Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Внук или сын?

20.01.2011
Смогут ли родители когда-нибудь сказать Артему правду и нужно ли ему ее знать?

- Ну что? - спросил дочь Николай Петрович. - Что врачи сказали?

- Что они скажут? - раздраженно огрызнулась дочь. - Надо рожать. Первый аборт опасен. Всяких гадостей наговорили.

С дочкой у Николая Петровича были большие проблемы. Пока жива была жена, он, как многие отцы, время от времени интересовался, как дела, но считал, что воспитанием девочки должна заниматься супруга. С утра до ночи работал, обеспечивал достаток в семье, выполнял мужскую работу по дому, а остальное его вроде и не касалось.

Жена сгорела за два месяца: рак. Поздно обратилась.

Проблемы накатились разом. Надо было как-то налаживать быт. Устанавливать дипломатические отношения с дочерью, которая слушаться не желала и кричала, что она уже взрослая и сама знает, с кем дружить, с кем нет и когда приходить домой. Николая Петровича вызвали в школу: оказалось, Лена пропускает уроки, учится с двойки на тройку, грубит учителям и служит плохим примером. Директор, грозно сдвинув брови, настаивала, чтобы отец забрал дочь из образцовой школы, за престиж которой она и сражалась.

Отец, чей портрет десятилетиями украшал заводскую доску почета, вернулся из школы подавленный, униженный. Что делать дальше? Он не видел способа повлиять на дочь. Попытался посоветоваться с родственниками. Обремененная

собственными, не слишком путевыми чадами сестра огрызнулась: «Что? Проснулся? А когда я просила тебя о помощи, помнишь, что говорил?»

Старенькая мама Николая Петровича, услышав, что сын не может справиться с дочкой, испугалась: «Ты что, решил Ленку ко мне отправить? Как матери лекарства купить или

деньгами помочь, так вас никого нет. Стара я внуков растить. Сам думай».

В итоге вместо десятого класса Ленка пошла в училище получать профессию парикмахера. Вроде будущая специальность ей нравилась. В училище, куда Николай Петрович заглянул через месяц, сказали, что девочка как девочка, у них все не сахар…

А теперь новый кошмар: беременность в 15 лет. О «папаше» Николай Петрович не спрашивал: кавалеров у не по годам развитой девчонки было пруд пруди, скорее всего, она и сама не знает «виновника». В женскую консультацию входил боязливо: вдруг кто из знакомых встретится? Обошлось. Долго сидел перед кабинетом врача, не решаясь переступить порог. Наконец, врач сама попросила зайти в кабинет странного «пациента», отрешенно застывшего под дверью.

Светлане Алексеевне шел сороковой год. С детства мечтая стать врачом, она все силы, все время отдавала выбранной специальности. В итоге стала первоклассным специалистом с несостоявшейся личной жизнью. Короткое замужество закончилось быстрым тихим разводом: не всякий выдержит постоянное отсутствие жены - дежурства, дежурства, однотипные разговоры по телефону с пациентками и холостяцкий быт с записками вместо вкусного обеда: «Пельмени в морозильнике. Сосиски в морозильнике…»

«Я по поводу дочери», - выдавил из себя Николай Петрович. Светлана нашла карточку, полистала и задумалась. Ситуация ей была очевидна и знакома, правда, обычно на подобные собеседования являлись матери.

«У Лены нет матери, мы с ней вдвоем остались. Я с ней-то не справляюсь, а если еще ребенок? Если бы она хотела его, а так - родит и бросит… И что я буду делать? С обоими?» - несчастный отец поднял глаза на доктора.

Мысль, пришедшая в голову Светлане, сначала показалась абсурдной, но уже через пару минут она решила, что способна сформулировать ее в словах, которые будут понятны

сидящему перед ней человеку.

- Вас как зовут?

- Николай Петрович.

- Так вот, Николай Петрович, вы приходите вместе с Леной. Я думаю, что смогу уговорить ее родить, и если, когда появится малыш, вы не передумаете, заберу его себе.

- Как?

- А так. Я одинокая. Замуж поздно. Рожать поздно. Почему бы мне не усыновить здорового ребеночка?

Своего сына Светлана Алексеевна назвала Артемом. Через несколько месяцев, гуляя с малышом в парке, она обратила внимание, что за ними пристально наблюдает мужчина.

Вы мне разрешите взглянуть на внука? - робко спросил Николай Петрович, все-таки решившись подойти к счастливой маме. Почему-то Светлана не смогла отказать.

- А можно мне иногда видеть Артемку? - испугавшись собственной наглости, попросил объявившийся дед. И второй раз Светлана не сказала «нет».

Когда малыш через несколько месяцев, протягивая ручки к привычному гостю, пролепетал «папа», похоже, испугались оба «родителя».

- Наверное, вам не надо к нам приходить, - сказала Светлана.

- Я уже не могу без вас, - вздохнул обреченно Николай Петрович.

Светлана замечала, что, приходя к внуку, гость поглядывает на нее отнюдь не с дружеским вниманием. Но… странность ситуации, призрак непутевой мамаши за спиной

посетителя, наконец, просто все признаки абсолютной несовместимости работяги-строителя и рафинированной интеллигентки в третьем или четвертом поколении исключали какие-либо иные решения явно зреющей проблемы.

- Да вы что, Николай Петрович, шутите? - Светлана ухмыльнулась.

- Не шучу. По возрасту мы подходим друг другу. Мальчишку любим оба. Ну а то, что у меня образования не хватает, да, не пришлось выучиться, зато работать и зарабатывать умею. В беде не оставлю. Не предам. Подумайте.

Светлана задумалась. А кому она небезразлична, кроме быстро стареющих родителей и мальчишки в коляске? Что ее как женщину ждет впереди: одноразовые любовники? Ну не профессор и не мачо Николай, но ведь и не старается изобразить из себя принца голубых кровей. И опять же родной Артемке человек…

Прошло больше десяти лет. Артем называет свою настоящую маму сестрой, а деда, конечно, папой. Юная мама Лена вышла замуж, родила дочку. Изредка заглядывает в гости к отцу, играет с сынишкой, которого называет братиком. Смогут ли родители когда-нибудь сказать Артему правду и нужно ли ему ее знать?

Марина ТКАЧЕНКО

Комментарии
Комментариев пока нет