Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Виталий Харисов: «Семиструнка гудит по-русски»

12.08.2011
С казанским композитором и гитаристом Виталием Харисовым челябинские слушатели познакомились благодаря мэтру авторской песни Валерию Бокову.

С казанским композитором и гитаристом Виталием ХАРИСОВЫМ челябинские слушатели познакомились благодаря мэтру авторской песни Валерию Бокову. Когда организаторы приглашали Бокова, выяснилось, что выступает он только в дуэте с Виталием Харисовым. Стали разбираться, кто же это такой. Оказалось: доцент Казанской консерватории, заместитель председателя Союза композиторов Татарстана, автор множества музыкальных сочинений - от песен и романсов до концертов и симфоний, в том числе трех гитарных концертов, широко исполняемых по всему миру.

Он преподает как шести-, так и семиструнную гитару. Интернет по запросу «Харисов» может выдать определения «великий татарский композитор» и «татарский Харрисон». А Минтимер Шаймиев назвал Харисова основоположником классической гитары в Татарстане.

Три аккорда - а мне нравится

- Зачем вам это надо - Бокову подыгрывать?

- Подыгрывает он себе сам, а я играю - сольные фрагменты, импровизации. То, что в обиходе называется подыгрыванием, для нас, музыкантов, - вполне серьезная работа. Сейчас многие барды привлекают профессиональных гитаристов. Меня в консерватории спрашивают: «Тебе что, делать нечего? Ты играешь в качестве солиста с симфоническим оркестром, а тут - примитивные три аккорда». Но мне авторская песня нравится. Нахожу в ней определенное самовыражение.

- И все-таки вам с высоты консерваторского образования не кажется ли авторская песня чем-то слишком уж простым?

- На третьем курсе музыкального училища я взял тему курсового реферата - «Взаимодействие фольклора и композиторского профессионального творчества». И там совершенно случайно вышел на авторскую песню как итог развития фольклора в ХХ веке (не зря Булат Окуджава назвал авторскую песню «фольклором городской интеллигенции»). Потом как-то увлекся, и очень понравилось. Я сам сочинял песни и понял, что они скорее бардовские, чем эстрадные. Вот так через науку пришел к авторской песне. А потом, конечно, была практика - лес, туристы, походы, песни у костра.

После консерватории я проходил службу в армии в Самаре. Рядом возрождался знаменитый Грушинский фестиваль, ансамбль «Уленшпигель» пел одну из моих песен на горе.

- Как вы попали в «Уленшпигель»?

- Они меня пригласили, я выступал с ними с 1987 по 1993 год. «Уленшпигель» спел много моих песен. Коллектив очень серьезный был, хороший. Все были авторами, но каждый тянул в свою сторону. Распались на взлете. Может быть, потому что не было общего директора, финансового организатора, художественного руководителя. Потом лет через семь после распада собрались, сыграли при битком набитых залах и снова разошлись.

Из Дома пионеров - в консерваторию

- Виталий, вы нигде не учились игре на гитаре, а сейчас преподаете ее в консерватории. Чтобы объяснить этот парадокс, наверное, нужно начать с музыкальной школы.

- Меня отдали на фортепиано. Сначала занимался из-под палки, но в конце музыкальной школы почувствовал тягу к музыке. Гитара в моей жизни появилась в подростковом возрасте и сначала шла как отдельная линия жизни. Во дворе смотрел, как ребята играют, снимал аппликатуру, переводил в ноты и учил. Когда мне в 14 лет отец подарил гитару, я уже немного владел инструментом. Бабушка играла на семиструнке, и я стал параллельно играть на обеих гитарах, что, кстати, делаю и сейчас. Мечтал о соло-гитаре, очень увлекался группой «Deep Purple», композиции Ричи Блэкмора снимал один в один. Купить электрогитару было нереально, мы делали ее сами со старшим братом. Отец работал начальником цеха крупного завода, он нам помогал с материалами, присылал чертежи.

- После школы было музучилище, и снова не гитара, а класс теории музыки.

- Наверное, в это время гитара еще не занимала такого места в моей жизни - это раз, а во-вторых, класса гитары в музыкальных училищах тогда просто не существовало. Когда я поступал в Казанскую консерваторию, класс гитары тоже был какой-то несбыточной мечтой. Хотя… даже если бы он и был, я все равно пошел бы на композицию. Мне хотелось после консерватории получить второе высшее образование по классу гитары. Но обстоятельства были против.

- Это ведь огромная самодисциплина нужна, чтобы профессионально освоить инструмент.

- Все происходило легко, без особого напряжения. На третьем курсе музучилища я пошел работать. А куда устроиться студенту теоретического отделения? Только в музыкальную школу преподавать сольфеджио. Мне это показалось скучноватым, и я предпочел вести кружок гитаристов в Доме пионеров. Вот с этого и началось мое профессиональное становление. В 1997 году меня пригласил к себе проректор консерватории: «К нам пришли два очень интересных абитуриента, а педагога по гитаре нет. Приходи к нам работать». Я отвечаю: «Как я могу, у меня нет гитарного образования». И тогда он сказал: «Если ты откажешься, высшее звено в Казани замрет лет на десять». Это меня подстегнуло.

Гитара семиструнная

- Вы играете на семиструнке?

