Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

С чего начинался наш город-крепость

31.08.2011
275-летие города - это и повод обратиться к истории, вспомнить о людях, которые несколько столетий назад поселились в глухом необжитом краю, на берегу реки Миасс, чтобы построить крепость. Кто эти смельчаки? Как они жили, какие дома строили, каким был Челябинск в XVIII веке?

На днях исполняется 275 лет со дня основания Челябинска. Это не только красивая юбилейная дата, но и повод обратиться к истории, вспомнить о людях, которые несколько столетий назад поселились в глухом необжитом краю, на берегу реки Миасс, чтобы построить крепость. Кто эти смельчаки? Как они жили, какие дома строили, каким был Челябинск в XVIII веке? Как показывают социологические исследования, ответы на эти простые вопросы знают единицы горожан.

Спасительный кордон

О первых десятилетиях челябинской истории известно мало. Значительная часть архивов погибла во время Пугачевского восстания в 1774 году. То, что осталось, не дает полной картины повседневной жизни города и его жителей. «Старый город» уходит под землю, улицы предыдущей планировки, заложенной при существовании крепости, исчезли к концу XIX века. Но исследования и поиски продолжаются. Шаг за шагом челябинские археологи и краеведы открывают новые детали, неизвестные страницы истории Челябинска. А началась она 2 сентября (по старому стилю) 1736 года, когда была заложена Челябинская крепость.

…В команду строителей (точнее, в казаки) записывались в основном крестьяне. Кто-то приезжал семьями, кто-то - холостой. Вновь прибывшим тут же нарезали участки земли под дворы, и в первые же дни они начинали строить свое жилье.

Со строительством крепостных стен и укреплений торопились. До наступления холодов надо было и сено на зиму заготовить. Многие думают, что Челябинская крепость (как и Миасская, Чебаркульская) предназначалась для обороны, но это не совсем так. Она служила прежде всего перевалочным пунктом на пути к Верхояицкой крепости (Верхнеуральск) и строящемуся Оренбургу. В этом направлении двигались нескончаемые обозы с продовольствием. В одном обозе иногда насчитывалось до тысячи подвод! А сколько людей… В лесу зимой не переночуешь. Зато в крепости можно было спокойно отдохнуть в тепле и безопасности и лошадей накормить.

Квартирный вопрос

Домов в привычном смысле - многокомнатных - в XVIII веке в Челябинске не строили. Семья ставила для себя два или три сруба. Один из них использовался для хозяйственных нужд - изба-клеть или сени. А другой сруб, в котором находилась печка и где протекала будничная жизнь, называли горницей. Во время раскопок в центральной части города челябинские археологи находили и землянки. Но это был временный вариант жилища. Если переселенцы, записавшиеся на жительство в крепости, приезжали осенью, то на просушку древесины для будущего дома времени особо не было. Спешно строили землянку из сырого дерева, а потом ее использовали как погреб. В архивных документах упоминается даже плетеная изба, стены которой делали из плетня. Но это редкий случай.

В Челябинской крепости встречались и более «продвинутые» дома, можно сказать, двухэтажные. Это северный вариант: внизу был амбар, скотину держали, а наверху устраивали жилище. О таких постройках так и писали: «верхняя горница, под нею амбар с кладовой». Известно, что в 1753 году горожане купили под ратушу деревянный двухэтажный дом. Он стоял на углу сегодняшних площади Ярославского и улицы Цвиллинга. В начале XIX века его разобрали на дрова.

- Мы очень редко встречаем остатки хороших бревенчатых домов, - рассказывает известный челябинский археолог, кандидат исторических наук, доцент кафедры «Древняя история и этнология Евразии» ЮУрГУ Гаяз Самигулов. - В XVIII веке, как ни странно, дома ставили без фундамента. Никто не боялся, что дерево со временем поведет: печную трубу ветром не снесет (печки топили «по-черному»), стекло не полетит, потому что стеклянные окна мало кто мог себе позволить. Окна были волоковые: в двух бревнах, расположенных друг над другом, делали небольшое отверстие, в него вставляли рамочку (оконницу) с кусочками слюды или бычьим пузырем. Свет едва проникал, а на зиму окно изнутри закрывали доской - «заволакивали». Отсюда и название - «волоковые».

- Пол обычно делали земляной, - продолжает Гаяз Хамитович. - Если деревянный, то постелен он очень просто: на землю брошены деревянные жерди, зафиксированные колышками, чтобы не катались, а сверху - недлинные половицы.

Каменные фундаменты появились позже - в XIX веке. А первая железная крыша на частных постройках сделана в 1806 году. До этого времени дома покрывали чаще всего берестой или дранью.

Налог для богатых

Жили по-разному. Как и в наше время, среди жителей челябинской крепости находились люди хозяйственные, трудолюбивые. Они сеяли, заботились об урожае - своем и казенном, имели хорошее хозяйство. Им разрешалось при надобности строить заимки, варить пиво и брагу. А другие лихачили, проводя время в кабаке. Поначалу вроде все были равны, жизнь в крепости начинали с нуля.

Со временем расслоение городского общества усилилось, особенно после того, как в сентябре 1743 года Челябинская крепость стала центром Исетской провинции. Территория посадской части, где находились жилые кварталы, многократно увеличилась, в столицу шли госзаказы - подряды на поставку соли, к примеру. Вот и получилось, что небольшая часть горожан жили в роскоши, а другие при описи имущества указывали, что имеют топор, ухват и горшок.

- Среди местных олигархов был богатый купец Андрей Васильевич Боровинский, - рассказывает Гаяз Хамитович. - Дома у него стояла лаковая китайская мебель, висели картины, иконы в богатых окладах, имелись предметы роскоши. А после смерти купца его вдова сдавала в лавку бархатные платья.

Кстати, во второй половине XVIII века династия Боровинских была самой богатой и влиятельной. Они имели торговые лавки, лесопилку, мельницу. Основатель династии Андрей Боровинский, будучи выходцем из крестьян, в историю вошел как один из основоположников Челябинска, один из первых бургомистров. Он занимался торговлей, наладил поставки соли из Сибири, активно участвовал в постройке Христорождественского собора в 1748 году. Его старший сын Семен, петровского склада человек - решительный, напористый, - был видным общественным деятелем. Он служил ратманом, бургомистром, потом стал первым челябинским головой и даже заслужил право называться «ваше степенство». Правда, карьера его закончилась ссылкой - за какое-то должностное преступление. Зато другие два сына купца Боровинского Иван и Андрей успешно продолжили дело отца.

В то время население платило налог медной монетой. Поэтому даже небольшая сумма в 300-400 рублей набивалась в телегу. Для доставки налогов в центр требовался целый обоз. И хотя достаток имели разный, подати платили все.

По словам историка Гаяза Самигулова, сумма налога формальна была одинакова - с души рубль двадцать. А в реальной жизни такую сумму кто-то не мог собрать даже за год. Скопившиеся остатки платили самые богатые люди. Такая практика сложилась повсюду в России: налог распределялся на всех жителей города, но если никакого дохода не было, человек отдавал третью часть суммы, а то и вовсе освобождался от уплаты налога. Бывали ситуации, когда местные олигархи Аргоусовы - отец и два сына - платили подушного налога по 8 рублей с человека, в то время как бедняки могли платить по 20-30 копеек. Это своеобразный прогрессивный налог. Как писал один из дореволюционных исследователей, «первостатейные купцы были спасением посадской общины».

Татьяна МАРЬИНА

Комментарии
Комментариев пока нет