей здесь мама, навсегда отучив от скуки. Не исключено, что в наших архивах еще ждут своего часа материалы, способные обогатить историю замечательной соотечественницы.

Сергей Климанов

Комментарии
Комментариев пока нет