- И даже преподаю ее. Казанское музыкальное училище - единственное в России, где учат играть на семиструнной гитаре всех шестиструнников. Я добился, чтобы семиструнка стала обязательным предметом. Музыку Андрея Сихры, Михаила Высотского мало кто себе представляет, потому что на шестиструнной гитаре ее сыграть практически невозможно. А ведь это целый пласт русской культуры XIX века. Семиструнка гудит по-другому - по-русски, она богаче в аккомпанементе - это неоспоримый факт, поскольку там больше вариантов аккордов. Есть даже такое мировое понятие «русский стиль» наравне с кантри, блюзом, фингер-стайлом. Есть иностранцы, владеющие этим стилем, в отличие от наших русских гитаристов-шестиструнников, многие из которых не имеют даже понятия, как играть на семиструнке.

- Ее и приобрести, наверное, непросто.

- Приличный инструмент стоит недешево. А предмет-то обязательный. На чем же тогда играть? Только на гитарах из моей личной коллекции старинных инструментов. Она у меня не на музейных полках пылится, а почти вся «в работе». Отучились - отдают гитару другим, но некоторые настолько увлекаются, что потом покупают себе семиструнку.

- Сколько инструментов в вашей коллекции?

- Порядка 20 гитар. Собиралась она по-всякому: что-то дарили, что-то покупал, потом восстанавливал. Самый старый экземпляр - мандолина начала ХХ века, Неаполь, 1912 год.

- Вы пишете для семиструнной гитары?

- Да. Я участвовал в первом всероссийском фестивале-конкурсе семиструнной гитары, который проходил в Жуковском, специально писал музыку для этого фестиваля. Есть соната и есть идея концерта для семиструнной гитары.

Честно говоря, иногда руки опускаются. Вот вам случай: московский композитор Игорь Рехин написал «Концерт для семиструнной гитары», первый в мире. А потом был вынужден переделать его в концерт для шестиструнной гитары, поскольку не нашлось исполнителей. Семиструнники ведь в большинстве своем любители-энтузиасты, для них такая музыка слишком сложна. Первое исполнение этого концерта таким, каким он был задуман, состоялось в Казани. Сыграл его мой ученик Айнур Бегутов, которому я три года предлагал: «Выучи. На шестиструнке этот концерт играли, а на семиструнке ты станешь первым». Игорь Рехин приезжал в Казань на премьеру и был счастлив.

Со словами и без

- На челябинском концерте вы исполнили несколько «песен без слов». Это ваше изобретение?

- Основоположник жанра песни без слов - Феликс Мендельсон Бартольди, автор знаменитого свадебного марша. У него были фортепианные песни без слов.

Я сначала делал виртуозную обработку для гитары к обычным песням. В результате музыка начинала доминировать над словами, они становились как будто притянутыми за уши. Когда убирал слова, получалась инструментальная композиция. А некоторые композиций писались в форме песни без слов. Там тоже есть куплет и припев, но если в песенном куплете меняются слова, у меня варьируется музыка.

В этом году на Грушинском фестивале произошел забавный случай. Один мальчик из Ульяновска на мою «песню без слов» написал слова, причем хорошие. Я ему предложил еще поработать в этом жанре.

- И все же в выборе авторов вы очень разборчивы: Шекспир, Бернс, Лорка, из отечественных - Цветаева, Самойлов, Левитанский. Сами не пробовали писать стихи на свою музыку?

- У меня есть несколько песен на свои… даже не стихи, а так, слова. Но это случайно и редко. Лучше брать хороших поэтов. Из всей нашей семьи только я не филолог. Дома - огромная библиотека, которую начал собирать еще мой дед. Культ поэзии в нашей семье был всегда.

Ре мажор красный, соль мажор зеленый

- Я играю на всех струнных щипковых инструментах. Сказать, что играю на всех инструментах симфонического оркестра, будет неправильно, но представление имею о каждом. У нас в консерватории очень просто было: что хуже всего знаешь, для того и пиши. После армии я пришел к своему преподавателю в смятении: «Что делать?». Он говорит: «Напиши концерт для духового инструмента, какой ты хуже всего знаешь». «Фагот вообще не знаю». «Вот, для фагота напиши, заодно и выучишь». После этого с фаготом общаюсь свободно.

- Среди ваших гитарных концертов есть дагестанский. С чем связано обращение к Кавказу?

- Несколько лет назад у меня появился студент из Махачкалы Айнур Бегутов, о котором я уже упоминал. Он мне принес сборник дагестанских песен, попросил написать их обработки. Я увлекся, и закончилось это все гитарным концертом, который стал одним из самых исполняемых в России. Его играли в Мексике, в Аргентине и Египте. В Дагестане он очень популярен, ведь никто больше не писал дагестанских концертов для гитары.

- Среди ваших сочинений есть 24 прелюдии, написанные во всех существующих тональностях. Чем вам был интересен этот опыт?

- Я изучал новые возможности гитары. Гитаристы обычно пользуются только удобными тональностями. А я вижу каждую тональность в своем цвете, каждая звучит по-разному, и в каждой свои «приколы». Ре мажор красный, ми мажор желтый, фа мажор синий, соль мажор - зеленый.

Комментарии
Комментариев пока нет