Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Осенью в Венето

03.10.2009
Итальянский регион Венето, что на северо-востоке Аппенинского полуострова, гордится разнообразием исторических мест и природных ландшафтов (фотографии).

Итальянский регион Венето, что на северо-востоке Аппенинского полуострова, гордится разнообразием исторических мест и природных ландшафтов.

Сказочной красотой Доломитовых Альп, граничащих с Австрией. Целебным озером Гарда, что в 30 километрах от Вероны. Именами великих людей, некогда проживавших в маленькой, но знаменитой Падуе, куда круглый год стекаются паломники к мощам падуанского чудотворца святого Антония в надежде излечиться от тяжких недугов.

Ну, а что говорить о Венецианской лагуне с ее ста островами, список которых возглавляет Венеция. Всего-то 5,17 квадратных километров площади. А вмещает целый мир, ведь все мечтают побывать там хотя бы раз.

15 километров пляжа

С погодой нам крупно повезло. Накануне лили дожди. А для нас, как по заказу, солнце разогрело воздух до 28 градусов. Адриатическое море у берегов мелкое. Чтобы поплыть, надо отойти подальше. Идешь, идешь… Песчаное дно такое ласковое, приятно массирующее ступни. Оглянулся — ух ты, чуть ли не весь берег открывается взору.

Курорт Лидо-ди-Езоло — один из самых крупных на Венецинской Ривьере. Его пляж, условно разделенный на участки многочисленными отелями, тянется от района Фаро, там, где высится маяк, до порта Кортеллацо, что на берегу реки Пьявы, впадающей в том месте в Адриатику.

У большинства отелей первой линии уже закрыты глаза-окна. Им не видно, как в эти сентябрьские дни пустеет пляж. Хозяин нашей гостиницы Паоло, лукаво улыбаясь, похвалил нас за практичность:

— Конец сентября — лучшее время для отдыха. Что творилось здесь в августе! Лежаки занимали с раннего утра, на всех не хватало.

Очевидно, еще пару-тройку недель назад этот 15-километровый пляж раскрытыми желто-сине-красно-зелеными зонтами напоминал необычную цветочную лужайку. Теперь, когда курортников с каждым днем все меньше, зонты сложены и зачехлены. Пляж утыкан ими, словно громадными зубочистками. Лежаки, ровными рядами доходившие от линии променада до самой воды, постепенно исчезают, словно растворяясь в морских глубинах. Но это дело рук пляжных рабочих. Они ловко собирают лежаки, складывают на прицеп трактора и увозят, чтобы тщательно отмыть, просушить на солнце и укрыть до следующего сезона.

Кажется, что пляж принадлежит только нам — загорающих совсем мало. Гораздо больше неутомимых чернокожих торговцев, несущих свой нехитрый товар: полотенца, парео, зонты, часы, сланцы. Навязчиво и бесцеремонно прерывают дрему, используя универсальный английский язык:

— Мадам, купите зонт от солнца, совсем дешево.

Зачем мне зонт, если я хочу загореть!

— Спасибо, не надо.

— Купите, — канючит он.

— Я же сказала: не надо, — мой голос звенит медью, и торговец нехотя удаляется. Но по его следам к нам приближается узкоглазая девица в белой футболке.

— Синьора, вам нужен массаж, — не спрашивает, а утверждает она. И разворачивает замызганную ксерокопию листовки с изображением всех частей тела, которые она готова намять за определенную плату.

— Я хорошо делаю массаж, — напирает девушка.

— Вы что, доктор? — иронизирую я.

Она смущенно отводит глаза, но не уходит до тех пор, пока я не взрываюсь гневом:

— Ну, дайте же отдохнуть!

К слову, такой навязчивый сервис не свойственен хозяевам этой земли — итальянцам. На пляже их и не увидишь, а в городских лавочках, супермаркетах, пиццериях, ресторанах — да, собственно, во всех общественных местах тебя ждет радушное отношение, радостные улыбки и искренняя готовность помочь. Приятно пожить в такой атмосфере.

