Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Герой Великой Отечественной "пропал" в архиве

05.05.2011
Еткульские чиновники уверяют, что в списках участников Великой Отечественной Иван Дмитриевич Ананин не значится, хотя он вернулся с войны с орденом Красного Знамени.

Еткульские чиновники уверяют, что в списках участников Великой Отечественной Иван Дмитриевич Ананин не значится. С войны человек вернулся живым, да еще с орденом Красного Знамени, а пропал… в архивных бумажках.

До загса так и не дошли

В прошлом году, к 65-летию Победы, вдовам фронтовиков презентовали по 5000 рублей. Пелагею Сотникову из села Писклово Еткульского района почтальоны обошли стороной, поселив в душе 82-летней женщины тщательно скрываемое чувство обиды.

Вроде все по закону. Дело в том, что их брак с Иваном Ананиным не был зарегистрирован. Правда, сватал ее Иван по-настоящему, свадьбу сыграли весело, хоть и бедно. Мать сшила новобрачному широченные штаны и новую рубаху, сосед одолжил на торжество резиновые сапоги (более приличной обуви тогда не было). Фронтовик увез молодую жену к себе, в деревню Ваганово Октябрьского района. У них народились двое сыновей. За 14 лет совместной жизни до загса муж и жена так и не дошли, надобности особой не было. В деревне тогда многие пары не расписывались.

Здоровье Ивана Дмитриевича подорвали два фронтовых ранения, в январе 1964 года он тяжело заболел. Когда его увозили в больницу, пообещал жене: «Вылечусь, обязательно зарегистрируемся, а Колю на мою фамилию запишем». Не сбылось. На следующий день глава семейства умер. Так и остался его старший сын Николай Сотниковым. Он носит фамилию матери, а младший Василий - на фамилии отца.

Овдовев, Пелагея Андреевна с ребятишками десяти и восьми лет вернулась в Писклово, где жили ее сестры. Пожитков была самая малость, все богатство - два мешка пшеницы да 10 рублей на сберкнижке.

Замуж она больше не выходила, своих мальчишек растила одна. В колхозе получала зарплату в 72 рубля. Правда, на Василия, носившего фамилию отца, райсобес выплачивал небольшую пенсию по потере кормильца.

О звании вдовы фронтовика Пелагея Андреевна вспомнила слишком поздно. В январе 2011 года старшая сноха Валентина Сотникова взялась восстанавливать справедливость. Для начала написала в военкомат Октябрьского района, откуда 18-летнего Ваню Ананина призывали на фронт. Обескураживающий ответ пришел быстро: «В списках участников войны не значится». Валентина Дмитриевна начала самостоятельный поиск солдата.

В живых осталось только пятеро…

Лет 20-30 тому назад в доме Сотниковых-Ананиных побывали следопыты из местной школы. Все, что знала, поведала им вдова фронтовика. Вспомнила рассказ мужа о жестоком бое, когда из 70 молодых красноармейцев в живых осталось только пятеро. Двое из них - Иван и его друг - были тяжело ранены. В течение полутора суток, истекая кровью, пролежали бойцы в лесу. Спасли их солдаты из соседнего батальона. Они притащили снятую где-то с петель дверь и унесли раненых в госпиталь.

Чтобы увековечить память мужа, Пелагея Андреевна отдала школьникам орден Красной Звезды, которым был награжден Иван, а в придачу - орденскую книжку и фотографии. Эти экспонаты долго хранилось в школьном музее. Сыновьям Ивана Ананина и тем, кто учился в Пискловской школе, невольно запомнился стенд с портретом совсем юного красноармейца. Многие помнят и орден Красной Звезды, сельским ребятишкам он казался недосягаемо прекрасным.

Увы, правительственная награда, вручаемая за мужество и отвагу, загадочно исчезла из школы. Медаль «За победу над Германией» затерялась, по всей видимости, дома. Из официальных доказательств героического прошлого Ивана Ананина у вдовы осталось только ветхое пенсионное удостоверение инвалида Отечественной войны, выданное народным комиссариатом социального обеспечения РСФСР. Но главное - семейные воспоминания, ведь «бумажки» иногда только вносят неразбериху. Взять ту же Пелагею Андреевну: с детства ее звали Полей, сейчас - бабой Полей, а по метрикам и по паспорту она… Татьяна.

Он все-таки нашелся!

Вот и на запросы об Иване Ананине официальные органы отвечали: мол, не было такого. Отреклись от фронтовика Пенсионный фонд и соцзащита, даже в местном загсе поначалу не нашли сведений о его рождении и смерти. Однако в селе Ваганово еще живы люди, лично знавшие добродушного и спокойного Ивана Дмитриевича. Он заведовал свинофермой и даже, будучи членом КПСС, возглавлял ревизионную комиссию райкома партии.

Первой обнадеживающей весточкой в поисках потерянного красноармейца стало получение свидетельства о его… смерти. Раз умер, значит, жил. Спасибо служащим Октябрьского загса, сделавшим запрос в область. Вскоре к «поисково-спасательному отряду», как полушутя называет себя Валентина Сотникова, подключились односельчане. В Интернете нашли адреса центральных архивов, отправили туда даже не заказные, а простые письма. Вскоре в Писклово пришел ответ из архива военно-медицинских документов. Слава богу, в Санкт-Петербурге сохранились точные данные, в каких госпиталях и в какое время лечился рядовой Ананин. А буквально на следующий день сноха Ивана Дмитриевича с волнением вскрыла конверт из Подольска, где находится Центральный архив Минобороны. Архивариусы подробно расписали боевой путь стрелка 151-го гвардейского стрелкового полка 3-го Белорусского фронта Ивана Ананина, тяжело раненного при освобождении эстонского города Тарту, но дошедшего до Победы. Кроме того, сообщили номера его наград.

- Как человека, почти мальчишкой воевавшего в действующей армии, могли забыть на малой родине? - возмущается Валентина Сотникова. - Это просто моральное преступление. Больше всего меня поражает равнодушие служащих военкомата. Надеюсь, они извинятся перед Пелагеей Андреевной.

Теперь, когда Иван Дмитриевич Ананин восстановлен в звании «рядового Великой Отечественной», родные мечтают увидеть его имя в Книге Памяти. Кроме того, Валентина Сотникова все-таки хочет добиться для свекрови статуса «вдовы фронтовика». Не оставаться же бабушке Поле вечной невестой, а ее взрослым детям - внебрачными. Об исключительности случая Валентина Дмитриевна сообщила в письме губернатору Михаилу Юревичу. Ответа ждет со дня на день.

P.S. Когда материал был готов к печати, Сотниковым позвонили из Министерства социальных отношений. Из телефонного разговора следует, что со временем на могиле фронтовика-орденоносца установят памятник за счет бюджетных средств.

Комментарии
Комментариев пока нет