Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

На водах

01.01.2011
Карловы Вары - все более русский город в центре Европы

Карловы Вары - все более русский город в центре Европы.

Дороговизна отечественных здравниц, с одной стороны, и их сомнительный сервис, с другой, привели к тому, что южноуральцы даже с весьма скромным достатком предпочитают отдыхать за рубежом. Журналисты «ЧР» - не исключение. В конце 2010-го, когда большинство отелей начало сбрасывать цены на свои услуги, мы отправились в Карловы Вары - кто во второй раз, кто в пятый, ну, а я - впервые. А поскольку первые впечатления обычно самые яркие, коллеги и поручили мне написать о нашем путешествии.

Карловы Вары (КВ) - небольшой европейский город, расположенный в излучине реки Теплы и, подобно старинной шкатулке, битком набитый зданиями дворцовой архитектуры, бутиками, отелями, нарядными экипажами, которые стоят или медленно едут по набережной в ожидании пассажиров. Здесь кристально чистый воздух, а поросшие лесом горы начинаются сразу за рядами домов. За 15 минут из сверкающего дорогими витринами центра можно дойти до лесной тропинки, где водятся олени и зайцы. Поздней осенью в городе пахнет мхом и прелой листвой, а в горах стоит туман, который опускается на красные черепичные кровли и делает город окончательно похожим на сказку...

В течение нескольких веков люди приезжают в КВ «на воды», чтобы укрепить свое здоровье, стать красивее, сильнее и моложе. Этому посвящены процедуры в лечебных комплексах, купание в бассейне под открытым небом, приятный шопинг, пробежки и прогулки по живописным окрестностям и, конечно же, целебная вода местных источников. Центр городской жизни исторически был сосредоточен в районе главного гейзера, выбрасывающего под купол колоннады столб горячей воды и пара. Кажется, что это дух карловарской земли, напоминающий людям о своей дремлющей мощи. Около гейзера всегда стоит завороженная толпа туристов, которые сочетают лицезрение редкого зрелища с сомнамбулическим потягиванием минеральной воды из специальных кружечек-поильничков. Поильники в изобилии продаются в магазинах и уличных киосках, это один из самых покупаемых (наряду с вафлями-облатками и бехеровкой) местных товаров, а питье воды - род медитации, к которому быстро привыкаешь, и когда в руках нет поильника, то вроде чего-то уже не хватает.

КВ - пример того, как на небольшой территории можно организовать комфортную, красивую и правильную жизнь. Это касается и умения направить транспортные потоки так, чтобы не мешать пешеходам, и угла подъема лестницы в нашем отеле, которая занимает минимум места, и умения разместить на нескольких свободных метрах веранды крошечное кафе.

В КВ ничего не разрушают и берегут память о тех, кто сюда приезжал. Мемориальные доски, памятники, названия улиц, отелей и беседок говорят о том, что здесь бывали Гоголь, Тургенев, Цвейг, Вагнер, Шопен, Кафка, Григ… Здесь помнят все интересные истории, которые когда-либо приключались с карловарцами и их гостями. Расскажут о знаменитом кондитере Иоанне Георге Пуппе и легендарном кафе «Елефант», в котором сиживал Штирлиц, в миру разведчик Максим Исаев. Вспомнят о создателе бехеровки Яне Бехере и русском царе Петре I, на спор поднявшемся на коне на крутую гору. Упомянут кошку, памятник которой установлен на высокой башне. Поведают о самом большом моднике Европы английском короле Эдуарде VII, приезжавшем к местному кутюрье Феликсу Замойскому (его именем назван отель), чтобы заказать у него очередной щегольский наряд. И уж, конечно, каждый школьник знает про Карла IV, открывшего во время охоты на оленя горячие карловарские источники.

В 9 вечера на улицах уже практически не встретишь пешехода, - карловарцы рано ложатся спать. Те, кто хочет повеселиться, идут в рестораны, в светящихся окнах которых видны тесно обнявшиеся силуэты танцующих. Что ж, любовные романы - тоже часть курортного быта. Как писал большой поклонник Карловых Вар Гете, «маленькая любовь - это единственное, что может подарить отдых на курорте, в противном случае мы бы умерли от скуки».