В нашем трехзвездочном отеле, кроме нас, еще две соотечественницы из Рязани. Остальные граждане — немцы. Говорят, Лидо-ди-Езоло давно уже облюбован этой нацией. В сентябре, когда отпускники вернулись на рабочие места, сюда чаще всего приезжают пожилые пары. На ужине, входящем, как и завтрак, в стоимость проживания, они с аппетитом поглощают еду, а это четыре смены изысканно приготовленных блюд. Заказывают вино или пиво, шумно обмениваются впечатлениями.

Сентябрь внес коррективы и в режим развлекательных заведений. Некоторые рестораны закрыты. Не видно оживления возле входа в казино. Но главная улица по-прежнему сияет огнями фонарей и витрин. По ней гуляют курортники. Останавливаются около баров послушать живую музыку. Не проходят мимо сувенирных лавок. По специальной дорожке на четырехколесных четырехместных велосипедах катаются молодежные компании. И, видимо, Лидо-ди-Езоло будет так жить «до последнего клиента».

Путь в плавучий город

Маяк в районе Фаро издалека похож на игрушечный. Там пристань, откуда два раза в день отплывают катера в Венецию. До нее всего-то 35-40 километров — в зависимости от способа передвижения. Самый экономичный (6 евро 50 центов) — с автостанции на прямом автобусе из Лидо-ди Езоло. Он идет через поселок Езоло Паэзе, потом минуя речушки, узкие каналы, неприглядную заболоченную местность. Проезжает мимо полуразрушенных хуторов. Вид у них жалкий, но говорят, что снести их не разрешает закон, охраняющий все строения прошлого. Купить — пожалуйста, но при условии восстановления былого архитектурного облика (закон!), что далеко не всем по карману. Но в некоторых усадьбах кипит жизнь, и огромного размера поля уже вспаханы под зиму.

Автобус пройдет по дамбе, соединяющей Венецию с материком, и остановится на пьяцца Рома, а оттуда по мостикам через каналы пройтись пешком в любой уголок города. Или купить билет на водный трамвай — вапоретто, его маршруты охватывают все районы Венеции.

Мы выбрали вариант более дорогой, но он того стоит. Билет стоимостью 22 евро 80 центов покупается в газетном или табачном киоске. Это цена «комплексная», причем по принципу «андато е риторно» — туда и обратно. Включает проезд в автобусе № 5, курсирующем каждые полчаса, в который можно сесть на ближайшей к отелю остановке, а также место (любое) на больших двухпалубных вапоретто, отплывающих от причала Пунта Саббиони через пять минут после прибытия автобуса. Мало того, этот билет позволяет в течение 24 часов использовать все плавучие средства Венеции (кроме водных такси и дорогостоящих гондол) на всех существующих направлениях.

Пассажиров на борту собирается много, особенно туристов. Местных жителей легко вычислить. Пожилая дамочка с книжкой в руках. Среднего возраста мужчина, держащий под мышкой солидный портфель — явно клерк. Группа студенческого вида парней и девушек, сбившихся на палубе в стаю, словно птенцы. На пейзажи, проплывающие мимо, они не обращают внимания — привыкли. Зато мы с жадностью всматриваемся в акваторию. Судно огибает остров Джудекка, справа зеленеет парками остров Святой Елены, потом виднеется береговая линия венецианского района Кастелло и, наконец, раскрывается во всей красе западная часть острова Риальто, на котором много тысячелетий «плывет» Венеция. Заметно волнение тех, кто впервые воочию видит силуэты знаменитой колокольни и дворца дожей. 40-минутное плавание заканчивается у причала Дзакаррия, ибо у Сан-Марко швартуются только лодки внутреннего значения. Туристы через Соломенный мост галопируют на всемирно известную пьяццу. Площадь Сан-Марко с утра пустынна. Где-то я читала, что осенью туристов не так уж много. Однако к полудню сюда набились группы японцев, французов, немцев.

