Новости

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В Челябинске прошел фестиваль фотографии

03.06.2011
На всех площадках челябинского областного краеведческого музея проходили вернисажи, мастер-классы, творческие встречи фотографов.

В Челябинске состоялся фестиваль фотографии «Фотофест-2011». На всех выставочных площадках областного краеведческого музея проходили вернисажи, мастер-классы, творческие встречи.

За три дня здесь побывали сотни людей, собралась вся фотографическая элита области, приехали гости из Екатеринбурга, Сургута, Петербурга, Москвы. Открыли шесть выставок, включая «Народное фото», параллельно шли показы конкурсных слайдфильмов. Было, что обсудить. Главным экспертом стал Андрей БАСКАКОВ - председатель Союза фотохудожников России, член жюри российского национального конкурса «Фотосоюз-2011».

Споры были жаркие. Все началось в первый же день, после открытия московских выставок - ретроспективной, посвященной 20-летию Союза фотохудожников России, и итоговой, составленной из работ лауреатов и победителей российского конкурса «ФотоСоюз-2011». Многие челябинские фотографы обе коллекции восприняли очень эмоционально: «Сплошной мрак, негатив! И уровень никудышный».

- Это нормальная реакция, - успокоил Андрей Баскаков, подготовивший сотни, а может, и тысячи выставок. - Фотография должна вызывать эмоции. Важно, чтобы не было равнодушных. А что касается отбора выставочных работ, тут, конечно, стояла сложная задача. На конкурс было прислано около 600 фотографический серий более 400 авторов из разных регионов России. Голосование происходило через сайт. И мы оценивали, прежде всего, идею, тему, изобразительное решение. Не могу сказать, что уровень по-настоящему звездный. Но в целом я доволен. Кстати, большой успех в этом проекте у Челябинской области - сразу пять авторов: Владимир Богдановский, Сергей Коляскин, Салават Сафиуллин, Вячеслав Шишкоедов и Игорь Лагунов из Магнитогорска, который вошел в число 10 авторов, получивших право на государственную стипендию.

- Почему жюри не рассматривало одиночные фотографии?

- Нам была важна коллекция фотографий, объединенных единой темой, решением, идеей. Это необязательно репортаж. Серия пейзажей - тоже коллекция, где есть начало, развитие, кульминация, финал. Одна фотография, даже самая удачная, может оказаться случайной. Такие случаи были. Ребенок ведь тоже может сделать очень хороший кадр. Мы хотели получить коллекцию, в которой автор может себя выразить. Хотя у вас на выставке «Фотофест-2011» принцип отбора другой. Одна фотография или пять - определяет автор.

- Чем объяснить то, что на выставке Союза фотохудожников нет художественной фотографии?

- Это не совсем так. Есть несколько авторов - чистый арт. Например, Корченкин с пейзажами Сибири, снятыми с вертолета. Или Вараксин из Петрозаводска, Князева с портретами, стилизованными под китч. Пейзажи Белкова «Зимняя карта» - это тоже арт-фотография. Конечно, есть некоторый крен в сторону документальной фотографии. Но так уж сложилось. Проблема в том, что много материала, который выставляется как арт-фото, благодаря использованию, прежде всего, фотошопа. К сожалению, это не всегда адекватно уровню современного искусства. Из 600 присланных коллекций немалую часть составляли работы, в которых есть влияние, а иногда даже засилье «салона», попсы. Много девушек-моделей, пейзажей открыточных. Это не наш выбор.

- Значит, фотошоп недопустим?

- Его нельзя запретить. Если использование фотошопа оправдано, пусть он будет. Сегодня это как ретушь в фотографии: напечатал, а там белые точки, потому что пыль на негатив попала. Их же надо заретушировать. А если автор в фотошопе начинает картинку украшать, делать более эффектной, она становится только хуже.

- Создается впечатление, что вы не очень трепетно относитесь к пейзажу.

- Каждый месяц свои работы присылают 60 - 70 авторов, желающих вступить в cоюз. У многих на снимках даже не пейзаж - вид местности, ландшафт. Кому это интересно? Тем, кто живет в этом городе. Из этих фотографий можно напечатать открытки, подарочный альбом. Но индивидуальности автора здесь нет. Потому что каждый человек, оказавшись в этом месте. С мыльницей или серьезной камерой нажмет кнопку и получит то же самое. Пейзажей с закатом - миллионы. Это штамп, шаблон. Зато пейзажи Белкова, которые здесь ругают, аскетичные, строгие, выверенные - это художественное произведение. Да, в мире есть работы в этом жанре, в этой манере лучше. Но это неважно. Снимки автора уже можно сравнивать с работами серьезных фотографов и говорить: «Знаешь, а вот в Америке или Швейцарии это сделано интереснее, посмотри».

- Но ведь многим нравятся именно закаты, кошечки с горящими глазами.

