Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Маски, бубенчики и танцы

11.03.2009
В Челябинске прошел игровой бал-маскарад, посвященный Венеции XVI века. В его рамках организаторы попытались реконструировать дух эпохи.

В Челябинске прошел игровой бал-маскарад, посвященный Венеции XVI века.

В фойе дворца культуры «Станкомаш» средневековый полумрак. По центральной лестнице, скользя, как корабли, спускаются два «призрака» в старинных платьях и полумасках. Черно-красная гамма, высокие прически, загадочные улыбки, таинственный блеск в глазах. Люди или миражи?

Поднимаюсь в большой зал. Кругом пестрые жилеты и плащи, яркие береты и ноги в белых чулках, тугие корсеты и высокие кружевные воротники, узкие кринолины, длинные, богато украшенные рукава, невообразимые головные уборы — XVI век во всем великолепии. В глубине — красная драпировка во всю стену и низкий красный трон. Маленькая женщина в маске, пользуясь отсутствием хозяина, забирается на него с ногами и лукаво смотрит на толпу. Призраки смеются, играют, обмениваются вежливыми репликами, пригубляют из кубков.

Среди пестрой толпы носится шут в ярком колпаке, звенит бубенцами, падает на пол. Звучит живая музыка, люди, как по волшебству, начинают танцевать. Один танец сменяет другой. Вот шут объявляет мареску, звенит хор бубенчиков на запястьях танцующих, вот медленная и печальная аллеманда, в бесстрастных лицах масок разливается тихая грусть, пластика становится совсем неземной.

Здесь нет случайных людей. Проходящий на такой бал человек обязан знать быт, обычаи, нравы и моду того периода. Это требования организатора карнавала, Академии изящных искусств. Она не имеет своего помещения: ребята пять лет арендуют площади, но это не мешает им «путешествовать» в другие эпохи. «Академики» провели несколько балов. Легкости в движениях добиваются не импровизацией, а долгими репетициями. Она приходит по мере привыкания к костюмам, которые представляют собой многоярусную конструкцию из многих элементов. Представьте, что вам придется весь вечер танцевать, надев на себя сразу нижнюю сорочку, кринолин, пару нижних юбок, подложив специальные подушечки на талию, чтобы верхняя юбка идеально сидела, маскируя фигуру, затянувшись в тугой корсет на множестве крючков и украсив себя накладными кружевами с высоким головным убором...

«Ручеек» заканчивается, ко мне подходит белая полумаска в розовом платье. «Здравствуйте!» — говорит она. Это организатор праздника Татьяна Трошкина (в обычной жизни — компьютерный специалист). Я выражаю свое искреннее восхищение балом. Она благосклонно улыбается.

— Татьяна, почему все-таки XVI век?

— Это расцвет эпохи карнавалов и маскарадов.

— Вы реконструировали карнавал? Он так тогда и проходил?

— Реконструкцией это назвать сложно. Для нее потребовалось бы больше средств, места, времени для подготовки и проведения, декораций, потребовалась бы точность всех деталей. Скорее, мы попытались реконструировать дух эпохи. Наш бал все-таки игровой, в нем присутствуют черты классического карнавала Венеции и ролевой игры, связанной с сюжетом определенной пьесы.

На бале человек мог выбрать образ одной из классических карнавальных масок Венеции. Принять, например, образ исторического лица. Есть также группа масок классической карнавальной комедии dell arte («искусного театра»). Некоторые из них известны сейчас каждому — арлекин и коломбина, влюбленные. Здесь есть маски литературных персонажей — героев пьесы Карло Гольдони «Слуга двух господ». Они разыгрывают ее действие, для остальных это шоу, но некоторые маски косвенно участвуют и даже обязаны участвовать в пьесе, руководствуясь приготовленным либретто. На нашем балу есть также итальянские маски-bautta венецианских дам.

— Сегодня мы привыкли по-иному отдыхать, — продолжает Татьяна. — Одно торжество похоже на другое. Праздничная культура, символика и эстетика были частью средневековой культуры. Боюсь, нам ее никогда не понять. Сейчас мы привыкли к демократизму отношений, женщинам можно все, что делают мужчины. Тогда же им позволено было только то, что разрешит мужчина. На карнавале дама могла переодеться в лицо противоположного пола, и если ей выпадало драться на дуэли, значит, того было не миновать. Женщина была свободна, но по-своему. Была собственностью мужчины-господина, но при этом считалась величайшим сокровищем.

Мария ДМИТРИЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет