Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Я искал формулу любви

24.09.2009
Дмитрий Бозин - ведущий актер театра Романа Виктюка - сыграл в Челябинске моноспектакль «Черепаха»

Дмитрий Бозин - ведущий актер театра Романа Виктюка - сыграл в Челябинске моноспектакль «Черепаха»

Дмитрий Бозин - это непостижимо. Он читает стихи (свои, чужие), поет, подражая скальдам, скоморохам, черным блюз-менам, танцует, лихо управляясь со своим точеным змеиным телом. Его голос течет от тихого дрожащего шепота до пронзительного крика. Рядом на сцене чувственная, с нервными и быстрыми пальцами на черно-белой ткани рояля Анастасия Животовская, ведущая ленту спектакля вперед по струе классической музыки.

Дмитрий Бозин - это непонятно. Что «Черепаха»? Почему черепаха? Откуда такая подборка стихов, песен и музыкальных произведений? Бродский, Цветаева, Хименес, Прокофьев, Шопен, Стравинский, Григ, Гершвин, Скрябин, Равель «обняли» стихи и танцы самого Бозина. Эго актера стерло все искусство - остался его голос, который заворожил, но отключил слух. И не было Цветаевой, Хименеса, не было и Грига с Шопеном - только Бозин собственной персоной.

Дмитрий Бозин - необидчиво, потому что Челябинск встретил знаменитого актера Театра Виктюка абсолютным отсутствием культуры, а он не обиделся. Хотелось сгореть от стыда, когда в зале три раза подряд во всю громкость звонил телефон с веселой мелодией - каждый звонок в минуту длиной. Ему начал вторить еще один. А потом сразу пронеслись мириады позвякиваний и побрякиваний отключаемых сотовых аппаратов. Артист отвлекся в середине стиха, спокойно дождался конца телефонной канонады, улыбнулся, снисходительно произнеся: «Полифония». Он был похож в тот момент на одну из своих ролей - Воланда из «Мастера и Маргариты», который произносит свое знаменитое: «Ну что же… они - люди как люди. Обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их…» Вот только вместо «квартирный» - «телефонный». Во втором действии история повторилась - только теперь с добавление шелеста бумажек и хрустом с галерки.

Дмитрий Бозин - это неровно. На протяжении всей нашей беседы он то становился неподвижен, то начинал активно жестикулировать. Удивление, улыбка, вопрос, возмущение сменялись на лице ежесекундно. Собеседник он открытый, эмоциональный и искренний.

- Чувственность, которая так видна в вас на сцене, - почему она важна?

- Именно через нее начнется любовь - об этом вторая часть спектакля, ведь только в конце я говорю о любви, а до этого о чувственности. Только пройдя через все ее стадии, можно получить любовь. По сути, все просто: в начале жизни человек думает, что самое прекрасное - это любовь. Потом думает, что секс. Но в итоге понимает, что самое лучшее - это секс с любимым человеком. Нельзя разделять душу и тело.

- Именно из-за общности чувственной стороны вы так легко соединяли в спектакле такую разную стилистику: к примеру, русские народные мотивы и блюз?

- Конечно! И блюз, и фолк - обязательно. И там ведь не только русский фолк. Там есть мотивы из Dead can dance, то есть ирландские, есть еврейские. В целом, можно сказать, что все это - язычество. Ведь язычество - мать, а религия - сын. Нельзя отрывать, как это было сделано в истории, физическое от духовного. Оно слито, нельзя оторвать. А иначе начнутся неврозы. А что было сделано? Их не просто разделили, но еще и объявили тело грязным, запретным, греховным. Но так не бывает - нет любви без чувственности. А в ней язычество знало толк - все звуки и вибрации, выливающиеся сегодня в музыку, на черные и белые клавиши. Сейчас, к примеру, как мне кажется, лучше всего в гармонии разбираются рокеры. Они добрались до замечательных языческих вещей. Именно это они несут в толпу.

- Так кто вы, Дмитрий: демиург, пробуждающий в людях чувство любви, или только сталкер, который ведет внутрь их собственных чувств?

- По-разному. Кого-то ведешь, а кто-то ведет меня. Кто-то и для меня проводник. Кто-то однажды задал мне вопрос: «Что такое любовь?», - а я ответил стихами. Но если бы этот человек не спросил, я бы не ответил. Так кто кому проводник.

