Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уроки практической режиссуры

27.08.2009
Режиссер Андрей Загидуллин о челябинском кинематографе, «Кинотавре» и новых проектах.

В преддверии Дня российского кино мы побеседовали с челябинским режиссером-самоучкой Андреем Загидуллиным.

Окончив журфак университета в 2007 году, журналистом он не стал. Зато начал пробовать свои силы в написании сценариев и съемках короткометражных фильмов. Его дебютный фильм «Наблюдатель», снятый за 600 рублей, этим летом был отмечен специальным дипломом ХХ открытого российского кинофестиваля «Кинотавр» за лучший фильм о городском пространстве современной России, стал финалистом специальной программы "Город РР" на "Кинотавре - 2009". Клип для челябинской группы «Kamboge» победил на International Music Video Awards в номинации "Best punk music video" в Лос-Анджелесе.

Больше всего его раздражает убогость провинциального телевидения и пассивность людей, которые думают, что где-то можно создать ценное и интересное, но только не в нашем городе: «Не место красит человека, а человек место. Если кто-то до тебя чего-то никогда не делал, это не значит, что ты сам этого не сможешь сделать с нуля».

О своей победе на "Кинотавре" сам Андрей говорит: «Пусть это будет стартом и ориентиром для молодых режиссеров. Хватит думать, что ты убогий, хватит думать, что если ты живешь далеко от центра, то ты ничего не можешь. Все в твоих руках!».

- Андрей, ты сам часто ходишь в кино?

- Где-то раз в месяц. Последний раз я был на фильме «Район №9». Мне очень понравилось. Это фильм, стилизованный под документальное кино, хотя на самом деле в реальности всего, что там изображают, не существует. Фильм про нетерпимость, про расизм, про национальные меньшинства. Я считаю, что получилось совершенно не тупое массовое кино: с одной стороны, оно развлекает, но с другой - здесь есть, о чем подумать.

- А что-то для себя на заметку в техническом плане берешь из фильмов, которые понравились?

- Я считаю, что все спецэффекты в фильмах - это просто инструмент, они никогда не будут самоцелью для меня. Обычно я всегда слежу за сюжетом, за тем, как там все структурировано.

- Тебе мешают твои режиссерские знания, когда ты смотришь фильм?

- Нет, не мешают. Просмотр фильма для меня превращается в урок. В урок, который мне нравится и который пролетает всегда незаметно и нескучно. Потому что, когда сам начинаешь работать с видео, понимаешь, что, по сути, «большие ребята» не делают ничего такого, чего нельзя сделать здесь. И когда ты смотришь кино, ты просто смотришь на то, как это сделано. Как это все могло быть спланировано, отрепетировано.

- Ляпы замечаешь?

- Ляпы это ерунда, по-моему. И ляпы есть у всех, даже в фильмах Спилберга, наверное, потому что его фильмы популярны, и там много копаются и находят их. Если мне нравится история, нравятся предлагаемые обстоятельства, нравятся герои и в целом нравится фильм, то какой бы там ляп ни был, он никак не испортит впечатление от фильма.

- Что тебя раздражает в современных фильмах?

- Мне не нравятся фильмы, которые неуважительно относятся к зрителю. Особенно в наших фильмах есть такая тенденция. У наших, в плохом смысле, массовых фильмов есть такая тенденция – это продукт, рассчитанный на быдло, и они сейчас вам его скормят и вам он понравится. Этот подход к нашим фильмам много где проскакивает. А в целом, я не могу сказать, что что-то меня раздражает.

- Как ты думаешь, почему в последнее время стало популярным арт-хаусное кино?

- Оно не стало популярным. На самом деле, арт-хаус - это коммерческий термин, который каталогизирует продукцию, находящуюся в другой нише, нежели развлекательный мэйнстримовый кинематограф. Как назвать совершенно непохожие друг на друга фильмы, которые находятся в оппозиции массовому кино и являются авторскими вещами? Вот к ним и применяется термин арт-хаус. Арт-хаусом называют почему-то старые фильмы, которые таковыми не являются. И на самом деле популярность приходит к какому-то конкретному фильму, а не к какому-то штампу.

- День кино что-то значит для тебя? Будешь принимать участие в каких-либо мероприятиях в этот день?

