Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Вадим Мунтагиров: «Каждый спектакль – путешествие»

29.01.2015
На церемонии вручения народной премии «Светлое прошлое» свою награду получил самый юный за всю историю проекта лауреат – Вадим Мунтагиров.

На церемонии вручения народной премии «Светлое прошлое» свою награду получил самый юный за всю историю проекта лауреат – Вадим Мунтагиров. Ему всего 24 года. Вадим Александрович премьер Королевского балета Великобритании, родившийся в Челябинске. Сейчас он танцует в Лондоне, но и о своей малой родине не забывает.

– Я начинал в Челябинске, в школе искусств № 10 с небольшим балетным уклоном (с 7 до 9 лет я и мои одноклассники проходили классику и народные танцы). Я слышал, что сейчас в Челябинске открыли профессиональную балетную школу, и считаю, что челябинцам очень повезло, в мое время такой школы не было. Поэтому я должен был уехать учиться в Пермь: это училище окончил мой отец, позже оттуда вышла и моя сестра, и я был как бы «третьим составом».

— Когда у вас возникло осознанное желание танцевать?

– Когда мне было лет пять, я любил одеваться в папины костюмы, которые он снимал после своих спектаклей, и бегать в них по дому, танцевать… Но в голове тогда не было четкой установки «я буду танцевать балет». Позже я думал, что раз папа и сестра окончили Пермское хореографическое училище, у меня нет другого выбора, я должен пойти туда же. И где-то лет в 14 понял, что люблю балет и получаю удовольствие от того, что танцую на сцене. Но я постоянно открываю что-то новое, выхожу на сцену и понимаю, что и так можно, и так… Думаю, такое будет и в 40, и в 45 лет. Каждый спектакль для нас, танцоров балета, – это путешествие.

— Такой путь – от Пермского государственного хореографического училища до школы Королевского балета – похож на высокий-высокий полет. Нет ли ощущения везения, фортуны, избранности? Или все это благодаря таланту и исключительной работоспособности?

- В первую очередь, очень хорошей базой для меня стала русская школа. Здесь меня «слепили», и сейчас полученные в детстве навыки периодически дают о себе знать и помогают мне танцевать, развиваться и становиться лучше. Думаю, везения не было. Я участвовал в конкурсе в Швейцарии, призом в котором было право выбора любой балетной школы мира для дальнейшего обучения. Я выбрал Англию, Лондон. У меня не было в планах остаться там надолго, навсегда. В Перми я сказал, что уезжаю только на год. Но мне очень понравилось в Англии, и вот уже три года, как я танцую там: после школы перешел в театр. Но если бы не русская школа, я бы не добился таких результатов.

— Вы хорошо знаете английский язык? Нет никакого языкового барьера при обучении и работе в Великобритании?

— Сейчас такого барьера нет, но в первый год было очень тяжело: я не знал ни одного слова по-английски, учиться было тяжело. Предоставляли педагога, но и он не говорил по-русски, и объяснить никто ничего не мог. Разговаривал с друзьями — выучил разговорную речь. Дальше все стало намного проще.

— Разные страны — разные постановщики. Это сложно или интересно?

— Это очень интересно! Только чтобы постановки были как можно более разнообразные, я перешел с сентября прошлого года в другой театр. Пять лет проработал в Английском национальном Балете (тоже в Лондоне). Сейчас — в Королевском балете — там более разнообразный репертуар. Для артиста не просто интересно, но и необходимо, я считаю, не сидеть на месте и выступать с одним балетом, а танцевать разные постановки каждый день. Когда балет новый, это поначалу тяжело, но привыкаешь… Это развивает!

Мне всего 24, и я не хочу «засесть» комфортно в одном театре до пенсии. В России такой проблемы нет — в каждом театре бесконечная череда новых спектаклей — в этом плане я завидую русским артистам: сегодня «Жизель», завтра «Дон Кихот», послезавтра «Лебединое озеро»… Менять спектакли легче, чем танцевать изо дня в день одно и то же на протяжении полугода.

— Чтобы танцевать успешно, нужно вживаться в образ? И насколько? Возможна ли ситуация, похожая на судьбу героини в фильме Даррена Аронофски «Черный лебедь», в реальной жизни?

— Безусловно, в фильме ситуация очень сильно преувеличена. В нашей жизни не бывает таких сильных переживаний по поводу роли. Обычно первые два спектакля даже не чувствуешь свою роль в полной мере (я говорю, безусловно, только за себя): мешает волнение, ты постоянно следишь за тем, как сделать то или иное движение. Чтобы вжиться, нужно минимум 3—4 спектакля — тогда ты начинаешь себя чувствовать комфортно в том образе, который принимаешь. Например, «Ромео и Джульетта». Ты выходишь на сцену и забываешь о том, какие у тебя проблемы, хорошо ли ты спал, разогрелся ли ты. Перед тобой только Джульетта. Когда такие моменты имеют место — это самые лучшие спектакли.

