Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка коктейлей - узнать на сервисе Юду.
Службы доставки товаров - варианты по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Почти каждый звездный артист - бульдозер

29.01.2010
Управляющий балетной труппой Большого театра Геннадий Янин считает, что плохой характер его подчиненных - обратная сторона таланта.

Управляющий балетной труппой Большого театра Геннадий Янин считает, что плохой характер его подчиненных - обратная сторона таланта.

В челябинском балетном фестивале «Татьяна Предеина приглашает…» наметилась незапланированная традиция. Чем ближе фестиваль, тем крепче мороз. Хотя публику челябинской примы морозом не испугаешь. Зал на фестивальных спектаклях полон, ее партнеры - настоящие звезды, которых выбирает она. На днях ее партнером был известный танцовщик, заслуженный артист России, управляющий балетной труппой Большого театра Геннадий Янин. Они танцевали «Анюту» Гаврилина в постановке Владимира Васильева. Это любимый спектакль Татьяны Предеиной, который еще недавно с ней репетировала Екатерина Максимова. Фестивальную «Анюту» артисты посвятили памяти великой балерины.

Накануне мы встретились с Геннадием Яниным. Он знает Татьяну давно. В Челябинске роль Модеста Алексеевича танцует во второй раз:

- Помню свои ощущения от прошлого спектакля. На репетиции мы шутили, хохотали. А потом она вышла в спектакле - и сразу стало понятно, что вышла прима, что это место она занимает по праву.

- Кажется, на репетиции ничего особенного не происходило: все легко, весело, общение - с полуслова.

- Татьяна очень быстро откликается на любые порывы, нюансы. В прошлом году она меня удивила. На сцене я шаловливый, особенно в игровых партиях. Я говорю какие-то мелкие шуточки, и она на них отвечает. При этом может страдать, меняться в лице, как того требует роль. Мне очень с ней интересно. Разумеется, этого никто не слышит, кроме партнера. Получается спектакль для двоих.

- За свою карьеру вы видели много Анют. А что вы скажете о Татьяне?

- «Анюта» - один из тех спектаклей, который для балерины дает возможность сделать роль, как чувствуешь. Ты не думаешь, получатся ли два пируэта, 32 фуэте. И не верьте, когда говорят, что это легко и приятно. Фуэте всегда ждешь с ужасом. В Анюте Тани Предеиной угадываются жесты Екатерины Максимовой. Я много работал с Екатериной Сергеевной: когда она была на излете карьеры, потом танцевал с ее ученицами. Я знаю эти жесты - именно максимовские.

В жизни красавец, на сцене - старик

Даже на репетиции, когда старенький Модест Алексеевич обольщал красавицу Анну, Г. Янин выглядел хоть и смешным, но обаятельным - не было ни лысины, ни накладного живота. Зато когда мы встретились на интервью и Геннадий сел напротив, вспомнилась фраза Татьяны Предеиной: «Я никогда раньше не танцевала с таким красивым Модестом». А как же образ, правдивость? Ведь красоту не спрячешь…

- Не волнуйтесь, все будет хорошо. В чем преимущество артистов балета? Актеры театра и кино прикованы к своему лицу и никуда от него не денутся. Ты Василий Иванов на всю жизнь: сначала молодой, потом постаревший. А в балете с помощью пластики, грима можно меняться до неузнаваемости. В напудренном парике я Людовик XVI, надел капор - играю Мамашу в «Тщетной предосторожности». Есть роли, где меня не узнает родная мать. Она продолжает удивляться: «Как это возможно? Я не понимаю».

Я не боюсь себя уродовать: не страшно надевать лысины, горбы, надувать животы. В своей сценической внешности я уверен, поэтому все внимание уделяю актерской игре. Танцы мы видели всякие, и все равно второго Владимира Васильева нет и не будет. Так же как нет второй Майи Плисецкой. А вот актерскую игру можно вернуть на достойный пьедестал. Я всегда старался делать свои роли очень заметными. Эту линию продолжаю и как управляющий труппой. Чтобы все знали, что в Большом театре даже партии второго плана исполняют на недосягаемом уровне. Чтобы не было проходных партий или спектаклей, чтобы впереди стояли красивые балерины, потому что у нас самая красивая труппа мира. Мы первый театр страны. Это моя политика.

- Кому пришла мысль сделать вас управляющим? Вы такой милый, улыбчивый, деликатный.

- На это многие попадаются. А если серьезно, то выбор действительно очень странный. В Большом театре я не родной: первые девять лет танцевал в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко (это почти половина пути). Когда генеральный директор Анатолий Иксанов решил сделать такой ход, мне было 35 лет, я не имел специального образования и не собирался заканчивать карьеру. Видимо, в 2003 году других кандидатур не было. На сегодня я установил рекорд: никто так долго не занимал эту должность. Конечно, ошибок было много. Года три ушло на то, чтобы понять, что надо делать, как общаться с людьми, чего от меня хотят. В балетной труппе Большого театра 267 человек. Соответственно у меня было 267 тактик, по три варианта на каждого - от ссор и разрыва отношений до бескрайней любви. Как показал опыт, не работает ни то, ни другое: здесь садятся на шею, там никакого контакта. Все время приходится идти по тонкой грани, чтобы тебя не уничтожили. Потому что почти каждый звездный артист - бульдозер. Что меня спасло? Вовремя понял, что их плохой характер, ужасные поступки, эгоизм, бестактность - обратная сторона таланта. Чем талантливее человек, тем больше «сопутствующих товаров». Я могу легко вывести из себя любую звезду. Но тогда это будет плохой спектакль. Этого допустить нельзя. Как управляющий я несу ответственность за то, чтобы каждый спектакль был событием. Я научился молчать, пара телефонов разбита о стену (естественно, после выхода из моего кабинета звезды).