- Если честно, то этот день не воспринимается как праздник. Я бы, наверное, даже пропустил это событие, если бы ты об этом не сказала.

- В каком направлении, на твой взгляд, движется челябинский кинематограф? Какие у него перспективы?

- Он на очень низком уровне, потому что у нас его нет в принципе. Я не знаю людей с амбициями, которые хотели бы в этой профессии реализоваться, которые что-то предпринимают для этого. Сегодня кино стало очень доступным. Те возможности, которые предоставляют недорогие камеры сегодня, та картинка, которую они передают, вполне достойны, и компьютер сегодня тоже доступная вещь. Все инструменты для создания кино у людей есть. Это можно сравнить с акварельными красками: любой может купить себе акварельные краски, но даже не каждый человек сможет нарисовать шедевр. То же самое и с кино: все доступно, но никто ничего не делает. Я не знаю, почему так происходит.

- Почему ты смог заявить о себе, а больше таких примеров не слышно?

- На самом деле, я бы с удовольствием познакомился с ребятами, которые хотят делать качественный продукт, помог бы им. Мы просто очень хотели сделать настолько хорошо, насколько это было возможно. Потому что очень часто у нас в стране люди что-то пытаются сделать и как только на своем пути встречают какое-то сопротивление, они начинают ныть о том, что условий никаких нет, что у нас, мол, ничего не получится. А мы просто посмотрели на это все со стороны и оценили трезво ситуацию: у нас нет ни денег, ни нормальных камер, ни нормального оборудования, но мы из дерьма сделаем конфетку.

- С какими препятствиями сталкиваешься, создавая фильмы, и как удается их преодолевать?

- Просто должна быть очень сильная воля и очень сильное убеждение в том, что цель оправдывает средства. Потому что каждый день ты будешь встречать на своем пути какое-то сопротивление. И любой режиссер любого уровня тебе об этом скажет. Потому что задача режиссера в мире реальном создать мир художественный, а мир реальный будет при этом сопротивляться. Начиная с таких ситуаций, когда человек не явился на съемку, у кого-то что-то сорвалось, кто-то заболел, камера заела, погода моментально изменилась, где-то запретили проводить съемку, или банально деньги закончились и нечем заплатить за аренду. Будет очень много проблем, которые будут вставать на твоем пути. И единственное, что нужно для того, чтобы все это преодолеть, это железная воля.

- Ты разработал свой курс «Экспресс-киношкола». Расскажи об этом.

- Многие люди на меня начали «наезжать» из-за этого курса. Но они не понимают, что я на самом деле никого не учу и учить не собираюсь. Я не мэтр кинематографа и не беру на себя такой ответственности, чтобы кого-то учить. Я просто даю практические советы с поправкой на то, что происходит здесь и сейчас, о бюджетном цифровом кинопроизводстве. Я рассказываю людям о том, как распланировать производство, где можно достать камеры, как работать с актерами. Обо всем это мы рассказываем в течение двух часов. Ко мне подходили многие люди после этих курсов и говорили о том, что они действительно им помогли, и теперь у них есть недостающие им знания о том, как создать свое кино. Я думаю, что если бы мне кто-то в свое время рассказал о том, о чем я рассказываю на своих занятиях, мне бы это тоже очень помогло. Я никому не навязываю свои художественные приемы, не говорю о том, как должно быть. Я просто рассказываю о том, как это может быть.

- У тебя нет специального образования режиссера. Думаешь, оно может мешать в реализации творческих идей?

- Я думаю, что образование, безусловно, важно. Но побочным эффектом школы иногда является сама школа. Потому что, например, во ВГИКе очень много фильмов, на которых стоит печать «школа». И поэтому фильм, снятый в 2009 году, выглядит и звучит точно так же, как в 1969 году. Школярский подход художественной съемки очень чувствуется. Мне кажется, это может в некоторых случаях убить творческий подход. Я сам поступал и во ВГИК, и на высшие курсы сценаристов и режиссеров, но меня никуда не взяли, и я рад этому, потому что, если бы они меня взяли, то я никогда бы не снял тот фильм, который я снял. Может быть, я снял бы что-то другое, и это было бы абсолютно не востребовано и никому не нужно.

