Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Моя любимая должна быть в первую очередь другом

08.03.2010
Актер сериалов «Крем» и «Спальный район», участник проекта «Танцы со звездами» Иван Оганесян поделился своими воспоминаниями, планами и тайнами.

Актер сериалов «Крем» и «Спальный район», участник проекта «Танцы со звездами» Иван Оганесян поделился своими воспоминаниями, планами и тайнами.

Иван успел сняться во многих сериалах: «Мужская интуиция», «Скелет в шкафу», «Лебединый рай», «Иван Подушкин. Джентльмен сыска-2». Но самую большую популярность ему принесла роль фотографа Сергея Коловорота в сериале «Крем», который с успехом прошел недавно на телеканале «Россия». Сейчас Иван Оганесян - один из самых востребованных актеров на российском ТВ. На Первом канале его можно увидеть в сериале «Спальный район», на телеканале «Россия» - в проекте «Танцы со звездами».

Не пью, не курю и хожу пешком

- Иван, первый вопрос - самый насущный: как вы все успеваете?

- Я очень дисциплинированный. Встаю в семь утра, ложусь в 11 вечера. Не пью, не курю, светские мероприятия обхожу стороной. Семьи у меня нет, забот никаких.

- Вы востребованы сейчас как актер. Зачем вам «Танцы со звездами»?

- Для развития. Если в кино я уже наработал определенный опыт, то такие проекты, как «Танцы со звездами», для меня полная загадка. Вы не первый, кто меня спрашивает, что он мне дает. Это и разговор с самим собой, и проверка себя, и интерес к новой профессии.

- Вам нравится участвовать в этом проекте?

- Мне очень повезло с партнершей Инной Свечниковой. Ей всего 23 года, но она настолько компетентна в своей профессии, что работать с ней - одно удовольствие. Слушаю ее с открытым ртом. Для меня Инна - безусловный авторитет, каждое ее слово - закон. Уважаю таких людей. Правда, они встречаются на моем пути не так часто. Первый человек, который меня впечатлил, - Луиджи или просто Джи-Джи, владелец маленького театра в Италии, где я работал в качестве виолончелиста. Он говорил с таким энтузиазмом, что я, плохо понимая итальянский, заражался его энергией - мне хотелось творить, созидать! То же самое происходит у меня и сейчас.

- И все-таки - у вас бывает свободное время?

- Не поверите, но уже несколько лет я живу в режиме «нон-стоп». У меня нет выходных. Меня спрашивают: как же я тогда расслабляюсь, отдыхаю? Я очень люблю ходить пешком. Пока иду до съемочной площадки - уже отдохнул. Это мне от родителей досталось.

История с географией

- А кто ваши родители? Кстати, откуда такое необычное отчество - Джонридович?

- Папа - Джон Рид Оганесян - был прекрасным оперным певцом, а мама долгие годы работала главным концертмейстером Саратовской оперы. Отец был яркой личностью. А таких, вы знаете, у нас в стране не очень любят. Ему долгое время не давали ходу в театре: сплетни, интриги, доносы. В итоге мы переехали во Фрунзе (ныне Бишкек - прим. авт.). Мне было два года, но я прекрасно помню этот момент. Помню, как родители брали меня в театр, я сидел за кулисами и наблюдал за происходящим. Помню запах кулис, красивые костюмы. В Средней Азии мы прожили несколько лет. Там я пошел в школу, начал заниматься музыкой. Родители были убеждены, что я обязательно должен стать великим виолончелистом - как Ростропович, например. Отец говорил: «Ванечка, нам не должно быть стыдно за тебя!» То же самое когда-то ему говорили дедушка с бабушкой. Они у меня были легендарными людьми: коммунисты, уважаемые люди на Кавказе, они искренне верили, что построят в СССР коммунизм. И когда у них родился сын, мой папа, его назвали в честь американского писателя-коммуниста Джона Рида. Но любовь к коммунизму не спасла дедушку от репрессий: в 1937 году его расстреляли. В какой бы город мы ни переезжали, виолончель и пианино всегда путешествовали вместе с нами. Где только мы ни жили: Саратов, Бишкек, Батуми, Москва, Ереван. Намучились, конечно, мы тогда по полной программе! В 1989 году и вовсе остались без жилья.

- Как так?

- Это давняя история: мы стали жертвами какой-то махинации, подробности мне неизвестны. Лишь не так давно мне удалось купить маме квартиру под Иваново. Сейчас у меня мечта - перевезти ее в Москву. Правда, пока я сам квартиру снимаю. Папа умер в 1994 году.

Музыка и стройка

- Вы, наверное, с детства мечтали о карьере музыканта?