- Неужели никто не скандалит? А как же зависть, конкуренция, изрезанные костюмы, интриги, про которые так много рассказывают?

- Главное в работе коллектива - стабильность. Мы ездим на гастроли, работаем с большими перегрузками, но в труппе спокойно. А конкуренция всегда была, есть и будет.

Я жду спектакля с одной мыслью: «Господи, скорей бы отдохнуть на сцене». Моя любимая роль - фея Карабос в «Спящей красавице». Здесь я могу высказать все, что наболело, начиная с первой сцены, блистательно поставленной в Большом театре - выход Карабос со всеми ее предсказаниями, демоническим хохотом. Я могу законно подойти к королю и сказать, погрозив пальчиком: «Вы про меня забыли? Ай-яй-яй». И вручить балерине веретено, которым она уколется.

- Вам повезло с должностью: уход со сцены не будет таким болезненным.

- После сцены Большого театра работы интереснее быть не может. Не важно, министр культуры, президент ли Франции - все не то. Мне уже 42. Я давно на пенсии и бесплатно езжу в метро. Эту пропасть я преодолел легко. Балетная пенсия никогда, никем и нигде в разговоре не упоминается. Тем не менее это главная боль артиста балета. Сначала «бабочка крылышками бяк-бяк-бяк», а потом пенсия, которая во многих случаях приравнивается к смерти. Артисты балета - искусственно выращенная порода людей, которые неприспособлены ни к чему. С детства ты должен принести свое туловище в зал, разогреть, потом перенести на сцену и достойно станцевать. Перед спектаклем загримировали, одели, причесали, объявили: «Ваш выход». На гастролях вручили билет и сказали: «Идите к автобусу, он повезет вас в аэропорт. Или в гостиницу». Что завтра? Вот расписание. Мозг отключается: он работает только на интриге. А потом - оп-па: оказывается, ты никто: ни образования, ни налаженного быта, ни перспектив. А тебе нет 40… Это шок, хотя нам с детства твердят: балетный век короток.

Гламурное поколение

- Как вы оцениваете сегодняшний уровень труппы Большого театра?

- Каждый раз спрашиваю себя: «Геннадий Петрович, а не срабатывает ли в тебе эффект возраста, что раньше и «фонтаны били голубые, и розы красные росли». Мне кажется, нет. Я застал на сцене Владимира Васильева, Екатерину Максимову, Людмилу Семеняка, Надежду Павлову, Лавровского. Помню, в детстве, когда оркестр играл вступление к «Спящей красавице» и на сцене появлялась принцесса Аврора - Семеняка, я чуть в обморок не падал от восторга. Она сбегала вниз, спрыгивала с последней ступеньки в вариацию - и танцевала без всяких поклонов и препарасьонов. Это было так естественно: юная принцесса сразу начинала танцевать.

Однажды я все-таки спросил ее: «Людмила Ивановна, так было или мне приснилось?». - «Было». Став взрослым артистом, вдруг обнаружил, что во вступлении к «Спящей…» скрипки играют незнакомую тему. Откуда она взялась, почему я ее никогда не слышал? Потом догадался: из-за аплодисментов, которые обрушивались сразу, как только принцесса Аврора показывалась из-за кулис.

Сейчас я не смотрю этот выход. Новое поколение более гламурное, красивенькое: в бриллиантах, шубах, на дорогих машинах. И ножки у них длиннее, и пачки красивее. Но того полета, порыва, который был у Екатерины Максимовой, я не вижу. Да, у нас есть прекрасные балерины, настоящие звезды. А много ли людей, которые знают их в лицо, могут назвать имя? На слуху только Анастасия Волочкова.

- И Николай Цискаридзе.

- И заслуга их в том, что они популяризировали балет, напомнили обществу, что есть такое искусство. Правда, есть и свои минусы. Балет чем опасен? Пропустил один урок, другой, третий. А потом выходишь на сцену - и это становится заметным. Если умудряешься вести публичный образ жизни и ходить на каждый урок - пожалуйста. Но шоу-бизнес и театр - несовместимые вещи. Коля - мой приятель, друг, и я вижу бешеный ритм, в котором он существует. Старая истина, что художник должен быть голодным, и сегодня работает. Когда ты получаешь несравненно больше за то, что просто показал свое лицо в кадре, уже не хочется, чтобы руки и ноги отвалились за ощутимо меньшую сумму.

Татьяна МАРЬИНА

Комментарии
Комментариев пока нет