- Бывают ситуации, при которых тебе не хватает знаний?

- Нет, сейчас абсолютно все знания можно достать в том же интернете. Любые книги, обучающее видео – это все есть там. Мне кажется, что по кинопроцессу нет никакой недоступной информации, все лежит в открытом доступе. На самом деле, без разницы, где ты учишься, сам по себе вуз тебе ничего не даст. Человек сам себя обучает. Если тебе это нужно, то ты эти знания приобретешь и без корочки.

- Откуда ты берешь сюжеты для своих фильмов?

- Они рождаются сами по себе. Иногда это что-то личное из прошлого, иногда то, что приходит на ум. Проблема не в том, чтобы придумать сюжет, а в том, чтобы превратить его в историю. Здесь нужны знания. Одной идеи будет мало. К тебе приходит идея, и ты начинаешь думать о том, может ли она стать сценарием можно ли ее развить в сюжет, который потом станет сценарием.

- Расскажи про свой новый фильм «Красная коробка». О чем он, и где его можно будет увидеть?

- Увидеть нельзя будет нигде, кроме кинофестивалей. Впервые фильм хотим показать на фестивале видеоарта и анимации, но пока это все в стадии рассмотрения. Жанр фильма можно назвать смешением жанров триллера и драмы. Это будет 12-минутная история про 12-летнего парня, которому мама на работе дает очень странную красную и коробку и говорит, что в ней находится нечто очень важное и это нужно отнести домой. Но чтобы дойти до дома, парню нужно пройти через опаснейший криминальный район. Весь фильм - приключения этого мальчика. Он страшный, но весь ужас в нем достигается не сюрреалистичной атмосферой, как в том же «Наблюдателе», здесь совершенно привычные вещи выглядят страшными: завод звучит страшно и дымит страшно, страшные улицы с ветхими домами, люди на улицах страшные – совершенно привычные вещи в этом фильме выглядят страшно. Этот фильм эксплуатирует человеческий страх, когда ты оказываешься где-то на окраине, в незнакомом месте, где нет людей, и ты понимаешь, что с тобой что-то может произойти и тебе никто не поможет. Каждый испытывал нечто похожее. Чего человек боится больше всего на свете? Он боится другого человека. Мы боимся друг друга больше всего.

- Какие у тебя остались впечатления от «Кинотавра»?

- Очень хорошие. Там очень открытые люди, со всеми можно спокойно поговорить, что-то обсудить, завести интересные контакты. Я абсолютно не почувствовал такого, чтобы люди находились в разных тусовках и вход для других был закрыт. Все было очень хорошо продумано и организовано. Я был убежден почему-то, что все короткометражные фильмы будут показывать в фойе для пяти зрителей, и никому это особо будет не нужно, но на самом деле все короткометражки показывали в том же зале, на том же экране что и полнометражные фильмы. Приличное количество людей пришло на просмотр, и наш фильм выглядел ничуть не хуже картин, которые были сняты в Москве за большие деньги. Всегда приятно получать отдачу от знающих людей. Фильм не смотрелся каким-то убогим или на уровень ниже других, представленных на фестивале. Я считаю, что он был абсолютно на достойном уровне. Я вообще убежден, что в Челябинске можно без проблем можно произвести хороший художественный продукт.

- Очень много было критики на того же «Наблюдателя». Как ты относишься к негативным высказываниям в адрес своих работ?

- Сначала после выхода фильма была просто гигантская волна позитива. Потому что людям нравилось то, что этот фильм, образно выражаясь, был сделан на коленке, получился прикольным. Но потом, когда фильм начал получать признание, начался обратный процесс. Но я к этому абсолютно спокойно отношусь. Невозможно создать чего-то, что понравится всем. Хуже, когда ты что-то сделал и это лежит в столе, и это видела твоя мама, твой брат и твоя девушка, и больше никто. А если это видели десятки тысяч человек, и половина из них плюется, а половина выставляет большой палец вверх, то я думаю, что это здорово. Мне вообще нравится критика. Я даже коллекционирую разные высказывания, которые мне присылают, и среди них попадаются очень смешные.

Оксана БЫКОВЕЦ

Комментарии
Комментариев пока нет