Новости

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Интернет-зависимость ученые склонны сравнивать с наркоманией

07.10.2013
Наркомания как социальный апоптоз и Интернет как современный наркотик – смелые сравнения или суровая правда жизни?

В нескольких эпизодах популярного американского сериала «Южный парк» появляется очень необычный персонаж. Его зовут Полотенчик. По своей природе – это умное полотенце со вшитым чипом для определения уровня сухости кожи, произведенное с помощью инопланетных технологий.

Чип делает Полотенчика сознательным существом. Но, увы, наряду с сознанием, у Полотенчика появляется потребность в его временном изменении, прибегая к использованию психоактивных веществ. Дальнейшая судьба героя омрачена муками наркозависимости и попытками ее преодолеть. Опустившись на самое дно, Полотенчик соглашается пройти лечение в специальной клинике.

Является ли наркотическая зависимость неизбежной платой за сознание? Какие молекулярные механизмы лежат в основе болезненных пристрастий? На вопросы научной странички сайта Mediazavod об аддикциях ответил Евгений Кривулин, профессор кафедры психиатрии Южно-Уральского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук.

- Есть ли разница между понятиями «аддикция» и «зависимость», или это разные названия одного того же?

Аддикция (от англ. addiction) – пагубная привычка, потребность изменять свое состояние сознания психоактивными веществами или различными видами деятельности.
Выделяют аддиктивное поведение и аддиктивное состояние. Аддиктивное состояние – болезнь, стереотип подсознания, аддиктивное поведение – этап развития болезни. Зависимость – конечный результат.

Формирование зависимости происходит постепенно. На каждом этапе действуют свои мотивы. Так, игровая зависимость начинается с двух побуждений: любопытство и желание легко заработать денег. Когда человек начинает играть, его сознание претерпевает характерные изменения: внимание концентрируется, поле сознания резко сужается, возникает ожидание выигрыша.

Ощущения азарта и эйфории фиксируется в подсознании. Если человек выигрывает, возникает положительное подкрепление, которое провоцирует его пытаться выиграть снова. Проиграв, он хочет отыграться.

В какой-то момент получение денег отходит на второй план. Регулярные игроки прекрасно знают, что, играя, они теряют свои деньги. Очевидно, главным в формировании игровой зависимости является желание воспроизвести «суженное» сознание. Концентрация на решении очень узкой виртуальной задачи позволяет достичь ощущения интенсивности мозговой деятельности. Рискнем предположить, что такие люди лишены возможности решать сверхсложные задачи в обычной жизни. Впрочем, это только предположение.

- Зависимость – это расстройство поведения или расстройство сознания?

- Все взаимосвязано. Потребность изменять свое сознание – уходить от проблем – влечет за собой определенное поведение. Поведение вторично, оно выступает как инструмент. В основе стереотипного поведения лежит формирование условно-рефлекторной связи. Как у собак Павлова: следующая за включением лампочки или звонком подача пищи через несколько повторений приводит к рефлекторному слюноотделению.

- В эксперименте крысы нажимают на педаль, чтобы получить дозу наркотика, несмотря на то, что после этого следует удар током. Вроде бы, животные не обладают достаточным уровнем сознания для того, чтобы у них сформировалась потребность его изменить? Проводились ли исследования по излечению наркозависимости у животных?

- Коль скоро животные способны к формированию условно-рефлекторной связи, у них может развиваться наркотическая зависимость. В данном случае условно-рефлекторная связь очень выраженная, на самом деле, она настолько сильна, что перебивает страх боли. Животное осознанно принимает боль как расплату за удовольствие. То же справедливо и для наркоманов.

Чтобы разрушить аддикцию, нужно найти более мощную аддикцию. Если говорить о людях, то это, скорее всего, должна быть работа. Причем эта работа должна нравиться. Существуют и другие, менее пагубные аддикции – аддикция отношений, шопоголизм, интернет-зависимость. Однако все они в той или иной степени деструктивны, и только работа, желательно творческая, может стать созидательным вариантом.

Принципиальным моментом является выявление вторичной выгоды. Так, например, когда мы хотим есть, в организме происходит ряд изменений, которые заставляют нас чувствовать голод. Мы знаем, что когда поедим, нам станет лучше.

Сознание голода, сознательная потребность его удовлетворить, стремление почувствовать насыщение составляют психическую зависимость. Та же психическая зависимость действует и при употреблении наркотиков.

За актом зависимого поведения стоит выгода. Часть личности, отвечающая за зависимое поведение, ищет эту выгоду. Но чего эта часть хочет – получить ощущения, которые нам нравятся – эйфорию, иллюзию благополучия? Убежать от проблем? Подсознание всегда ищет выходы и из всех выбирает самый «наработанный». Подключаются механизмы психологической защиты и самообмана.

Существуют типы личности, которые делают человека более склонным к формированию зависимости. Это тревожно-мнительные, впечатлительные субъекты, которые пытаются убежать от своих личностных особенностей.

