Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Нобелевский лауреат объявил бойкот самым престижным научным журналам

17.12.2013
Американский биолог Рэнди Шекман заявил, что его лаборатория больше не будет посылать статьи о проводимых исследованиях в научные журналы

Американский биолог Рэнди Шекман заявил, что его лаборатория больше не будет посылать статьи о проводимых исследованиях в такие журналы, как Nature, Cell, Science, потому что они «искажают» научный процесс.

Все знакомы, более или менее, с монологом Гамлета. В списке несправедливостей, каждая из которых, по мнению Шекспира, достаточна для сведения счетов с жизнью, есть целых три, обозначающие пренебрежение:

насмешка гордеца (the proud man’s contumely);

заносчивость властей (the insolence of office);

и оскорбления недостойными достойных (the spurns, that patient merit of the unworthy takes).

Нечасто, находясь на вершине славы, человек рискует бросить вызов системе со всеми ее несправедливостями. Ведь именно этой системе он обязан своим положением и признанием. Но лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Рэнди Шекман стал диссидентом от науки, заявив во всеуслышание, что тирания престижа и диктат публицистики над наукой должны быть уничтожены.

Для публикации в престижных журналах ученым зачастую приходится сокращать свои статьи. Кроме того, предпочтение отдается темам, которые, что называется, «в тренде». Таким образом, вместо того, чтобы проводить более тщательную исследовательскую работу, ученые вынуждены гнаться за дешевой славой. Ситуация усугубляется тем, что большинство издателей не являются учеными, и поощряют статьи, которые с большей вероятностью станут «сенсацией».

Существует практика «вознаграждения» успешных авторов за публикации в престижных журналах. Так, например, Китайская Академия наук выплачивает сумму в размере 30000 долларов. Это создает соблазн использовать второстепенный по отношению к научному исследованию момент публикации в качестве источника дохода. Кто-то, в слепой погоне за престижем, тратит огромное количество времени и сил на подготовку статьи о своих научных достижениях, жертвуя научным процессом как таковым.

Критики Шекмана не избежал и такой индикатор престижа, как импакт-фактор (число цитирований статей журнала). По мнению ученого, импакт-фактор, определенный в русской версии Википедии как «численный показатель важности научного журнала», «извращает» научный процесс. Высокое число цитирований не всегда говорит о том, что статья хорошая – она может привлекать внимание, быть провокационной или даже неправильной – и вследствие этого будет прочитана и процитирована большее количество раз.

Извечный спор между потребностью ученого быть признанным, сообщив миру о результатах своих исследований, и благородным стремлением как можно дальше продвинуться в изучении предмета, не чужд и отечественным ученым. Уступить ли формализму критериев, защищая диссертации и получая гранты, или же посвятить себя целиком и полностью той неоцененной и настоящей науке, величие которой понятно лишь немногим избранным и сумасшедшим, - вот в чем вопрос.

А, может быть, не только в этом? Профессор Института гуманитарного образования Челябинского государственного университета, доктор филологических наук Марина Загидуллина считает, что отечественная наука еще далека от медиатизации и, следовательно, связанных с ней проблем:

«В России все наоборот. У нас наука - это наука, и ей нет дела до того, как ее воспринимает "масса". Запад давно уже науку медиатизировал, заботится о читабельности, удобстве научного текста, сейчас любая статья снабжается обширным наглядным материалом, по которому организована удобная навигация на сайте журнала. Но уже очевидно, что создан некий "шаблон" такой статьи, и авторы запросто под него подгоняют свои исследования (вместо того, чтобы заниматься серьезной наукой). Так что медиатизация самих научных платформ была какое-то время плодотворна, а теперь становится все более развращающей. Но это на Западе, в таких базах, как Web of Science или Scopus. Зато статья должна быть большой, обстоятельной, разбитой на смысловые части.

В России беда совсем другая. Почти все - за плату. Или надо ждать сто лет. Плата постраничная. Какой результат? Пишем статейку на четыре странички. Опять ерунда - нет места серьезному научному высказыванию. Кроме того, требования к содержанию очень уж расплывчатые (дело не в антиплагиате - а в реальной оригинальности самой идеи научной статьи). Нужна ли нам медиатизация? нужна! только с учетом провальных ошибок тех, кто этот путь уже прошел - типа журнала Nature...»

Заведующий кафедрой математики, медицинской информатики, информатики, статистики и физики Южно-Уральского государственного медицинского университета, кандидат технических наук Анатолий Болотов считает, что средние ученые вынуждены играть по жестоким правилам научного сообщества:

«Эффективность работы ученого в России, да и в других странах, к сожалению, оценивается по количеству публикаций в ведущих журналах. Те, кто уже достиг уровня доктора наук, а еще лучше академика, могут себе позволить такие высказывания. Средний ученый - нет. А если он еще и не имеет степени или звания - тем более. Здесь принцип простой: "С волками жить - по-волчьи выть", пусть это и грубо звучит. За все наши публикации приходится платить еще и достаточно большие суммы, что не всегда по карману. Что касается требований научных журналов, то меня они вообще не стесняют. Требования есть требования. Если их не выполнять, то и публикаций не будет, что нам не выгодно».

Комментарии
Комментариев пока нет