- У людей разные вкусы. Одни были в Третьяковке или в Русском музее, а другим этого не надо. Им интереснее найти в мировых каталогах работы, которые получили золотые, серебряные, бронзовые медали, и сделать похожие. Потому что это фотография, которая нравится публике.

- А какое впечатление на вас произвели челябинские выставки?

- Если говорить о «Перестройке», то этот материал я знал и раньше - работы Бориса Каулина, Михаила Петрова, Дмитрия Графова. Время прошло, а мне все равно интересно их рассматривать. К примеру, графовские "Весточки из 37-го". Когда видишь человеческие кости, испытываешь шок. В свое время я их не очень оценил с точки зрения изобразительного решения. Казалось, должно быть больше драматизма, нагнетания ужаса, мрачной тональности. А сейчас посмотрел и подумал: «Слава богу, что он ничего этого нет». Своей правдивой натуральностью они и поражают. А вот вторая выставка на меня не произвела особого впечатления. Из того, что я увидел, в истории останется, быть может, пять – шесть кадров.

- Вы считаете, что в Челябинске происходит смещение в сторону глянца и салонной фотографии?

- Проблема есть. Если взять ваших соседей, Екатеринбург, то там тоже много фотографов с разными «игрушками». Но в конкурсе Фотосоюза участвовали те, которых я считаю серьезными авторами. Хотя они молоды. У них в городе есть музей фотографии «Дом Метенкова», который ведет кропотливую работу. Не замыкаясь в родном кружке, они приглашают специалистов, устраивают выставки - московские, питерские, из других стран, приглашают авторов с коллекциями, с разбором материалов. Это, безусловно, влияет на творчество. Мировоззрение фотографа определяется кругом его общения. А сегодня это еще и Интернет. Но он настолько пестр и разнообразен, что начинающий фотограф не всегда может сориентироваться в огромной волне информации самого разного уровня и качества. Тем более, существует много сайтов, которые пропагандируют именно салонную фотографию, на грани китча.

- В чем отличие челябинской и екатеринбургской фотографической традиции?

- На мой взгляд, документальная фотография для них - это, своего рода, артистический документ. Важную роль в нем играет событие или объект съемки, но при этом виден авторский взгляд. На мосту, в сторону Кировки, крестный ход, видите? Можно снять в духе газетного репортажа, как люди идут по мосту, и это будет качественно, без изобразительных изысков. А можно снять через лица, персонажи, используя определенную оптику, свет, композицию. Это и есть авторство в документальной фотографии. Потому любой документальный сюжет в исполнении знаменитого репортера Александра Родченко приобретал артистический оттенок и форму.

- В советское время при плохой полиграфии и клише требовалось, чтобы снимок был четким и понятным.

- Челябинская школа фотографии построена именно по этому принципу - в лучших традициях ТАСС и АПН. Такой заказной репортаж для власти: все хорошо, правильно, позитивно. Примерно также челябинские репортеры рассказывали о перестройке. Просто появились новые темы, образы.

- А в Екатеринбурге по-другому?

- Музей Метенкова выбирает для ретроспективных выставок сюжеты, где еще виден автор - с его манерой съемки, размером фотографии, мгновением, ситуацией, которая, казалось бы, не парадная, но она рассказывает о явлении или событии исподволь, через какие-то важные, очень выразительные детали. Простой пример. Можно взять телевичок, снять, стоя на набережной Миасса, панораму Челябинска и «сказать»: вот, город строится, развивается, фонтан на реке поставили, церквушку восстановили, новые дома стоят. А екатеринбургский фотограф будет снимать широкоугольником - и в кадр попадет заболоченный, заросший тиной берег реки. С одной и той же точки, одним объективом будет снято два разных кадра: один - ура-ура, а другой - ни фига себе, во что превратилась река… У него сработает другая мысль: я должен это показать, чтобы власть почесала затылок. Социальная ориентированность документальной фотографии - не злопыхательство. Это неравнодушие к городу, в котором ты живешь.

- Значит, надо что-то менять, двигаться дальше?

- У вас прекрасная база, сложившаяся команда. Фотофестиваль был организован блестяще: и по части погоды, и по части фотографии. Если хотите, чтобы Челябинск реально стал лидером в фотографии, надо планировать международные проекты, в рамках фестиваля устраивать портфолио-ревю, приглашать авторов из других городов - с выставками, мастер-классами, другим взглядом на фотографию, может быть, спорным. Его не надо топтать - лучше послушать, задуматься.

- А что значит «портфолио-ревю»?

- Это возможность встретиться с профессионалами непублично, один на один, и показать свои работы, понять их уровень, переходя от одного мастера к другому, выслушивая разные точки зрения: это хорошо, это замечательно, а это нужно выбросить. Если три человека сказали одно и то же, значит, этому можно верить.

Татьяна МАРЬИНА

Комментарии
Комментариев пока нет