- А как же! Я же родился в семье музыкантов! Уже в 14 лет я работал как виолончелист. Это было в Батуми. Был официально оформлен в отделе кадров и с меня даже брали налог за бездетность. Днем учился, вечером работал. В начале 90-х поехал покорять столицу, наивно полагая, что меня здесь ждут с распростертыми руками. Не тут-то было. С улицы попасть в московские театры невозможно. А надо было на что-то жить, кушать. И я, мальчик-мажор, который тяжелее виолончели ничего в руках никогда не держал, вынужден был идти работать на стройку. Убирал строительный мусор, выравнивал стены, а мыслями был на сцене. Вскоре меня взяли в оркестр под управлением Марка Горенштейна - тогда он назывался «Молодая Россия». Работал и в камерном оркестре Дома композиторов, и в оркестре Театра оперетты, и во многих других коллективах. Поступил в ГИТИС на музыкальный факультет, уже видел себя артистом оперетты. А потом уехал на стажировку в Италию. Менеджер, который меня приглашал, оказался не очень порядочным: обещал мне золотые горы, а по приезде в Италию выяснилось, что мне надо срочно искать ночлег. Какое-то время скитался по чужим углам: ни денег, ни языка. Но мир не без добрых людей: мне помогли устроиться в оркестр в качестве виолончелиста. Я начал зарабатывать и сам оплачивал курсы вокала. От папы мне достался красивый, сильный голос. Но певцом мне стать было не суждено. Это же каторжный труд: оперный певец должен заниматься каждый день по нескольку часов. В то время у меня появились другие заботы: у меня родилась Олеся. Надо было срочно возвращаться в Москву: в Италии очень маленькие зарплаты, на эти деньги содержать семью невозможно.

Трагедия и мечта

- То есть на певческой карьере вы поставили крест?

- Пою в основном для друзей и для себя. Певческих амбиций у меня больше нет. Хотя по возвращении в Москву какое-то время выступал в мюзикле «Норд-Ост» - пока не случилась та трагедия. Тяжело вспоминать те три дня, каждый из которых был наполнен ужасом. Хочется все забыть, как страшный сон. Я человек мнительный. Страшно, когда под дулом автомата перед глазами мелькает вся жизнь: мама, папа, школьные друзья, жена, дочь, которой тогда был всего год.

- Какие у вас отношения с театром?

- Я работал в театре Романа Виктюка, были какие-то антрепризы, сейчас - в свободном плавании. Очень хотелось бы вернуться в театр. Для меня это святое: не хотелось бы превращать его в способ получения дохода. Я прекрасно понимаю, что такое сериалы, для кого они снимаются и с какой целью. Есть мысль сделать спектакль с участием виолончели. Недавно познакомился с продюсером, который обещает помочь мне с этим проектом. В спектакле будут и танцевальные номера, и виолончельные, ну и, может, я что-нибудь спою.

Кино

- Как вы попали в кино?

- Случайно. Я как раз в тот момент ушел от Виктюка. Проходил мимо театра Моссовета, а у них там дешевая столовая, и я подумал: «Дай-ка зайду, перекушу, заодно с ребятами поздороваюсь». Захожу к своему приятелю Коле Добрынину, а у него сидят киношники. Они посмотрели на меня и пригласили на кинопробы. Так я оказался в картине «Желанная» у режиссера Юрия Кузьменко. Это было в 2003 году. Как видите, все обыденно. Многие склонны романтизировать актерскую профессию, а в жизни все по-другому: слез и разочарований больше, чем радости. Я, например, каждый раз за три-четыре дня до окончания съемок начинаю нервничать: «А что дальше? Что будет завтра? Будет у меня работа или нет?» В нашей профессии нет стабильности. Сегодня ты на коне, завтра - под конем.

Личная жизнь

- Вы общаетесь с бывшей женой и дочерью?

- Мне неприятно отвечать на подобные вопросы - это моя боль, моя драма, моя трагедия. Почему мы расстались? Ну, расстались - и все! Зачем ворошить прошлое? У жены появился другой мужчина, она за ним уехала в Лондон, дочку забрала с собой. Общих детей у них нет. Но видеться с дочкой мне никто не может запретить. Пусть мы не общаемся каждый день, но мы очень близкие люди и очень скучаем друг по другу.

- Что вам мешает общаться чаще? Существует Интернет - электронная почта, «Скайп», «аська»…

- Я не признаю суррогатное общение. Не хочу, чтобы у дочери я ассоциировался с неким виртуальным папой, который иногда появляется в Сети. Все это общение через Интернет формирует шаблон взаимоотношений, определенный набор слов: «привет», «как дела», «пока». В них нет души. И вообще, я не признаю технологий ХХI века. У меня дома нет ни компьютера, ни телевизора. Нет даже дома: живу в съемной квартире в районе Белорусского вокзала. Строится загородный дом, но до новоселья там еще очень далеко. А с Олесей мы виделись недавно. Ей восемь лет, она на несколько дней приезжала в Москву и заглянула ко мне на съемочную площадку. Раньше ей было скучно в студии, а сейчас она вдруг изъявила желание стать актрисой: в Лондоне пошла в актерскую школу. Кстати, одновременно занимается скрипкой.

- А что сегодня происходит в вашей личной жизни? У вас есть дама сердца?

- Скорее есть, чем нет. Правда, я ее пока не знаю. И даже не знаю, как она выглядит. Но она есть, она где-то рядом - это точно! Осталось только встретить ее.

- Какими качествами она должна обладать?

- Можно говорить что угодно, но с высоты прожитых лет (9 марта Ивану исполняется 37, - прим. авт.) мне кажется, что она, прежде всего, должна быть другом. Все остальное - красота, чувство юмора, умение готовить - это второстепенное. Мне очень хочется встретить женщину, с которой бы я прожил всю жизнь в любви и согласии. А еще мне хочется кучу детишек! Уверен: у меня так и будет.

Сергей ВИНОКУРОВ,

Фото Вадима Тараканова и телеканала «Россия»

Комментарии
Комментариев пока нет