- Есть ли люди, которые не способны получить удовольствие от наркотиков – скажем, люди с высоким интеллектом или очень амбициозные, чьи потребности резко выбиваются за границы обеспеченного наркотиками ощущения благополучия?

- Увы, таких людей нет. Действие наркотиков основано на провокации выброса медиаторов – биологически активных веществ типа эндорфинов и энкефалинов. Медиаторные системы не подконтрольны сознанию, во всяком случае, этот контроль весьма опосредованный. Следовательно, любой человек при введении дозы, почувствует удовольствие. Другое дело, что не любой решит продолжать.

- Химические и нехимические зависимости – есть ли некий общий механизм в основе?

- Механизмы, лежащие в основе химических и нехимических зависимостей, одни и те же. Психическая зависимость, рост толерантности, синдром отмены – все это характерно для обеих групп. Химические препараты вызывают грубые физические изменения органов и систем, в особенности печени. Существуют свои нюансы для психоактивных веществ. Так, например, каннабиноиды «сушат» мозги, вызывая преждевременное отупение. Стимуляторы провоцируют выброс нейромедиаторов – дофамина, норадреналина. Но впоследствии медиаторные резервы истощаются и, вслед за ощущением повышенной умственной или физической работоспособности, приходит ощущение «опустошенности».

- Существуют ли предпосылки (генетические, нейрофизиологические), которые делают человека более склонным к формированию аддикций?

Выявлены гены предрасположенности к алкоголизму. Скорее всего, другие зависимости также имеют генетический компонент. Если в семье был случай, к примеру, героиновой зависимости, риск развития такой зависимости у родственников выше. В современном обществе происходит накопление наследственных предрасположенностей.

- Но героин синтезировали сравнительно недавно, следовательно, у героиновой зависимости, как и у большинства других химических зависимостей, не было возможности закрепиться на генетическом уровне?

- Наркотики существовали еще до нашей эры. Ацтеки хоронили мертвых в листьях коки. Листья коки давали рабам на приисках, чтобы они лучше работали. Религиозные обряды зачастую были связаны с употреблением психоактивных веществ. В скобках заметим, что религия – тоже своего рода зависимость.

- В биологии существует понятие апоптоза – запрограммированной клеточной смерти. Можно ли допустить, что наркомания – своеобразный механизм апоптоза (самоустранения) в человеческом обществе?

- Это спорный вопрос. Жертвами наркозависимости зачастую становятся молодые люди из вполне благополучных семей, у которых нет причин для подобного поведения. Однако не следует забывать, что человек нацелен на получение удовольствий. Имея все, эти люди не способны получать удовольствие от радостей обычной жизни. Поэтому они прибегают к использованию психоактивных веществ, ошибочно полагая, что с ними ничего не случится. Ложные убеждения – важный когнитивный компонент зависимостей. Это может быть убеждение о безопасности каких-то веществ, к примеру, бытующее и очень устойчивое убеждение о безопасности спайсов и солей. Но это всего лишь еще одна ложь.

Многим своим пациентам я задавал один и тот же вопрос: вернувшись в прошлое, попробовали бы вы снова употреблять наркотики? Все без исключения отвечают: нет. К сожалению, только после печального опыта наркозависимости, люди готовы сказать нет наркотикам.

- Каковы причины интернет-зависимости? Поиск одобрения, возможность общения при избегании непосредственного контакта?

- Да, все эти факторы вносят свой вклад. Общение в Интернете позволяет «уйти» от собственных личностных особенностей и физического контакта. В какой-то степени, уйти от проблем реального мира, пытаясь реализоваться в плоскости виртуального. Все люди испытывают потребность в общении, Интернет удовлетворяет потребность в легком общении. Быстрый доступ к информации и развлечениям также играет важную роль в формировании аддикции. Работа многих людей немыслима без доступа в Интернет. В какой-то момент уже очень сложно разграничить Интернет как инструмент и Интернет как наркотик.

- Вы сказали, что рабам давали листья коки, чтобы они эффективнее работали. Допускаете ли Вы, что Интернет – такая кока для современных людей?

- Вполне возможно. Имея свою толику интернета, люди работают и не задают вопросов. Их существование перенесено в плоскость второй сигнальной системы, слова, мысли и текста. В каком-то смысле это не так уж плохо. Сражаясь на виртуальных полях, они никогда не вступят в настоящую битву.

С сожалением приходится признать, что это так. Жанне Д’Арк не нашлось бы места в современном обществе. Наша потребность в войне реализована на просторах Твиттера, индульгенция на разговоры о свободе выкуплена оппозиционными СМИ. Множеством тонких нитей мы привязаны к тому, что имеем. Мы больны многими зависимостями, одна из которых – зависимость от ощущения безопасности и благополучия, или, по-русски, трусость.

Комментарии
Комментариев пока нет