Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Как жить без власти?

15.07.2011
Можно ли улучшить общественную атмосферу, не навредив себе и другим? Как выяснилось, идей чрезвычайно мало.

Можно ли улучшить общественную атмосферу, не навредив себе и другим? Как выяснилось, идей чрезвычайно мало. Это показало заседание «Клуба 12», состоявшееся в редакции «Челябинского рабочего».

Число «12», по замыслу, должно соответствовать числу приглашенных экспертов. Но на первую встречу, тематически обозначенную «Мы в меняющемся мире», людей пришло гораздо больше. Приводим наиболее, на наш взгляд, интересные тезисы дискуссии, считая допустимым (на правах авторов текста) их прокомментировать. Число «12», по замыслу, должно соответствовать числу приглашенных экспертов. Но на первую встречу, тематически обозначенную «Мы в меняющемся мире», людей пришло гораздо больше. Приводим наиболее, на наш взгляд, интересные тезисы дискуссии, считая допустимым (на правах авторов текста) их прокомментировать.

Где находимся?

Несколько прозвучавших во время встречи цифр. Темп роста валового внутреннего продукта в России — четыре процента в год. Невысокий. Как в развитых странах. Правда, передовые уже достигли определенного предела роста, а нам до него еще далеко. Согласно данным зарубежных исследований, по уровню экономического развития Россия занимает 43-е место среди 210 стран. По реальным доходам на душу населения — на 55-й строчке. Показатель средней продолжительности жизни — на грани первой сотни. В количестве жилья мы — на 80-й позиции. Здравоохранение закрепилось на 130-м месте, образование — на 40-м. Наши недавние собратья по бедности — китайцы — хозяйство строят темпами, втрое превышающими российские.

— В новых индустриальных странах процесс изменений идет в сторону диверсификации экономики, — комментирует профессор-экономист Ольга Артемова. — Сектор высокотехнологичных производств увеличивается. В России при трех-четырех процентах ежегодного роста происходит консервация старых экономических условий. Никакой модернизации. Вопрос: а что мы будем иметь через десять—двадцать лет? Представим каждого из нас живущим в стране, которая не только не развитая, но и не развивающаяся.

Одним словом, страну надо либо менять, либо изменять. Вопрос в том, что именно делать и, главное: чего, собственно, хотим.

Фронт и фокус

В странах «классической демократии» подобные социально-экономические итоги подогревают предвыборный ажиотаж. Нередко он оборачивается сменой если не всей элиты, то, как минимум, наиболее заметной и публичной ее части. У нас же общественные неурядицы внешне работают на укрепление действующей власти. Так ситуация выглядит, если шаги по созданию Общенационального народного фронта воспринимать как не формальный, а содержательный элемент политической жизни. Однако…

— Тема выборов между Медведевым и Путиным — вопрос, отвлекающий от проблемы, — в свою очередь, утверждает Ольга Артемова. По ее словам, за этим происходит что-то важное, чего зритель не видит. Реальные проблемы, таким образом, остаются вне поля зрения.

Правда, заметим, в этом случае всплывает масса противоречий в действиях электората. Если жизнь — не сахар, то старую власть надо менять. Смену власти логичнее произвести на избирательном участке, а не вступив в объединение, которое власть создала и возглавляет. Массовое зачисление в ОНФ говорит о безразличии людей к каким бы то ни было ходам политических деятелей. Россиянам все равно, куда вступать: лишь бы отстали.

Налицо существенная девальвация в стране роли публичного политического действия вообще и выборов в частности. Политическая элита, утратив функцию генератора прогресса, сохраняет за счет финансовых рычагов непрозрачное, но сильное влияние. По словам Ольги Артемовой, ориентация на бюджетные средства делает бизнес зависимым от власти. Даже в том случае, если бизнес живет, не обращая внимания на поступки политиков, по принципу: «Неважно, кто будет президентом, важно, кто будет начальником отдела закупок».

Получается узел противоречий. Большинство людей власть фактически игнорирует, но находится под ее колоссальным влиянием. Причем элита, влияя, совершенно не в состоянии этим большинством управлять. Один из участников «Клуба-12» привел замечательный образ: «По мячу можно, конечно, пинать, но для хорошего результата игры важно еще знать, куда».

Малые дела за большие деньги

Система управления подразумевает наличие, во-первых, стратегии, во-вторых, рычагов движения. Со стратегией так и не получилось. Политическая элита хватается за все болезненные узлы сразу, не в состоянии найти главный из них. Директор челябинской гимназии № 1 Дамир Тимерханов, напоминает о российской попытке найти ключевые звенья проблем. Речь о национальных проектах по строительству жилья, реанимации здравоохранения, образования и сельского хозяйства.

Но либо проектов было слишком много, либо настойчивости мало. Получилось как всегда: люди увидели в них лишь предмет публичного трепа.

Выбор стратегии осложняется стремительностью перемен.

— Мир меняется не только с большими скоростями, но и очень хаотично, — говорит Ольга Артемова. — Степень риска при принятии решений очень большая.

От себя добавим: при потере авторитета государства риск увеличивается в разы. А лепту в паралич госструктур вкладывали несколько поколений российской власти. Возьмем ту же процедуру выборов. Сколько раз за постсоветскую эпоху политэлита демонстрировала: слово «урна», куда избиратель вкладывает свой голос, она воспринимает исключительно в бытовом значении.