Традиции

Когда находишься вдали от дома, невольно сравниваешь увиденное с родными пенатами. В отличие от нас, в Карловых Варах умеют сохранять то, что создано предшественниками. Это касается не только старинных зданий, но и вообще всей экосистемы, в которую входит как городская среда, так и окружающая природа. Больше всего меня поразили старые деревья вдоль набережной Теплы. Время оставило на них свои метки в виде огромных дупел. Но деревья не пустили под топор, а бережно «запломбировали», заложив дупла камушками, цементом, и они по-прежнему цветут и плодоносят. У нас сплошь и рядом ликвидируют здоровые деревья или превращают их в обрубки. Власти готовы выкорчевать ели на главной городской площади только на том основании, что они запылились и переросли положенный стандарт. Кто сказал, что деревья должны быть маленькими? Гордость КВ - огромный платан, которому несколько сотен лет. Он стоит у небольшого искусственного водоема и по степени популярности может поспорить с самыми известными памятниками культуры.

Так же бережно относятся карловарцы к дикой природе, хотя дикой ее назвать не поворачивается язык. Гуляя по горным тропам, сплошь и рядом встречаешь следы бережного присутствия человека: на срезе уходящей вверх скальной породы видны трубочки дренажа. Живописные руины древних построек незаметно скреплены цементным раствором, родник в чаще леса очищен от листьев, невидимая заботливая рука укрыла молодые елочки от ветра и снегопада.

В зоне особого внимания то, что создано человеком. В глубине леса стоит уникальный памятник вере - Лесная Побожница, к которой чехи (и не только они, судя по благодарственным надписям на табличках) несут свои горести и радости. На специальном столе простодушные подношения Богоматери - монетки, крестики, карамельки. На протяжении десятилетий не было ни одного случая вандализма, никто не смахнул эти подарки небрежной рукой, не осквернил это место вольно или невольно, хотя поблизости нет ни полиции, ни уборщиков.

В предместье КВ я увидела небольшое надгробие, у подножия которого стояли морские раковины. Рядом ездили машины, проходили люди, и никому в голову не пришло нарушить их порядок или прихватить с собой в качестве сувенира. Вот это желание и умение в большом и малом сохранить все, что создано Богом и человеческими руками, - здания, могилы предков, рецепты пива, жизнь деревьев, высокие стандарты сервиса - это и есть главное, что привлекает в КВ толпы туристов. Традиции становятся экономической категорией: не нужно тратиться на переустройство того, что хоть и создано сто лет назад, но до сих пор прекрасно функционирует. У вещей и предметов в этой местности длинная жизнь. Прошлое плавно перетекает в настоящее и, как хорошее вино, от времени становится только лучше.

Экономика

С вступлением Чехии в Евросоюз жизнь в КВ значительно подорожала. Дешевый автобусный билет стоит 18 крон (36 руб.) в один конец, чашка эспрессо - 50 крон (100 рублей), капучино - 90, зато бутылка отменного пива в 6 раз дешевле, чем в нашей «Молнии». Цены на жилье в КВ и Челябинске примерно одинаковы. Иностранцы, в том числе русские, активно осваивают КВ как бизнес-территорию: многие объявления о продаже жилья пишутся на русском языке, немало русских среди владельцев магазинов и отелей.

Наш гид Лариса, в недавнем прошлом гражданка Украины, рассказала о нелегкой судьбе иностранца в Чехии: для того, чтобы остаться в стране, надо иметь официальный доход не менее 20 тысяч крон, 17 процентов из которых уходят на налоги. Чехам тоже живется непросто: несмотря на то, что они пока сохраняют национальную валюту, жизнь в стране не становится легче. Местное население не стесняется приобретать одежду на распродажах, а продуктами затариваться в недорогих супермаркетах. Лечение в своих же санаториях им давно не по карману. Локомотивом карловарской экономики являются русские туристы, а во Франтишковых и Марианских Лазнях больше отдыхающих из Германии. В отличие от наших соотечественников, немцы предпочитают более размеренный отдых.