Не желая толпиться, мы отправились в район Дорсударо, удаленный от туристских «аттракционов» типа моста Риальто с вереницами гондол и площади Сан Марко с ненасытными голубями. В Дорсударо, вдали от шума и суеты, некогда любил хаживать Иосиф Бродский, ежегодно приезжавший из Нью-Йорка в Венецию. Он посвятил ей лучшие стихи и знаменитое эссе «Набережная Неисцелимых». Такого названия на картах не найти. Хотя журналист «Российской газеты» Юрий Лепский (мой, кстати, однокашник, на пару лет раньше меня окончивший журфак УрГУ) докопался, что такая набережная существовала на южном окончании этого района. У одного антикварщика нашел старинную карту средневековой Венеции, где и была обозначена Фондамента Инкурабили (в точном переводе — набережная неизлечимых). Странное название ей дал госпиталь и прилегающие к нему кварталы, в которых содержались безнадежно больные, зараженные чумой, унесшей тысячи жизней. Чудом поборов эпидемию, выжившие жители воздали дань Господу, соорудив потрясающей красоты церковь Санта Мария делла Салюте — одно из самых узнаваемых венецианских сооружений. С запада от нее и находится та набережная. Когда Бродский смотрел оттуда на воды канала Джудекка и одноименный остров, ему виделись образы Питера. Наверное, поэтому его вдова Марина, красавица-итальянка с русскими корнями, перевезла прах Иосифа Александровича, умершего и вначале похороненного в Нью-Йорке, на венецианский остров Сан-Микеле. Там на старом кладбище похоронены еще два великих соотечественника: Дягилев и Стравинский. На памятнике Дягилеву написано: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений», а на его могиле всегда лежат то балетные пуанты, а то и лапти. Стравинскому почему-то предпочитают класть театральные билеты, а Бродскому — пачки с сигаретами.

В Дорсодуро нам хотелось повидать дом известного предпринимателя Альберта Сандретти, почетного консула России в Венеции, собирателя российского авангарда. Не раз читали, что он дружит с российским бомондом, устраивает в своем саду «русские посиделки». Там же установлена бронзовая статуя знаменитого «Петровича» с рюмкой в одной руке и с бутылкой в другой — персонажа «мозговеда» Андрея Бильжо. Но дом тот мы так и не нашли. И расспросить было некого: прохожих мало, к тому же местные жители, не имеющие к турбизнесу отношения, английским не владеют, а русским и подавно.

Неожиданно услышали родную речь. Парень лет 25, неторопливо шествуя вдоль канала Сан Вио, говорил по мобильнику:

— Мамуся, да я не голодаю, мне неплохо платят. Но скучаю по твоему борщу. Ты его приготовь к моему приезду. Когда? Не раньше Нового года.

Отрывать юношу от беседы мы не стали. Пошли полюбоваться на церковь Санта Мария делла Салюте вблизи, которую уже запечатлели на фотокамеру с противоположных берегов канала: и со стороны площади Сан Марко, и с высоты колокольни церкви Сан Джорджо Маджоре, что на одноименном острове. Потом за считанные минуты перебрались на маленьком вапоретто к причалу Сан Марко, где пересели в большой водный трамвай, идущий до Мурано.

Мурано и Бурано

Мурано, родина знаменитого стекла! «Организованных» туристов непременно возят в мастерские, где стеклодувы превращают цветную жидкую массу в затейливые декоративные предметы. Говорят, секрет муранского стекла до сих пор держится в тайне и передается только по цепочке. Однако изделиями из него завалены не только магазины Венеции, их можно приобрести в любом регионе Венето, да, пожалуй, и за его пределами. Важно не ошибиться, поддавшись на дешевизну, получив подделку (скажем мягче — копию) из акрилового заменителя либо обычного «бытового» стекла. Такая подвеска или колье хоть и сияет всеми цветами радуги, стоит всего 3-4 евро. Но выглядит эффектно, и женщины всех наций охотно их покупают. Оригинальные украшения стоят в десять, а то и сто раз дороже. Голограмма на бирке служит удостоверением подлинности.

Мурано гордится своей избранностью, что подтверждается обилием своеобразных памятников таланту и изобретательности стеклодувов. Это скульптуры или диковинные цветы-кристаллы в два человеческих роста, символизирующие «профиль» муранских мастеров.

Мурано — второй по величине остров Венецианской лагуны после Риальто. Говорят, что его называют малой Венецией, но мне так не показалось. Да, там тоже много каналов, мостиков, набережных, узких улочек. Но они иные. Как и атмосфера несуетной, неторопливой и размеренной жизни «рабочей окарины». Осень заставила закрыть многие лавки и магазины, лодочники зачехлили свои плавсредста.

