Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Без боли не бывает настоящей комедии

11.02.2009
Итальянский режиссер Паоло Ланди ставит в Челябинском театре драмы спектакль «Голодранцы-аристократы» - актуальную историю про безработных.

Итальянский режиссер Паоло Ланди ставит в Челябинском театре драмы спектакль «Голодранцы-аристократы» - актуальную историю про безработных.

Сеньор Паоло отлично говорит по-русски, хотя специально язык не учил. 18 лет назад началась его долгая и счастливая дружба с русским театром. Сначала - «Лысая певица» в Омске, затем постановки в Самаре, Саратове, Уфе, русских театрах Риги и Вильнюса. От Паоло ждут прежде всего итальянских пьес, и он их ставит. Челябинский театр - не исключение. 27 и 28 февраля зрители увидят спектакль «Голодранцы-аристократы» по пьесе Эдуардо Скарпетты. Вместе с актерами Борисом Петровым, Евгением Поплавским, Татьяной Скорокосовой, Мариной Аничковой, Николаем Ларионовым и другими мы окажемся в солнечном Неаполе конца XIX века.

Накануне премьеры мы пообщались с Паоло Ланди. Это было тем более интересно, поскольку Паоло - не только режиссер, но и тележурналист, автор документальных фильмов, раскрывающих природу войн и конфликтов.

- Чем сегодняшнему зрителю интересны «Голодранцы-аристократы»?

- Эта пьеса про безработных. Кризис, мы все стали голодранцами, кто-то более, кто-то менее. Главные персонажи - люди, которые никому не нужны. Они страдают, но, слава Богу, у них есть чувство юмора, желание что-то делать и ожидание чуда. Я объяснил челябинским актерам, что Неаполь - самый азартный город в Италии. Любимое занятие неаполитанцев - игра в лотерею. У них есть поверье: от работы хорошего не жди, надейся только на чудо. И они живут в ожидании праздника. Надеюсь, мое сотрудничество с вашим театром драмы не закончится на этой пьесе. В каждый российский театр, где мне довелось работать, я возвращался по нескольку раз. Поставил пять спектаклей в Омске, по три в Саратове, Самаре и Вильнюсе, два в Риге. Мне нравится строить хорошие отношения, а не убегать навсегда.

- А как вы познакомились с русским театром?

- Через мою подругу-журналистку. Во время путча она позвонила мне из Парижа и сказала, что руководство Омской драмы хотело бы со мной пообщаться. У меня не было ни малейшей идеи, где находится Омск, но было очень любопытно, и я поехал. Сделал первый спектакль - «Лысая певица». Оценили, пригласили еще. Мне нравится, что в России судят по качеству спектаклей. В Италии режиссера приглашают по знакомству.

Вторая причина, по которой ставлю в России, - зрители. Пока что они ценят настоящее искусство, умеют отличать зерна от плевел. Я обожаю репертуарный театр, потому что только он сохраняет опыт и традиции. В Италии был прецедент ликвидации репертуарного театра. После Второй мировой войны труппы начали работать по системе антреприз. В итоге молодые не имеют возможности пробовать себя на сцене, актерской школы меньше и меньше, старикам некому передавать свое мастерство. 15 лет мы в Италии работали на звезд. Выбираешь одно медийное лицо из телевизора, успевшее засветиться в каком-то сериале, оно произносит пару реплик. Зритель перестал ходить в театр, а сколько я знаю актеров, которые решили больше не работать на сцене! Сам три года назад перестал ставить спектакли в Италии. Мне кажется, что планка опустилась так низко, что уже не говорю с руководством итальянских театров на одном языке.

- Многие из ваших русских спектаклей оформил художник Санти Миньеко. Расскажите о нем.

- Санти незаменим, когда надо делать итальянскую комедию. Помимо творческого дара, умения создать интересный образ, Санти - деловой человек, любит работать руками. Он буквально живет в театре, не вылезает из пошивочного и столярного цехов. И результат виден, как только открывается занавес. Русские художники чаще всего приносят эскиз и уезжают. А Санти ведет процесс от начала до конца. Он рядом с актерами от момента выбора ткани до последней примерки.

