Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Академический уровень: четверо южноуральцев избраны в РАН

29.11.2016
Владимир Григорьевич Дегтярь руководит государственным ракетным центром им. академика В. Макеева в Миассе. Его трудовой стаж – 44 года – посвящен машиностроению. Именно по этой отрасли он и избирался в Российскую академию наук.

Илья Ильич Долгушин – президент Южно-Уральского государственного медицинского университета, директор НИИ иммунологии, зав. кафедрой микробиологии, вирусологии, иммунологии и клинической лабораторной диагностики, доктор медицинских наук, профессор. Много лет был ректором этого вуза.

Андрей Владимирович Важенин – главный онколог министерства здравоохранения Челябинской области, главврач Челябинского областного клинического онкологического диспансера, доктор медицинских наук, профессор.

Сергей Владимирович Матвеев – зав. кафедрой компьютерной топологии и алгебры математического факультета Челябинского государственного университета, руководитель отдела алгоритмической топологии Института математики и механики им. Н. Н. Красовского Уральского отделения РАН, профессор, доктор физико-математических наук.

Каждый из этих ученых подготовил и продолжает готовить десятки кандидатов и докторов наук, занят постоянным, кропотливым научно-исследовательским трудом, совершает открытия в своей области науки. Избрание наших земляков – радостное событие, и Медиазавод поздравляет и самих академиков, и нашу область с признанием заслуг ученых.

Бывает ли чистонаучная деятельность?

Президент В. Путин неожиданно иронично-угрожающе отозвался о госслужащих «верхнего эшелона», успешно избранных на тех же осенних заседаниях РАН. Если несколько обобщить сказанное, то суть сводится к одному – наука должна быть «чистой», нельзя заниматься обязанностями государственной службы и одновременно быть исследователем. Но – справедливости ради – следует заметить, что у нас практически нет «чисто ученых», которые заняты исключительно в своих лабораториях (таких лабораторий – единицы, а в целом финансирование НИИ и подобных учреждений постоянно требует от их работников поиска какого-либо приработка).

Основной «отряд» ученых в стране – преподаватели, загруженные лекционной и семинарской работой, выполняющие массу бюрократических действий, а в «свободное время» (в основном, ночами и во время отпуска) ведущие свои исследования. То же касается медицины, где наука неразрывно связана с клиникой и практикой, а большинство кафедр так и приросли к отделениям клинических больниц. Ученый постоянно должен быть в каком-то «втором месте» (помимо науки – то есть своей лаборатории, даже если лаборатория – письменный стол с компьютером) – обычно это называется «прикладным аспектом». Поэтому в том, что наукой заняты люди самых разных профессий, нет ничего «подозрительного» – научность пропитывает все сферы деятельности. У нас и в детском саду дети по науке живут, и уборка помещений все больше к высоким технологиям начинает тяготеть…

Заметим также, что Эйнштейн был конторским служащим, когда совершил свои главные открытия в области теории относительности. И если бы его уволили (чем ты можешь быть полезен для нашего патентного бюро, если все время пишешь статьи о гравитации, фотонах и квантах?), вряд ли бы он смог заниматься своими изысканиями дальше – надо было бы просто выживать. Между тем профессором и ученым его признавал весь мир, а иностранным членом АН СССР он стал в возрасте 47 лет.

Наши академики – преподаватель-математик, главврач-онколог, гендиректор-машиностроитель, ректор (президент)-иммунолог – выдержали довольно тяжелую процедуру избрания, кстати, вполне открытую наблюдению и позволяющую почувствовать значимость этих достижений.

Что собой представляют выборы в РАН

Прежде всего, это результат голосования всех действующих на момент выборов академиков. А это означает, что (как минимум!) они должны согласиться с тем, что такой-то кандидат в академики действительно известен. Процедура довольно сложна – три тура при голосовании по кандидатам в отделениях (плюс еще и дополнительный тур, если требуется), потом два тура на общем собрании, где кандидаты должны быть утверждены. А если все кандидаты не наберут нужное число голосов? Тогда все, вакансии потеряны. Следующие выборы через три года.

В этом году ситуация была особенная – во-первых, проводились первые выборы за последние пять лет (и кандидатов было больше чем когда-либо), во-вторых, была задача «омолодить» состав академии (средний возраст которой до выборов был 75 лет, а после выборов – 70). Чтобы этого добиться, было принято решение некоторые вакансии сразу заявить для молодых ученых (к каковым относятся ученые младше 61 года для академиков и младше 51 года для членкоров). В нашем южноуральском случае на «молодую вакансию» попал Андрей Важенин.