— Не бывает ли путаницы в голове, если танцуешь сегодня один, а завтра совершенно другой спектакль?

— В данном случае очень много зависит от партнера или партнерши. Хорошо ли ты с ней общаешься. Если ты не знаешь ее как человека или вы с ней по каким-то причинам в ссоре — это очень тяжело. Партнерша, с которой мы долгое время танцевали вместе, на 19 лет старше меня. И она рассказывала мне, как 10 лет назад танцевала с партнером «Ромео и Джульетту»: они не знали друг друга, и ей не хотелось с балкона спускаться к этому «Ромео» — изобразить тогда чувство гораздо сложнее. Мы с ней танцевали 5 лет и стали очень хорошими друзьями не только в зале, но и в жизни. Она из Чехии, и, может быть, поэтому нам было легко найти общий язык. Нас даже зовут вторыми Рудольфом Нуриевым и Марго Фонтейн (знаменитые танцовщики, чья разница в возрасте составляла также 19 лет).

— Является ли для вас кто-то кумиром в мире балета?

— Когда я был совсем маленьким, часто смотрел, как танцуют Михаил Барышников, Рудольф Нуриев — они для меня «топ»-кумиры. Вообще все артисты прошлого века мне очень нравятся: они танцевали от души. Сейчас артисты пытаются сделать движения, вместо того, чтобы станцевать… Когда танцуют Барышников или Нуриев, видно, что у них нет в голове мыслей «прыгну или нет?», и каждый прыжок что-то означает. Этого пытаюсь добиться и я.

— Вы как танцор балета являетесь ценителем прекрасного: музыки, живописи, скульптуры? Помогает ли ваша работа понимать другие виды искусства?

— Да, мне очень нравится ходить в театры, особенно на оперу. Недавно я был в Лондоне на представлении цирка Дю Солей. 10 лет я не был в цирке и забыл, что это такое. А тут увидел такое фееричное представление! Столько людей творят искусство — низкий им поклон. Я видел, как они прыгают… Я думаю, что я хорошо прыгаю! Они же прыгали лучше, выше, быстрее. Выделить какой-то вечер, чтобы посмотреть на кого-то на сцене, не волноваться за кулисами, ожидая своего выхода, а просто наслаждаться — это дорогого стоит…

— В прошлых интервью вы говорили, что в Англии очень большая нагрузка на танцовщиков. Есть ли у вас время для отдыха, и если есть, то чем вы любите заниматься?

— У меня уже четыре года не было летних каникул. И в прошлом году я решил сделать недельный перерыв, и мне это очень понравилось! (Смеется) Первые 2-3 дня меня преследовало некомфортное ощущение: встал утром и не надо двигаться, танцевать? А что же тогда делать? Просто пойти на пляж и полежать? А потом я привык, и мне уже не хотелось прекращать отдых. Хорошо иногда отдыхать. Даже если тяжелый график, воскресенье - у нас обычно выходной день. Я обычно просто сижу дома и никуда не выхожу. Ни в коем случае не на дискотеки: ну сколько можно танцевать?! (Смеется). Люблю общаться по скайпу с родителями. Иногда бывают гастроли в другие страны - тогда стараюсь заполнить свободное время, танцуя что-то новое.

— Говорят, плох тот солдат, что не мечтает стать генералом. А вы хотели бы стать постановщиком?

— На меня «звание» особо не влияет. Я стал ведущим танцором (премьером Королевского балета) три года назад, и не видел смысла останавливаться на этом. Я всегда недоволен собой, когда смотрю видео со своими выступлениями. Это неплохая мотивация, чтобы репетировать больше и больше. У меня нет цели быть лучшим танцовщиком в мире, потому что невозможно понравиться абсолютно всем людям, сидящим в зале. Достичь максимального удовольствия в танце, чтобы чувствовать себя как «рыбка в воде» - вот моя цель.
Я танцевал «Лебединое озеро» в девяти разных постановках и каждый месяц открываю для себя что-то новое: в некоторых историях хороший конец, в некоторых - плохой, и это мотивирует меня как актера. Но я счастливее, чем актеры кино. Они снимаются в фильме один раз, а я могу Ромео танцевать много раз, через месяц или год я могу снова быть Ромео или Принцем, или Спартаком - могу менять лица. Постановщиком… Не знаю. Но мне нравится преподавать: когда уйду на пенсию, буду передавать свой опыт молодым артистам. Мне нравится видеть улыбку на лицах людей, которым помог, и теперь они чувствуют легкость в танце. Я делаю это от души.

Комментарии
Комментариев пока нет