Не всякий турист доплывает до Бурано. На этом острове немноголюдно даже в летнее время. А в сентябре он выглядит впадающим в спячку кружевным царством. Легчайшие плетеные изделия пытаются соперничать с более весомым во всех отношениях муранским стеклом. Кружевницы, как и стеклодувы, много веков оберегающие свои секреты, плетут узоры прямо в салонах, где выставлены изумительной красоты платья, костюмы, шарфы. Но уж больно театрально они выглядят. Да и стоят дороже «стекляшек». По Бурано ходишь, словно по музею. Бредешь по «узорам» узких улиц, между маленькими домиками, по-голливудски раскрашенными в сочные, не повторяющие друг друга краски.

Населения там — всего около 4 тысяч. Тому, кто не занят в кружевном или ресторанном бизнесе, остается одно — рыбачить. На острове витает рыбный запах, а в меню общепитовских заведений много блюд из морепродуктов.

Грудь Джульетты

Просмотрев список экскурсий, что в первый же вечер нам выдала отельный гид Кристина, мы поняли, что услуги подобного рода заметно подорожали. Остановились на , поездке с двумя экскурсиями: Верона плюс озеро Гарда по 45 евро с человека. Однако желающих было много: двухэтажный автобус был практически полон соотечественниками, отдыхающими в разных отелях Лидо-ди-Езоло.

Сопровождавший гид Мария, акцентом напомнившая говорок Эдиты Пьехи, не жалела связок, рассказывая обо всем, что видно за окнами. Обещала, что Верона, прославленная Шекспиром в бессмертной трагедии «Ромео и Джульетта», встретит нас полупустыми улицами, но ошиблась. Наш автобус с трудом припарковался в старый город. Туристы, ведомые гидами, наступали друг другу на пятки.

Нас уже поджидала местный гид Иванна, полька по происхождению. Мы с испугом взирали на ее выпирающий животик: а ну, как схватки начнутся! Иванна успокоила: мол, рожать только через месяц. И ловко несла себя сквозь людское море, при этом сыпала массой подробностей, остроумно шутила и успевала отвечать на «внеплановые» вопросы наших любознательных попутчиков.

Старушка-Верона отдельными местами напоминает и Рим, и Флоренцию, и другие «чисто итальянские города». Она знаменита Ареной ди Верона — огромным амфитеатром, воздвигнутым на 50 лет раньше римского, хотя по размерам слегка уступающим ему. Зато веронская Арена отреставрирована и по сей день функционирует, вмещая до 30 тысяч зрителей. Концерты и спектакли идут с живым звуком, без микрофонов. Микрофонами пользуются только рокеры.

Все слушали Иванну, но, похоже, торопились увидеть места, связанные с шекспировскими героями. Иванна оказалась сторонницей версии, следуя которой эта история — сущий вымысел. Дом, где якобы жил Ромео, вовсе не принадлежал семье Монтекки. А балкон, на котором Джульетта поджидала возлюбленного, достроен в угоду туристов, в реальности он находился в другой части дома Капулетти. Однако в путеводителе, купленном в Вероне, я прочла, что сюжет не выдуман, а известные по драме Шекспира события гораздо раньше его описали другие литераторы, в том числе некий Луижи ди Порто. Но только «Вильяму нашему Шекспиру» удалось сделать ее мировым бестселлером и вдохновить режиссеров всех времен и народов на кинофильмы и спектакли.

Как бы то ни было, к дворику Джульетты не зарастает народная тропа. Молодые люди исступленно царапают на стенах имена своих возлюбленных, клеят записки с мольбами о взаимности. И верят: это поможет.

И стар, и млад выстраивается в очередь к бронзовой статуе Джульетты, правая грудь которой блестит от миллионных прикосновений. Кто-то ведь придумал, что если потрешь именно эту часть тела девушки, будет тебе счастье в любви.

Мы же испытали простое туристское счастье еще и на озере Гарда, которое открыло нам новую грань Италии. Очаровал крохотный островной город-крепость Сирмеоне с его мрачными башнями. Они неприступны на вид. Но только не для путешественников…

Комментарии
Комментариев пока нет