Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

По ту сторону войны

24.02.2011
Когда солдаты воевали на фронте, Татьяна Овчаренко ловила дезертиров в тылу.

Когда солдаты воевали на фронте, Татьяна Овчаренко ловила дезертиров в тылу.

ЛИСТЫ С КРАСИВЫМ ПОЧЕРКОМ

Татьяне Овчаренко 87 лет. Она описывает свою жизнь для правнуков. Видела я эту тетрадочку, листы в которой заполнены удивительно красивым почерком. Жизнеописание начинается бесхитростно: «Татьяна Степановна Назарова родилась 7 февраля 1924 года в деревне Верхняя Чура».

Да, на свет она появилась в Удмуртии. Сейчас Татьяна Степановна носит фамилию Овчаренко и живет в Южноуральске. Маленькая, аккуратная такая старушка не ворчит, как многие ее ровесники, и не жалуется. Радуется мелочам, ценит заботу близких. Правда, корит иногда сына с невесткой, которые навещают ее через день да каждый день: «Сами-то ведь на работе устают, что уж так беспокоиться обо мне?» Недавно Валерий с Татьяной порадовали Татьяну Степановну. Достигнув пенсионного возраста, уволились наконец-то с работы.

Смотришь на эту хрупкую, доброжелательную бабушку и трудно поверить, что ее трудовой путь начинался в органах госбезопасности. На войну Таня не попала, но она видела ее с другой стороны. С той, где ловили дезертиров, прятавшихся в лесах у родных деревень. А в деревнях умирали от голода дети, загибались от непосильной работы девчонки-подростки…

ВОЖЖИ ВМЕСТО ШТУРВАЛА

В июне 1941 года Таня закончила школу. Из их деревни десятилетку только она осилила, да еще одна девочка - Маня Назарова. «А у нас вся деревня Назаровы - родные да однофамильцы», - говорит Татьяна Степановна.

Отец хотел, чтобы дочка выучилась на летчика. Может быть, она и смогла бы. Но вместо учебы в вузе вчерашним школьницам пришлось впрягаться в работу. «Дед старый шел и из лукошка зерно бросал. Так вот, вручную, целые поля засевали. А мы на лошадях боронили, - вспоминает Татьяна Степановна. - Увидали однажды, как волк пастушка схватил и поволок в лес. Мы на лошадях за ним. Волк мальчонку бросил, но он был уже мертвый».

А саму Татьяну лошадь однажды от волков спасла. Счетоводом в колхозе работала. Ехала зимой через лес на станцию Яр с отчетом. По сторонам дороги горели волчьи глаза. Один явно на загривок лошади хотел прыгнуть. «Пустила вожжи, лошадка-умница сама побежала, - рассказывает Татьяна Степановна. - В деревню влетели, так я оглоблями перекладину у ворот снесла. Хорошо, хоть ворота были открыты: отец меня ждал».

Отцу Таниному к началу войны было уже под 70. На фронт по причине солидного возраста его не взяли. Сделали председателем. А он неграмотный, вместо подписи отпечаток большого пальца ставил на бумагах. Как только с фронта односельчанин без руки вернулся, ему дела передал.

Новый председатель Александр Новиков и Таня-счетовод распределили на всю деревню зерна сверх положенной нормы. «Нельзя было так делать, - признается Татьяна Степановна. - Но ведь столько людей с голоду умирало! Уйдут за ягодами и не вернутся, потом в лесу их тела находили. Расписали мы на едока по четыре килограмма ржи. А ведомость я спрятала».

ТАНЯ И МАНЯ

А в 1943-м Тане и Мане Назаровым пришли повестки. «Провожали нас из деревни, как мужиков на фронт, - вспоминает Татьяна Степановна. - Явились мы в Яр в военкомат. Дали по листочку бумаги, велели что-нибудь написать. А потом говорят: «Татьяна Назарова - в одну сторону, Мария - в другую». Я чуть не в слезы, не хотела разлучаться!»

Маню отправили на Ленинградский фронт. А Таню - в трехэтажное здание через дорогу.