- Паоло-журналист помогает Паоло-режиссеру?

- Конечно, ведь это один и тот же человек. Чтобы ставить пьесы, нужно иметь внутреннюю боль, - это для меня закон. Без боли не бывает настоящей комедии. К тому же должна быть связь со зрителями. Зачастую мы похожи на заключенных в сумасшедшем доме - театре. Нам удобно, хорошо, все говорят на нашем языке. Но так мы рискуем отстраниться от настоящей жизни. Журналистика мне напоминает, что важнее для людей сегодня, вне зависимости от места их проживания.

- Чувствуете ли вы языковой барьер между вами и актерами?

- Он почти не возникает, поскольку на сцене я больше объясняюсь жестами, чем словами. Настоящую преграду чувствую, когда на улице меня принимают за эмигранта и очень грубо со мной разговаривают. Это происходит практически каждый день. Меня принимают за грузина, чеченца. Дело усугубляется моим акцентом. Когда объясняю людям в форме, что я итальянец, они вмиг становятся лучшими моими друзьями. Вот это отношение к эмигрантам ужасно, и у нас в Италии оно не лучше.

Я богатый, счастливый эмигрант, многое могу себе позволить. Но барьера, чувствую, мне не преодолеть: сильно переживаю из-за этого. Получается какая-то ксенофобия на одну сторону. Итальянец - это ведь тоже «ксено». Но как итальянец я вам люб, а как грузин - нет.

- На сайте paololandi.it вы обозначаете свое кредо тремя действиями: мечтать, творить, обнаруживать. Что для вас важно обнаружить в пьесе?

- Не только в пьесе, но и в жизни. Скажу тебе, дорогой зритель, то, что я на данный момент понял: семья - это важно; Бог помогает людям, которые любят смеяться; война всегда ужасна, нельзя ее допускать. Нет второй жизни, поэтому жить надо полноценно и общаться с людьми по-настоящему.

- Что, на ваш взгляд, мешает русскому человеку быть счастливым?

- Не понимаю, почему в вашей культуре счастье обретается только через страдание. Часто вам недостает теплоты. В Челябинске Санти стало плохо, мы повели его в больницу. Он говорит медсестре «здравствуйте», а она не отвечает. Выполняет свою работу и уходит без эмоций. На следующий день все может поменяться, она улыбнется тебе. Но страдание, вот этот мазохизм…

И индивидуализм тоже, к сожалению. Зачастую русский смотрит только за своей квартирой, а что происходит в подъезде и на лестнице - его не касается. Возможно, идея жить только собой и для себя возникла оттого, что вы столько лет жили в куче.

Замечаю анархию, беспорядок. Быстренько сделать работу, а потом заниматься своими делами и пить чай. Почему вам постоянно нужна жесткая власть? Почему необходим отец, который каждый день говорит по телевизору, что нужно делать, и этих указаний не выполняет никто?

- Правда, что вы пишете книги?

- Первую книгу я написал о войне в Индонезии. Сейчас хочу писать (но, к сожалению, не имею на это времени) историю своей бабушки Нунси и дедушки Марио. В начале века они эмигрировали в Египет и были настоящими голодранцами. Марио был родом из северной Италии, высоченный (два метра ростом) блондин с голубыми глазами. А бабушка-неаполитанка была ростом метр пятьдесят, полная, темненькая. Вместе они смотрелись как немец и негритянка. Разные культуры, каждый говорил на своем диалекте. Чтобы понимать друг друга, они нашли общий язык - арабский. В жизни им было тяжело, и все, что я знаю про неаполитанцев-голодранцев, - от бабушки с дедушкой. Они много работали, энергия из них так и перла. Непонятно, как они соединились, и до конца не ясно, как сумели вместе жить. Одно я понял: чтобы быть счастливым, нужно постараться найти общий язык.

Комментарии
Комментариев пока нет