Открытость

Пользуясь преимуществами свободного перемещения внутри Евросоюза, мы съездили в Германию, побывали в Швейцарии, несколько раз пересекали государственную границу, и никто ни разу нас не остановил, не окликнул грозно, даже не спросил паспорт. По сравнению с Россией Европа непривычно, фантастически открыта. Самое яркое подтверждение этому - саммит лидеров Вышеградской четверки, состоявшийся в КВ. Накануне вечером кто-то из нашей группы, проходя мимо Мельничной колоннады, обратился к сотрудникам, сооружавшим помост для завтрашнего действа, с вопросом, когда приедут главы государств-участников саммита. И тут же внутренне одернул себя, потому что по российским меркам это государственная тайна, раскрыть которую не отважится ни один человек в форме. Карловарец тайну раскрыл: «Завтра в 10 утра, приходите».

С утра мы стали свидетелями репетиции военного парада, причем никто не пытался, как это сейчас принято в России, помешать фотосъемке и тем самым показать свою значимость. Доброжелательной была и атмосфера самого саммита. Я встала рядом с телевизионщиком, установившим свою камеру прямо напротив трибуны, и спокойненько себе снимала высоких гостей. Главы четырех государств вместе с супругами шли вдоль рядов и можно было отчетливо рассмотреть их лица, улыбки, украшения у женщин. Я обратила внимание на перчатки у пани Клаусовой, точно повторяющие цвета ее одежды, оригинальную брошь у пани Коморовской, нарядный костюм с элементами народного кроя у супруги президента Венгрии Пала Шмидта. Потом на крышу Мельничной колоннады вышли какие-то девчонки, с интересом смотревшие вниз на происходящее, говорят, позднее к ним присоединился повар в белом колпаке, а наша журналистка Ольга Айзенберг, стоявшая внизу в толпе, даже пожала руку г-же Клаусовой, когда та проходила мимо.

Конечно, было бы наивно полагать, что столь высокопоставленная тусовка обошлась без участия сотрудников спецслужб и силовиков. Но они, как и подобает профессионалам, делали свое дело так, что мы их не заметили.

Открытость современной Европы - не только веяние современной политической моды, но и продолжение традиций. В немецком Бамберге, находящемся в паре часов езды от КВ, со времен средневековья было запрещено занавешивать окна. Твоя жизнь и жизнь твоих домашних должна была всегда быть на виду. Стремление к уединению воспринималось как признак нечистой совести: к примеру, ты не заплатил налоги, а это хоть в древности, хоть в наши дни - преступление, по тяжести сравнимое лишь с ведовством.

Терпимость

Европа, в том числе и Чехия, давно провозгласила курс на толерантность. Но рядовые европейцы выражают недовольство тем, что их налоги идут на социальные выплаты цыганам - «ромам», которые свободно перемещаются по Европе и не горят желанием работать.

Большинство чехов хорошо говорят по-русски и вполне доброжелательны. Это касается персонала отелей, медработников, продавцов магазинов и представителей других профессий, бизнес которых напрямую связан с приездом русских. А тут еще многие отели стоят пустые, правительство приблизило цены Чехии к ценам более развитых стран Евросоюза, поэтому хочешь-не хочешь, а станешь любезным по отношению к тем, от кого зависит твое благополучие. Однако пожилые люди, память которых сохранила события августа 1968 года, с трудом сдерживают неприязнь.

С одним из таких чехов меня и свела судьба. Стоя в толпе карловарцев, наблюдающих за встречей Вышеградской четверки, я обратила внимание на женщину с забавной собачкой. Казалось, собачка смотрит на гостей саммита с таким же вниманием, как ее хозяйка, и я стала эту пару фотографировать. Сделала один кадр, потом другой, третий. И тут обнаруживаю за своей спиной гражданина лет 70, который сначала наблюдал за моими манипуляциями, а потом громко, почти на крике, стал говорить мне, что надо снимать не «песов», а событие, которое происходит на сцене. Я не стала ему отвечать, просто немного отодвинулась в сторону. Он тут же заработал локтями, пробился на мое место, стал звать родственницу. И уже окончательно празднуя победу, вновь обернулся ко мне: «Пани репортерка?» Я кивнула. «Тогда ваше место там!» - он указал на группу аккредитованных журналистов неподалеку от сцены. Я пожала плечами: «Я вам не мешаю». Он угомонился. А я подумала, что, наверное, ему есть за что недолюбливать нас, русских...

Комментарии
Комментариев пока нет