Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Муж подает на развод

18.03.2013
Когда в полночь запел мобильный телефон, Елена Викторовна сразу почуяла неладное: в такое время хорошие новости не сообщают. Так и оказалось.

Когда в полночь запел мобильный телефон, Елена Викторовна сразу почуяла неладное: в такое время хорошие новости не сообщают. Так и оказалось.

Через громкие всхлипывания дочери она с трудом разобрала, что случилось: муж подает на развод. Ночной диалог был кратким. Елена Викторовна повторяла одну и ту же фразу «Утро вечера мудреней», а сама пыталась понять, как такое могло случиться.

Ее умница-красавица дочь успешно окончила питерский университет, по любви вышла замуж за однокурсника. Молодые довольно быстро встали на ноги, с помощью родителей, живших у обоих на Урале, приобрели квартиру и вроде бы дружно растили двоих детей.

Елене Викторовне всегда казалось, что Юра мягкий, покладистый, домашний. Как Наташа решит, так и будет. И вдруг - «подает на развод».

С трудом дождавшись рассвета, Елена Викторовна сама позвонила дочери. Слава богу, дочь успокоилась и могла говорить. Оказалось, Юра влюбился в студентку, моложе себя больше чем на двадцать лет и «летает» на крыльях вновь обретенной любви. Все попытки супруги образумить загулявшего отца семейства прерывались его уходами: он не желал ни слышать упреков, ни оглядываться на прожитую жизнь. Дескать, что было, то было, спасибо, но к прошлому возврата не будет.

Было безмерно жаль дочь, но к этому чувству примешивалось и осознание своей вины: значит, она, мать, как-то не так воспитала дочь, раз повторилась их старая семейная история. Около двадцати лет назад при похожих обстоятельствах из дома ушел муж Елены Викторовны. Новой его женой тоже стала юная студентка. Тогда до последнего момента Елена Викторовна не верила в реальность происходящего. Муж собирал вещи, а она считала, что он на что-то обиделся и сочиняет про какую-то любовь, чтобы передохнуть пару дней в приятельской компании.

И тогда, и сейчас уходящие мужчины говорили похожие слова. Никаких претензий не высказывали, только упорно повторяли, что встретили свою суженую, имеют право на счастье и что Бог им судья.

В свое время Елена Викторовна пыталась бороться. Она устроила встречу с соперницей, пыталась образумить ее словами, что на чужом несчастье своего счастья не построишь. Но испуганная девушка упорно повторяла, что решал Геннадий Петрович, она ни на чем не настаивала, он, конечно, для нее свет в окошке, но зря Елена Викторовна считает ее виноватой, говорите с мужем…

Не один год Елена Викторовна анализировала причину краха своей семьи. В чем она могла упрекнуть себя? Разве что в том, что чересчур доверяла мужу, потеряла бдительность, настороженность… И еще в том, что не замечала, как они оба меняются с годами. Она все время тратила на обустройство быта, расширение жилплощади, благоустройство дачи, а Геннадий, в институте учившийся слабее жены, настойчивостью и упорством сначала одолел кандидатскую диссертацию, потом докторскую, выучил английский язык, сделался заядлым лыжником. Последнее обстоятельство особенно задевало Елену Викторовну: был период, когда он настойчиво пытался приобщить и жену к спорту, а она отмахивалась, предпочитая заниматься помидорной рассадой.

Похоже, роковая встреча со студенткой состоялась где-то в предгорьях Таганая. Ведь именно после одной из загородных прогулок он вернулся особенно веселым и повторял: «Зря ты не поехала…»

Трудную науку понимания, что с годами человек способен меняться и если хочешь быть рядом, надо улавливать эти изменения и им соответствовать, Елена Викторовна одолела только в запоздалых размышлениях. Почему муж должен был оглядываться на то, что по большому счету его никак не волновало? Это ей было важно жить в квартире с евроремонтом и иметь загородный коттедж с видом на озеро. А ему нужно было общение с близким по духу человеком, который бы не отмахивался от его радости по поводу удачного лабораторного эксперимента и не поджимал губы, когда он распаковывал бандероли с присланными научными журналами…

Конечно, будь она похитрей, можно было бы изобразить и этот самый интерес, и радовать супруга подарками типа новых лыж, но она верила, что в семье дозволено быть искренней, ничего не изображать… На то и семья, что не надо притворяться… Они же родные люди, у них дети. Кстати, дети при разводе родителей повели себя странно: ни удивления, ни расспросов. Как будто происходящее их не касается. Чего было больше в их молчании - такта или эгоизма? Елена Викторовна на всю жизнь запомнила слова пятнадцатилетней дочери: «Нам какая разница, вместе вы будете жить или нет. Он отец, ты мама, а у нас своя жизнь…»

Сейчас Елене Викторовне казалось, что если бы при разводе родителей Наташа не отстранилась, а вникла в ситуацию, возможно, смогла бы в своей судьбе избежать повторения печального опыта. Винила себя Елена Викторовна и за то, что мало вникала в семейные взаимоотношения дочери. До сегодняшнего дня ей казалось правильным не вмешиваться, не лезть с советами, не надоедать посещениями. Да и развод с отцом они по-взрослому никогда не обсуждали. Раз дочь осталась с матерью, Елена считала, что она осуждает отца и целиком на ее стороне. Имя отца просто в доме не упоминалось, а редкие встречи с ним дочери проходили на нейтральной территории.

Последняя встреча бывших супругов состоялась в преддверии свадьбы дочери. Он передал конверт с деньгами. Она взяла без комментариев. Почти вслед уходящей Елене он спросил разрешения прийти хотя бы на регистрацию, она крикнула через плечо, что ему там нечего делать… Геннадий спорить не стал: нет, так нет. Похоже, не больно и рвался, спросил ради проформы, изображал заботливого папашу.

А, может, над ними висит рок? Чье-то проклятие? Да нет, в подобные малопонятные причины Елена Викторовна никогда не верила. В атеистической, далекой от суеверий семье ее родителей главным лозунгом были слова отца: «Человек сам кузнец своего счастья». Сейчас в голове у женщины вертелась странная ассоциация: они с дочерью оказались «кузнецами», чья «продукция» в виде домашнего уюта, простой заботы о ближних давно устарела. Получалось, что и мать, и дочь организовывали семейную жизнь по старым меркам, которые тем не менее радуют большинство мужчин, кроме тех, что достались им.

Елена Викторовна поехала налегке в аэропорт. Дочь просила присмотреть за детьми, пока она будет с их отцом делить нажитое имущество. В отличие от мужа Елены Викторовны, ушедшего из семьи с одним чемоданом, супруг дочери сказал, что от своей доли отказываться не намерен и готов судиться до последней спорной сковородки.

Марина Ткаченко

Комментарии
Комментариев пока нет