Я искал формулу любви. Не для всех, а для таких как я - мужчин и женщин. Это ведь и не верность, и не ревность. Это больше всего похоже на прощание барона Мюнхгаузена с Мартой: «Я люблю тебя! - Нет, не то. - Я буду тебе верна! - Нет, не то. - Они подложили тебе в пушку сырой порох! - Вот! «У кого еще есть такая женщина, которая так тебя понимает именно в твоей цели?» Так и у меня.

- У вас были женские роли в спектаклях Романа Виктюка. Так вы поняли природу женщины, ее чувственности?

- Ни в коем образе. Это для меня тайна за семью печатями. Когда я играю, к примеру, Саломею, я не понимаю, а погружаюсь в нее, ныряю. Женщина - это природа, а удел мужчины смотреть на нее со стороны и говорить: «Ну, и как мне туда добраться?» Если бы я знал, чего хочет женщина, отдал бы все! Она важнее в гармонии, ведь это мужчина всю жизнь ищет свой путь, а женщина просто выбирает. Когда я играю женщину, беру некий идеальный образ, которому поклоняюсь, и воплощаю его в Саломее. Я выманиваю из женщины ее чувственность, как пантеру из джунглей, ведь зверь есть в каждой, просто иногда он уходит глубоко. Надо дать ему мясо, - а мясо-то пахнет. Оно вытащит из глубины каждой то, что должно принадлежать мужчине.

- В зале - где граница сцены?

- Нет границы! Нет никакой четвертой стены! Я не могу создать Саломею - она возникнет между мною и вами. Я создаю коридор между собой и зрителями, через который и вы отдаете, и я отдаю. И потом человек вынесет это из зала, отдавая в мир.

- Что такое эпатаж в вашем понимании?

- Не понимаю этого слова. Тот, кто занимается этим, все время кричит: «Вот, смотрите, я какой!» А это не я какой, а мы какие. Мы идем в церковь и слушаем литургию, впитываем сердцем. А эпатажник боится и себя, и людей. Именно поэтому я долго отказывался от этого ярлыка «эпатажный театр Романа Виктюка». Эпатаж - это античеловечно. Нужно быть человечным, может быть, сверхчеловечным, но никак не анти!

- В одном интервью вы говорили, что «двинуты» на мифах. А где миф в «Черепахе»?

- Везде. Миф - это все, что вы слышите в спектакле. Черепаха - существо из земли и воды. Она вся, как наше чувство. Если мы не посвящены в любовь, то идем посуху - тяжело идти. Но если мы знаем, что это такое, то ныряем, плывем, легко рассекаем глубины.

- Год назад вы сказали, что больше не прислушиваетесь к мнению зрителя. Не боитесь, что ваше эго пересилит искусство и вы будете совершенно не поняты?

- На каком-то этапе мне было необходимо слушать зрителя. Я и сейчас слушаю зал, но отказался от ведущего меня мнения. Просто я стал взрослым человеком, а взрослый тем и отличается от ребенка, что понимает: тот, кто ему противоречит, не всегда прав. Как я могу слушать мнение зрителя, который сам не знает, откуда его мнение взялось? Представьте, мне, тридцатилетнему мужчине, в московских залах шестидесятилетние мэтры говорили: «Вот вы читаете Цветаеву. Но ведь это какие-то старославянские камлания! Ведь это же никому не нужно!» Как мне доверять мнению этих людей, которые говорят, что зритель не хочет Байрона, он, видите ли, не интересен? А я буду его читать залу, даже если зритель сам этого не хочет. Даже если я буду читать Зощенко, через него все равно будет звучать Байрон. Я не дам вам прожить без Байрона.

Алина КАЗАЧИХИНА

Дмитрий Бозин. Заслуженный артист РФ, 6 ноября исполнится 37 лет. Родился в городе Фрунзе (Бишкек). Окончил ГИТИС в мастерской у П.О. Хомского. В студенческой жизни участвовал в капустнике лишь однажды – показал пародию на спектакль Виктюка «Служанки». Присутствовавший на этом действе режиссер заметил в юном актере талант и пригласил в свой театр. За годы работы с Виктюком Бозин принял участия в таких спектаклях как «Рогатка», «Соломея», «Заводной апельсин», «Мастер и Маргарита», «Последняя любовь дон Жуана», «Сон в летнюю ночь», собственно «Служанки» и других. Сегодня часто гастролирует сольно с собственными постановками.

Комментарии
Комментариев пока нет