Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Деревенские в любом виде на коне

16.03.2011
Жители села Аязгулова Аргаяшского района выживают как могут.

Село Аязгулова Аргаяшского района, пожалуй, самое старое башкирское поселение нашей области. Его жители считают: сегодня каждый выживает как может. Кто не может, спивается. Старики в деревне махнули на все рукой, а молодежь уезжает: нет работы. Значит, нет и перспектив у деревни. Но только ли власть виновата в этом?

Безымянный снайпер

На въезде в село мы заметили двоих мирно беседующих жителей. Один, постарше, с пустым левым рукавом. Знакомство начали с некорректного вопроса: где потерял?

- На мотоцикле катался, - охотно откликнулся 57-летний Батырхан Искаков. - После аварии четыре часа пролежал без сознания. Началось заражение, вот руку по локоть и отняли.

Когда-то Бытырхан заведовал складом запчастей в гараже бывшего колхоза имени Куйбышева. Ныне живет на пенсию по инвалидности в 4500 рублей. Плюс несколько сотен на лекарство. В итоге и 5000 не получается

- Почему-то дали не вторую группу, а третью. Сказали: писать можешь, раз правая рука есть. Как будто я писатель, - грустно пошутил наш собеседник.

Живет Искаков с женой Разиной и дочкой Айнагуль, которая работает в колбасном цехе «Уралбройлера». Держат скотину - корову, овечку. Сама ценное приобретение - лошадь. На ней летом Батырхан пасет местное стадо. Как забирается в седло с одной рукой? В ответ на этот вопрос он усмехнулся: «Так мы деревенские, в любом виде на коне!»

Очередным нашим знакомцем оказался невысокого роста крепыш лет 40. Он хоть и представился, но мы его имя и фамилию раскрывать не имеем права. В целях его же безопасности. Больно уж профессия у него необычная. Ныне он безработный, а еще недавно служил по контракту снайпером. Дважды выезжал в горные командировки. На прикладе его СВД шесть зарубок. Живет на компенсацию в 2000 рублей за боевые действия.

5000 за дырку

Наши уличные разговоры не остались без внимания. Из дома напротив выглянула немолодая женщина: «Что вы там морозитесь?! Идите греться!»

Зашли, познакомились.

- Работы для молодежи вообще нет, - Хариса Харасовна Хисаметдинова сразу принялась жаловаться. - Ладно мы, пенсионеры, а им куда податься?

О своей пенсии отзывается не без сарказма:

- О, у меня пенсия большая, аж 5777 рублей!

Вместе с 62-летней Харисой мы занялись домашней бухгалтерией. Главная тема - газификация. 25 тысяч рублей за подводку оплатило государство. Выходит, голубое топливо Хисаметдиновым даром досталось?

- Скажете тоже, бесплатно! - язвительно восклицает Хариса. - 1200 рублей пришлось отдать за счетчик, 8500 - за котел, 8500 - за прокладку труб, 5000 - за дырку в стене, 5000 - насос, 5000 - его установка... Много? Но все лучше, чем прежде, когда дровами топили: три машины по 5000-6000 за каждую приходилось ежегодно заготавливать. Да и расходы на питание выросли: мешок муки, прежде стоивший 800 рублей, нынче на сотню потяжелел. То же самое с сахаром.

- Ладно, хоть одежду не покупаем - донашиваем, - продолжает Хисаметдинова. - А молодым как быть? Им же все надо - и одежду, и мебель...

В нашей беседе не принимал участия молча сидевший на кровати муж Харисы - 68-летний Янсал Зайнетдинович.

- Болеет сильно, - шепнула жена, - подозрение на рак горла. Надо обследоваться, лечиться, а это тоже деньги.

Три тракториста на одной Лариске

Но Хариса духом не падает. Хлопочет по хозяйству, сама печет хлеб и даже варит бузу из овсяных хлопьев - бодрящий национальный напиток. Предложила попробовать. Вкусно, что-то вроде нашей бражки. До конца большой бокал пить не стали: надо было продолжить знакомство с поселком.

Вышли на улицу и только здесь сообразили: хорошо, что приехали днем, уличного освещения в селе нет. Мы-то ладно, а вот аязгуловцы, взрослые и малые, кто на автобус, кто в школу бредет по темноте! Что, в районе об этом не знают?!

У сельпо наше внимание привлекла группа мужиков в санях. Оказалось, это Данис, Вадим и Гайса. Разбитной Вадим, перемежая обычные слова матом, тут же поведал: едут, б..., на болото за сеном, б..., колхоз на х... развалился, все трое - бывшие трактористы, работы ни х... нет, а кобыла Лариска, арендованная у соседа на одну транзитную ездку, беременна, б.... Честно говоря, мы растерялись: не знали, кому сочувствовать, по какому поводу переживать. Может, безработным. А может, кобыле Лариске, которую эксплуатируют вместо того, чтобы дать ей спокойно выносить жеребенка.

От сельской безысходности захотелось поискать что-то светлое. А что может быть светлее очага культуры? Одноэтажное здание с облезлыми стенами казалось нежилым. Впечатление усилили убогий интерьер и холодина. В небольшой комнатушке, обогреваемой калорифером, мы застали художественного руководителя клуба Гузель Ягафарову. По ее словам, в селе живут человек 800. Но культурой интересуются немногие. Кружки работают, однако в них ходят в основном дети.

- По средам проводим игровые программы, - рассказывала Гузель, - занимаемся бисероплетением, танцами, открыли клуб «Хозяюшка».

Народ в селе, по ее словам, неподъемный. На праздник «Дары осени» приходят от силы несколько человек. А уж о том, чтобы хор ветеранов организовать, и речи не идет. Хотя этих самых ветеранов - три четверти деревни. Даже когда приезжают с концертами профессиональные артисты, редко набирается полный зал. Может, цена билетов кажется селянам запредельной. Ведь 120 рублей для неработающей деревни - сумма немаленькая.

- Да не в этом дело, - зашла на разговор директор клуба Раиса Хасанова. - Люди ездят на заработки в район. Уезжают рано, возвращаются поздно. Устают, им не до концертов. А кто не работает, те у телевизоров сидят. Бывает обидно: организовали вечер «Кому за тридцать», призы подготовили, афиши развесили. Никто не пришел! Ждали с час и пошли домой.

Но самая главная причина, отчего народ не поет, не пляшет, не занимается в кружках, по словам Хасановой, - пьянство.

- Организовали мы в клубе новогодний вечер, - вспоминает она. - Пришли семьями. Началось вроде все культурно. А потом так напились... На детей наплевать. Дикость! Стыдно на все это смотреть.

Много чего рассказали нам клубные работники о нравах своих односельчан. Но не бывает темного без светлого. И это светлое мы нашли. Да еще такое уникальное. О чем и расскажем в другой раз.

Виктор РИСКИН,

Геннадий ЯРЦЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет