Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Киносказка о сладкой Европе

25.03.2014
Уэс Андерсон в своем новом фильме "Отель "Гранд Будапешт" (рейтинг 16+) придумал идеальный кондитерский мир, построенный в кукольных – и порой даже излишне призрачных декорациях, на фоне которых все, даже сама сюжетная линия – всего лишь второй план. Главное здесь – ирония и аллюзии.

Это только на первый взгляд история повествует о легендарном консьерже затерянного в гористой местности респектабельного отеля М. Густаве (Раф Файнс), сибарите и педанте, ублажающем постояльцев и дряхлых старух. Да перипетии его судьбы увлекательны – одна из знатных возлюбленных Густава отписывает ему согласно завещанию картину «Портрет мальчика с яблоком», но негодяи-наследники убивают старуху и обвиняют безотказного консьержа в этом жутком преступлении. Герой Файнса немедленно снимает со стены портрет никому неизвестного художника, который, по его мнению, стоит невероятных денег, и заменяет полупорнографической мазней некоего Эгона Шиле.

За историческую достоверность в фильме отвечал модный дом Prada

Того самого Шиле, которого Гитлер относил к дегенеративным художникам и который теперь стоит немыслимых… Впрочем речь не об этом. Консьерж со своим подручным по имени Зеро (то есть ноль) скрывается в восточноевропейской ночи, которая столь же темна, как и европейское будущее между двумя войнами.

Про него и рассказывает режиссер – про будущее, каким оно казалось между войнами минувшей и грядущей, и людей заставших это затишье перед бурей. В пласте фильма, который относится к 1930-м Андерсон обращается к эстетике великосветских водевилей, где перед вами в невероятном ритме мелькают всевозможные звезды – они возникают на мгновение с какими-нибудь бессмысленными репликами и навсегда исчезают. Одно движение камеры – и их дальнейшая судьба уже вне вашего поля зрения.

Персидский кот привнес в фильм тему (бес)человечности

Вообще история мифической псевдостраны восточноевропейского блока под названием Зубровка – это вполне устоявшийся кинематографический и литературный образ. Андерсон (словно его однофамилец сказочник) строит свою собственную историю вокруг земель, которые когда-то входили в состав Австро-Венгерской империи, и чьи границы на протяжении XX века кроили то немцы, то советы, то альянсы союзников. Об этом шутили – «Родился в Румынии, учился в Венгрии, женился в Польше, работал в Чехии, умер в России и в то же время никогда не выезжал из своей деревни».

В действительности Уэс Андерсон поехал в городок Герлиц на немецко-чешско-польской границе, нашел там старый универмаг, снял с него вывеску и придумал отель «Гранд Будапешт». Дом Prada снабдил снимавшихся в фильме звезд винтажной одеждой и аксессуарами, а вдохновленный Цвейгом сценарий – безумием.

Гротескные усатые славяне под звуки балалайки ломают пальцы адвокатам, заключенные сбегают из тюрьмы благодаря пирожным, нацисты оккупируют отель и немедленно красят его в розовый цвет, прислуга ожидает сигнала проповедника с кафедры, чтобы приступить к своей баланде…

Андерсон беспрестанно заигрывает со зрителем, цитируя то бесчисленные экранизации Сервантеса, то братьев Вачовски, то классические джеймсбондовские погони, среди которых головокружительная гонка на санях («Только для твоих глаз» Джона Глена), переходящая в бобслейную трассу («На секретной службе ее величества» Питера Ханта) и завершающаяся нагоняющей саспенса сценой на фуникулере («Лунный гонщик» Льюиса Гилберта). Но герои Андерсона куда более непосредственны и наивны. Консьерж М. Густав скучает в тюрьме по любимым парфюмам, его подручный Зеро Мустафа всякий раз начинает читать стихи невпопад, злодей в исполнении Уиллема Дефо то и дело отхлебывает что-то из стеклянного флакона

Матрица Андерсона гораздо более иронична, чем у братьев Вачовски, но от этого ничуть не менее неумолима

Драматизм «Отеля «Гранд Будапешт» в столкновении – хрупкого мира с неумолимым ходом истории, наивного и игрушечного с жестоким и неизбежным, прошлого с настоящим.

Режиссер намеренно передает повествование в руки писателя с лицом Джуда Лоу, который выслушивает историю бывшего владельца отеля мистера Мустафы. Это отделяет настоящее от прошлого и делает рассказ достовернее. Зеро Мустафа в свою очередь относится к этому прошлому как к драгоценной игрушке, которая с годами становится все ценнее.

Или, быть может, он скучает по временам, когда Европа была большой сладкой гостиницей, где каждый мог рассчитывать на внимание и вежливое обращение. Уэс Андерсон засахарил эту эпоху как мог, без малейшей тени сомнения показаться приторно-сладким.

Комментарии
Комментариев пока нет