Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Материалы для представления

26.03.2011
Театр способен быть обжигающим свидетельством о сегодняшней жизни

Театр способен быть обжигающим свидетельством о сегодняшней жизни.

27 марта - Международный день театра. Боюсь, что те, кто вынужден судить об этом вечном искусстве исключительно по последним премьерам главных челябинских сцен, считают его чем-то старомодным и рутинным, присыпанным если не пылью, то пудрой. А между тем именно театр способен быть обжигающим свидетельством о сегодняшней жизни, таким же противоречивым и разным, как сама эта жизнь.

За один день в Москве я посмотрел два спектакля из внеконкурсной программы фестиваля «Золотая маска». Собственно, это были даже не вполне спектакли. Жанр первого зрелища под названием «Оскорбленные чувства» его создатели из «Театра.doc» определили как «представление материалов к будущему спектаклю». «Представление» играли в зале Первой студии дирекции программы «Открытая сцена», что на улице Поварской. Как и многим театралам, мне это пространство памятно как место, где сыграны лучшие спектакли Школы драматического искусства легендарного режиссера Анатолия Васильева. Лет пятнадцать назад я видел в этом белом зале его «Плач Иеремии»: библейскую мистерию с музыкой Владимира Мартынова, хором в белых одеждах и белыми голубями, абсолютно послушными замыслу режиссера.

В «Оскорбленных чувствах» тоже много говорят о вере, но это нервный и дисгармоничный диалог не слышащих друг друга. Основанный не на творческой фантазии драматурга, а на записях разговоров с участниками процесса, завершившегося в Таганском суде Москвы летом прошлого года. Подсудимыми были организаторы выставки «Запретное искусство-2006», истцами и свидетелями - десятки прихожан православного храма святителя Николая в Пыжах, чьи нравственные и религиозные чувства эта выставка оскорбила. Современное или, как еще модно говорить, актуальное искусство - это очень часто стеб, провокация, вызов устоявшимся правилам и устоям, даже более или менее явное хулиганство. Художник (или тот, кто себя так называет) хочет вытолкнуть зрителя из состояния равнодушного созерцания, заставить возмутиться, а потом задуматься. До стадии «задуматься» доходят не все, а вот возмущение бывает весомым, грубым, зримым. Так что перед тонкими художественными натурами в воздухе материализуется угроза погрома. А собственно, что вы хотели, заменяя лик Христа на каноническом рисунке мордочкой Микки-Мауса (самая невинная из художественных шуток выставки)?

Кто что хотел, с каждой из противоборствующих сторон и пытаются выяснить создатели будущего спектакля во главе с режиссером и драматургом Михаилом Угаровым (главный теоретик и практик того движения в современном русском театре, что называется «новая драма»). Записаны монологи куратора выставки, известного искусствоведа Андрея Ерофеева, директора (уже бывшего) Сахаровского центра, где проходила экспозиция, Юрия Самодурова, рядовой прихожанки, православного депутата, православного мастера боевых единоборств, журналистов, глубоко погрузившихся в этот долгий процесс… Что замечательно: нет здесь абсолютно правых и виноватых, создатели будущего спектакля ни на ком не ставят клеймо «православных фундаменталистов» или «провокаторов-сатанистов». Организаторы выставки, кажется, уже ни в чем не уверены, их противники крепки в своей вере, но почему она кажется такой ограниченной? Бездна непонимания, активного неприятия, от которых один шаг до агрессии. И решение Таганского суда (обвинительное, Самодурова и Ерофеева оштрафовали) не сделало эту пропасть ни на миллиметр меньше. Наверное, именно поэтому такой историей просто обязан был заняться «Театр.doc». Кстати, именно здесь был поставлен «Час восемнадцать»: спектакль о 37-летнем юристе Сергее Магнитском, умершем в тюрьме «Матросская Тишина» (после обращения за медицинской помощью во время приступа острого панкреатита на него надели наручники и на час восемнадцать оставили в одиночестве). В длинную очередь желающих попасть на «Час восемнадцать» записываются даже те, кто давно или вообще не ходит в театр.

Московские дела, скажет кто-то, в провинции подобные проекты невозможны. Почему же: буквально через полчаса после окончания «Оскорбленных чувств» в театральном центре «На Страстном» начались сцены из деревенской жизни «DEREVNI.NET»: совместное детище Алтайского театра драмы имени Шукшина из Барнаула, столичного творческого объединения «Культ-проект» и фестиваля современной драматургии «Любимовка». Летом прошлого года драматурги Александр Вислов и Саша Денисова (они же известные журналисты: Александр заведует отделом искусства «Литературной газеты», Саша ведет авторскую колонку в «Русском репортере»), Тимофей Усиков и Саша Анохина, главный режиссер Алтайской драмы Роман Феодори-Ильин, его актеры и столичный критик Елена Ковальская (она стала своеобразным комиссаром всего этого творческого «бандформирования») отправились в деревню Верхняя Курья. Жизнь как она есть и люди как люди: что-то неистребимо сибирско-шукшинское, настоящее в них сильно покорежено совсем другим временем. Разговоров с доярками и механизаторами, стариками и курьинским рэпером Вовой (театр привез его в Москву и выпустил на сцену), золотодобытчиками и фермером-армянином, директрисой сельского музея и мужиком, у которого на улице с нечетными номерами по ребенку в каждом втором доме, драматурги записали на несколько спектаклей. Сейчас режиссер и актеры ищут окончательный вариант, после каждого показа советуясь со зрителями. В Москве зрители советовали так яростно, что чуть до драки не дошло.

Это живой театр. Разумеется, он не заменит встреч с великими актерами в великой драматургии (сколько еще челябинцы, увидевшие Владимира Этуша в гастрольном «Дядюшкином сне» Театра Вахтангова, будут вспоминать каждую его интонацию!). Но искать, пробовать в этом направлении надо. Тем более, подумалось, сколько в истории нашего края сюжетов для документального театра. Авария на «Маяке», дело искалеченного рядового Сычева, история с картинами, купленными за сумасшедшие миллионы покойным вице-губернатором Бочкаревым (кто скажет: подделки это были или все-таки нет?), скандалы вокруг реабилитации Оболенского, органного зала, бора и т.д. Это лишь первое, что пришло в голову. Разумеется, предлагать такие проекты театрам, сосредоточенным на траченных молью «божьих одуванчиках» и «фанфанах-тюльпанах», нелепо. Но чуть меньше месяца назад в Челябинске при Доме актера появился свой Центр современной драматургии. Посмотрим с надеждой в его сторону.

Комментарии
Комментариев пока нет