Интересно, что получить результат и набрать нужное число голосов фактически невозможно «без сговора» - предварительной договоренности научных школ о поддержке того или иного кандидата. Это чем-то похоже на праймериз. И не всегда получается (как и в политике, впрочем).

Как в научном сообществе оценивают значимость вклада того или иного ученого?

Последнее время наукометрия из инструмента «внутреннего пользования» превратилась во вполне себе общественно-публичную тему обсуждения: индекс Хирша и другие понятия этой области неожиданно перешли границы научной жизни и заинтересовали общественность. Это и понятно: тысячи ученых и преподавателей нашей страны в одночасье были вынуждены «подстроиться» под майские указы президента, узаконившие наукометрию как один из главных ориентиров (фактически поставлена была задача «догнать и перегнать» западных ученых по наукометрическим показателям – цитируемости прежде всего). Для самого научного сообщества это оказалось настоящим вызовом, имевшим и положительные, и (в большей мере) негативные стороны.

В самом деле, что такое индекс Хирша? Это статьи ученого, процитированные его коллегами каждая столько раз, сколько мы взяли этих статей. 10 статей с 10 цитированиями каждая дают индекс Хирша 10. А вот если у тебя всего одно исследование и его процитировали миллион раз, то индекс Хирша и будет 1. Или, например, ты написал 10 очень плохих статей, и 10 раз каждую ругнули в обзорах по теме. У тебя опять индекс Хирша 10! Хотя все статьи откровенно неудачные или даже малонаучные. И еще того больше – у тебя прекрасные работы, которые цитируют сотни ученых, но эти работы опубликованы в сборниках, которые не размещены в российской наукометрической базе РИНЦ. И опять у тебя – ноль или там один (притом что все тебя знают и цитируют постоянно). В общем, объективность здесь относительная.

Это все в российском научном сообществе все понимают. И выборы в академию на наукометрии не зациклены. Тем не менее посмотреть на каждого из избранных с этой точки зрения любопытно. А заодно и увидеть конкуренцию (сколько кандидатов претендовало на каждую вакансию? В академии 19 отделений, в каждом голосование шло отдельно от остальных).

Так выглядит объявление вакансий в РАН иллюстрация 2. Это значит, что будет избрано, скажем 7 математиков, из них трое – младше 61 года. На самом деле после всех отборов прошло только двое «старших» (в том числе наш Матвеев) и двое «молодых ученых». Три вакансии остались незанятыми – у остальных из 36 кандидатов не получилось набрать нужное количество голосов.

Что касается наших остальных академиков, они шли на вакансии по Уральскому отделению РАН, и хотя там тоже была конкуренция, мнение избирателей оказалось более дружным.

А вот некоторая наукометрия (по математике и машиностроению): иллюстрация 3

Пояснить сведения из этих таблиц можно, обратившись к так называемому корпусу экспертов – это международная база сведений об ученых, которые были процитированы в журналах, составляющих Web of Science, более 1000 раз с 1986 года, или имеют более 100 цитирований за последние семь лет. Заметим, что Web of Science- преимущественно англоязычная база журналов, в основном ориентированная на фундаментальные точные дисциплины. Неудивительно, что труды В.Г. Дегтяря, например, не достаточно широко представлены в этих журналах – все-таки ракетостроение, гостайна.

Корпус экспертов: челябинские ученые, входящие в ядро Web of Science (международная наукометрическая база). Первая колонка с числами – общий подсчет цитирований, третья – число цитирований за последние семь лет, пятая колонка (h) – индекс Хирша: иллюстрация 4

А в русской базе его и других академиков нашего региона положение таково: иллюстрация 5

Первая цифра – число публикаций в базе, вторая – цитирования, третья – Хирш. Стоит сказать, что «русский корпус экспертов» весьма юн. Многое, что печаталось в доинтернетовское время, туда просто не попадает. Это касается и зарубежных журналов – не все они представлены в базе.

Как бы мы ни старались усмотреть в наукометрии показатели значимости ученого, вряд ли у нас это получится. Весомость в науке определяется более сложными, не линейно-количественными показателями. Как показывают результаты избрания, не набрали голосов многие ученые и с более высокими показателями. Членство в академии наук – почетная должность, а не суммарный «отчет по показателям». Что касается наших уральских академиков, то их избрание - это прекрасное доказательство силы научных школ Южного Урала. Остается пожелать нашим ученым сил и здоровья в их нелегком совмещении видов деятельности – учить и изучать, лечить и постигать, руководить и исследовать. Наверное, так и должно быть, и никаким Хиршем не измерить этот самоотверженный труд.

Комментарии
Комментариев пока нет