«Подошла, читаю вывеску: народный комиссариат государственной безопасности. Батюшки-светы, за что же меня?! - до сих пор помнит свой тогдашний испуг 87-летняя старушка. - Наверное, за зерно, которое раздали… Делать нечего, иду. А в кабинете прокурор Поздеев, знакомый отца, и майор - видный такой, белый, бумаги перебирает. Я шепчу Поздееву: за что, мол, меня? А он улыбается: а что, есть за что? Тут майор голову поднял, спросил: чего вы там шушукаетесь, говорите громко…» В общем, выяснилось, что почерк у Тани каллиграфический, работать она будет в НКГБ. А про зерно-то никто даже не обмолвился. Слава богу, что она промолчала и не призналась сама…

А ПО ВОСКРЕСЕНЬЯМ ОЛАДЬИ ЕЛ

Так стала Таня «энкагэбэшницей». Документы писала. Столько судеб через ее руки прошло! «Помню женщину, которая была моей знакомой, - рассказывает Татьяна Степановна. - Она сельсоветом руководила в одной деревне, в которой пятеро местных начальников меж собой пять мешков муки поделили. А в деревне этой семья с голоду вымерла. Проверка была, выяснилось про эту муку. Дело ее через меня шло. На допрос ее вели, она спрашивает: что ж ты, Таня, не предупредила? А я ей отвечаю: и что б ты сделала? Выход у них был один - скрыться всем в лесах. Там дезертиры прятались, вот к ним бы и ушли.

В другой деревне председатель был молодой, в 1941-м ушел на фронт. А потом выяснилось: что дезертировал. У нас там учительница осведомителем была, сообщила: в его доме по воскресеньям ставни закрыты, а свет горит. Баня топится. Взяли его в деревне. Зашли, а он оладьи ест. К жене за продуктами приходил. А в лесу жил в землянке. Яма, в ней сруб, печка, запас мяса сушеного. В ноябре 1943-го его взяли. Здоровый такой был. Без допроса его в мир иной отправили»…

НАГРАЖДЕН «ЗА РОССИЮ»

Однажды Татьяне попало в руки дело ее отца. Он же еще в царской армии служил, награжден был Георгиевским крестом. «Отец рассказывал, - вспоминает Татьяна Степановна, - как с Японией воевали. Наши стояли, а впереди пригорок, на нем столб. И взяли его японцы ориентиром. Били из орудий, столько людей полегло. Командир посылал солдат столб свалить, они не возвращались. Он посылал снова и снова. А потом и говорит: могу только добровольцев послать. Отец вызвался, столб свалил, назад приполз. Рассказывал: вся шинелька - дырка на дырке, а на теле ни царапинки. Вот после этого его и представили к кресту».

Таня тогда испугалась: хорошо ли это - иметь заслуги перед царской армией? Она хотела спрятать дело подальше, но подумала: вдруг отцу хуже сделаю? Пошла к начальнику, рассказала: так, мол, и так. А тот успокоил: дескать, не бойся, отец же за Россию награжден!

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Об отце Татьяна Степановна говорит с любовью: «Я у него была любимой дочкой. У меня все внуки-правнуки высоченные - ростом в моего отца пошли. Один внук - летчик. Получается, мечта папина все же исполнилась».

ЛИЧНОЕ СЧАСТЬЕ

Из НКГБ Таня демобилизовалась в звании старшего лейтенанта в 1946 году, когда у нее родился сын. Вскоре погиб муж, и Татьяна устроилась на работу в райисполком, потом в райком партии инструктором.

В Южноуральск приехала в гости к родне в 1957 году. Города еще не было, он только строился. Директор кирпичного завода Иван Петрович Джой сказал Татьяне: «Поезжай домой, немедленно увольняйся - и к нам»! Девять лет она прожила в Южноуральске, а потом уехала в Свердловск со вторым мужем Дмитрием Семеновичем Овчаренко. «Дима за мной приехал, а меня в парткоме не отпускают, - вспоминает Татьяна Степановна. - Говорят: не снимем с учета, и все! Дима сам пошел в партком, спросил: вы что, счастья ей не хотите? Я женюсь, счастливой ее сделаю и буду с ней до конца дней».

38 лет они жили душа в душу. Дмитрий Семенович умер, когда ему исполнилось 85 лет. Снова оставшись одна, Татьяна Степановна вернулась в Южноуральск, чтобы быть ближе к детям.

Ольга РУДАКОВА

Комментарии
"Когда солдаты воевали на фронте, Татьяна Овчаренко ловила дезертиров в тылу."

А они эти самые дезертиры были??? А ведьмы тоже были?

Вот муж сестры моей бабушки Платон Коморин служил в НКВД. Дезертиров он не ловил, а вот грабителей и прочих преступников ловил. В него стреляли. Били. Резали. Потому что преступников ловил.

Потому и умер в 1987 году на службе в транспортной милиции. Потому и не жив. Светлая ему память.
Александр Чирков
24.02.2011 17:47:56