Проект сильной властной вертикали как гарантии безопасности и комфорта тоже оказался мифом. Часть материального уюта, впрочем, нам всем перепала. Но кто гарантирует его сохранность? Губернатор? Он свое пребывание в должности на сто процентов гарантировать не может. Избранный глава муниципалитета? Но он после своего избрания притягивается бюджетом к команде губернатора. Полиция? Боже сохрани! Федеральная власть? Оставьте тандем в покое — им бы между собой разобраться.

То есть наличие минимального комфорта (в развитых странах это собственность как основа гражданского общества) нивелируется его зыбкостью. Но именно комфорт элита предлагает гражданам вместо перспектив развития. На региональном уровне — «дорожная революция». На федеральном — сочинская Олимпиада и футбольный чемпионат мира. Вместо стратегических целей и убедительных прогнозов на будущее (все-таки детям здесь жить) — предельно приземленные задачи. Можно порадоваться: этакая концепция малых дел. Правда, дела эти творятся за очень большие деньги. Причем, разумеется, наши. И опять же вопрос: а дальше-то что?

Компромисс или путь в маргиналы?

Если не уехал, надо адаптироваться к происходящему. Ловить изменения политических ветров и наживать на этом капитал? Бесполезно. Ветра либо не дуют, либо сдувают так, что все равно не удержишься. Отстраниться от окружающего, посвятив себя любимому делу? Здесь тоже проблемы. Первая связана с осознанием необходимости такого дела. Председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев сослался на данные соцопроса младших школьников. Ребятишек спросили, где они хотят работать. Половина ответила: в милиции.

— У студентов это формулируется фразой: «Хочу быть чиновником». Есть тело власти — мамка большая, можно к ней прислониться и иметь все, — констатирует Л. Вахрамеев.

Дамир Тимерханов, в свою очередь, указывает на отсутствие у молодых людей мотивации работать и учиться (в смысле, получать знания, а не «корочки»). Такой вывод он сделал по итогам разговоров с работодателями.

— И эта тенденция усиливается, — констатирует Дамир Галиханович.

Можно поразмышлять об истоках происходящего. Среди них — подмена понятия профессионального роста ростом карьерным. Заметьте: количество социальных лифтов ограничено, а карьера является мерилом благополучия. На заседании клуба даже возник вопрос: «Люди между собой равны?» И далее: «А готовы многие из нас признать, что потолок именно нашего развития — начальник цеха? Но каждый из нас хочет большего». Если хочешь большего, но в существующей парадигме рискуешь этого не получить, возникают иллюзии о возможности взять максимум и с меньшими затратами. Значит, дело должно быть не любимым, а прибыльным. Но при таком взгляде на жизнь трудно игнорировать происходящее вокруг.

Впрочем, отказ от карьеризма не освобождает от влияния системы. Занятие выбранной душой профессией подразумевает серию проектов. А еще — наличие единомышленников, следовательно, ответственность за них и перед ними. Попробуйте пойти на принципиальный конфликт с начальством. Подставите не только себя, но и подчиненных, которые в вас поверили. Последнее — благодатная почва для скользких компромиссов. Можно, конечно, заняться подвижничеством. Делай что должно. Будь что будет. Что будет — предсказать несложно: станешь маргиналом.

— Каким бы ни был наш потенциал, очевидно, что важнейшим фактором является та среда, в которой мы существуем, — говорит Ольга Артемова. — Она настолько воздействует на нас, что меняются и наши личностные факторы.

Изменения снизу

— Есть такое понятие, как институты, — продолжает Ольга Васильевна. — Правила писаные и неписаные, законы формальные и неформальные.

С ними надо считаться. Иначе глупо. Мы получаем по шапке, когда нарушаем правила, они не всегда нас удовлетворяют. Но мы живем в этом поле, и если хотим на что-то влиять, то надо влиять и на установление новых правил.

Участники «Клуба 12» ставили вопрос: может ли каждый, к примеру, южноуралец в пространстве своего существования стать источником чего-то нового? Вывод: может. И один из субъектов влияния — малый и средний бизнес. На этом настаивает, в частности, Леонид Вахрамеев. Во-первых, это сегмент экономики достаточно многочисленный. Во-вторых, закаленный. В-третьих, вынужденный в конкурентной борьбе и вопреки государству учитывать интересы клиента, что (добавим от себя) чем-то даже напоминает демократию, движение к которой никто не отменял. Важен объединяющий проект.

Разумеется, все не просто и не радужно. Л. Вахрамеев указывает на сложности смены менталитета, тяги к зависимости от государства. Менталитет настолько силен, что противостояние ему становится, в буквальном смысле, опасным. «Высовываться» в нашем обществе не принято. А без этого трудно что-либо изменить не только в стране, но и в собственном доме. Попробуй добровольно прибраться во дворе многоквартирника: на смех поднимут. Вот и получается: жесткой, но не управляющей ничем государственной машине противостоит аморфное общество. То есть пока никто не противостоит.

Комментарии
смею предположить:Разрешит этот узел(тупик,запор и т.п
как уг назыв)
новое "22 ИЮНЯ(1941Г)"
ВНЕШНЯЯ ОПАСНОСТЬ, вторжение агрессора
Вот в этот момент Истории всегда :власть аппелирует к
"народу"(сейчас выродившемуся и деградиров авшему)
а защищать мать-родину никто не пойдёт-быдло самостоятельно на это не способно- быстро разбежится
И Вот в такой момент истины появляется шанс для тех
кто готов стать героем.
Стать вождём сообщества в критический опасный драматический момент.Новым Сталиным.
такой вождь никогда не будет уважать быдло,идти у него на поводу.
альбатрос
19.07.2011 17:29:02