Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Гостьей челябинских студентов стала писатель Светлана Лаврова из Екатеринбурга

25.11.2011
Она сочиняет веселые детские сказки, совмещая писательский труд с работой врача-нейрофизиолога. И очень успешно.

Уже не первый раз будущие учителя - студенты Челябинского государственного педагогического университета встречаются с писателями. На этот раз гостьей стала Светлана ЛАВРОВА из Екатеринбурга. Она сочиняет веселые детские сказки, совмещая писательский труд с работой врача-нейрофизиолога. И очень успешно.

Светлана Аркадьевна - кандидат медицинских наук, автор более 45 научных работ и 4 патентов. А за веселую книгу «Кошка до вторника» получила национальную детскую литературную премию.

Какую роль сказка играет в жизни ребенка? Чем она может быть полезна учителю? Об этом мы беседуем сегодня со Светланой Аркадьевной.

- Что общего у автора сказок, врача и будущих педагогов?

- По первоначальному образованию я педиатр, у меня двое детей. Поэтому с педагогами варюсь в одном котле, то есть и в профессии, и в жизни мы связаны с детьми. Объединяет, я надеюсь, и любовь к словесности. Учителя, к счастью, все еще остаются читающими людьми. И это прекрасно. Хотя в ЧГПУ меня, например, очень строго судили за неподобающее поведение в книгах. И задавали потрясающе интересные вопросы. Например, о соотношении эпилепсии и творчества.

- А разве между ними есть какая-то связь?

- Конечно. Как врач я как раз занимаюсь этой проблемой. Пользуюсь любой возможностью сказать людям, что эпилепсия - это не приговор, а враг, с которым нужно сражаться всю жизнь. Иногда с переменным успехом, но некоторые формы можно вылечить полностью. Есть лекарства, которые избавляют от приступов. И эпилептики становятся обычными людьми. Было бы правильным принимать их как равных или даже как лучших. Ведь благодаря некоторым своим особенностям они способны быть гениальными творцами. Но когда мы научились гасить болезнь лекарствами, то подавили, к сожалению, и гениальность. Сейчас гениальных эпилептиков нет. Зато есть люди, которые могут иметь нормальную семью и работу. На мой взгляд, пусть мои пациенты лучше уж будут счастливыми и здоровыми, чем гениальными и больными.

- Вы давно сочиняете сказки?

- Всю жизнь. Но начала писать их от безделья, оказавшись на Кольском полуострове в 20 километрах от Баренцева моря и в 5 километрах от Норвегии, берега которой были видны в бинокль. Мужу было уже тридцать лет, когда его призвали в армию. И отправили на Север лейтенантом медицинской службы. А я, как образцовая жена военного, поехала с ним. Но там затосковала. Моя двухлетняя дочь стала спать по ночам, чего раньше с ней не случалось. Все мои творческие силы до этого уходили на то, чтобы ее усыпить. Без солнышка было грустно. И делать решительно нечего. «Пиши сказки», - посоветовал муж. Вот я и взялась.

- Работы врача для вас на Севере не нашлась?

- Она была, но ребенка пришлось бы возить с собой на санках по нескольку километров в день. По масштабам Севера это недалеко, но я решила, что лучше уж посижу в декрете. И не жалею, что много времени провела дома с детьми. Зато они у меня получились хорошими.

- Вы ведь сказки, наверное, стали писать для них?

- Конечно. Специально писала печатными буквами в тетрадке в клеточку, чтобы дочери могли их читать. И сама рисовала иллюстрации к ним. Сказка в нашей семье присутствовала всегда. Дети росли в убеждении, что мама - это существо, которое сочиняет сказки. И по-другому не бывает.

- В вашем детстве сказка тоже была?

- Я читала их, но чаще сочиняла сама. После моего рождения великих приключений не случалось. И я начала их придумывать. Мама работала в Свердловском пединституте. У нее была дикая нагрузка и маленькие деньги. Поэтому времени на меня оставалось мало. Но тогда это было нормальным. Так жили многие семьи. Главное, что у нас с мамой было полное понимание. К сожалению, сегодня между родителями и детьми все чаще его нет.

- Почему? У вас есть какие-то объяснения?

- Я думала об этом. То, что родители бросают все силы на то, чтобы выжить, не может быть оправданием. Наши тоже много работали. Но тогда не было эмоционального выгорания. Детей любили. Может быть, это волна чернухи так подействовала на людей?

Даже в детской литературе премии ведь получают не за светлые произведения. Детская литература становится темной, жесткой. Просто ужас какой-то. Я это знаю по работе в жюри, которое присуждает премию Владислава Крапивина.

- Что бы вы посоветовали родителям?

- Любите своих детей, сердце подскажет, что сделать. Примите их такими, какие они есть. Не нужно превращать их в суперменов и вундеркиндов.

- Можно ли назвать то, что вы пишете, сказкой на ночь?

- Наверное, нет, потому что для чтения перед сном мои сказки все-таки длинные. Но их можно читать кусочками, с продолжением. У меня есть короткие, почти народные сказки, но они не опубликованы. Большой объем не вытягиваю, а маленькие тоже не могу писать.

- В каком мире нужно жить, по вашему мнению, детям: в реальном или придуманном?

- Когда я говорю дочерям (которые уже взрослые), что нужно жить в реальном мире, они мне возражают: «А ты?» Человеку свойственно парить в облаках. Мои друзья давно советуют мне заняться серьезной литературой, используя уникальный материал нейрохирургической клиники. Но это не мое. Я хочу писать сказки: веселые и позитивные. Сказка помогает в воспитании ребенка. Иначе ее просто бы не рассказывали. Я много читала Проппа и других теоретиков народной сказки. Что касается инсинуации, во многим с ними согласна. Но сейчас времена изменились. Другой стала и сказка, ее социальная роль. Сегодня она - путь к ребенку, инструмент единения с ним. В сказке вы с ним - единомышленники.

- Влияет ли сказка на самочувствие и здоровье ребенка?

- Моя знакомая рассказала, как дала мою книгу в больнице мальчику с переломанным позвоночником. Он читал ее и все время хохотал. Это здорово, я думаю. Есть реальная польза от веселых книг, хотя их авторов всерьез не принимают. Своей сказкой я утешаю детей, на которых свалилось очень много негатива. Дети и женщины должны быть счастливыми. В одной моей сказке мать воспитывала сына одна. Я не выдержала этого и быстро выдала ее замуж.

- Современная сказка, по вашему мнению, не вытесняет народную сказку?

- Ее вытесняет наша сумасшедшая жизнь, которая не дает мамам и бабушкам сесть рядом с ребенком и рассказать ему сказку. В моей жизни народной сказки не было. Она пришла ко мне уже в сознательном возрасте, когда я научилась читать. Очень люблю сказки народов мира. Это то море, где я плаваю и хватаю за хвосты удивительные сюжеты.

- Что делать родителям, которым неинтересно читать ребенку сказку?

- Заниматься тем, что приносит удовольствие. Это может быть рисование, шитье, выпиливание - все, что угодно. Лишь бы быть вместе. Возникает общее пространство, в котором ребенку очень комфортно, он чувствует себя защищенным. И с удовольствием учится тому, что умеют его родители. Мои дочери, например, тоже сочиняют сказки, хотя профессии выбрали разные. Старшая дочь окончила медицинский институт и продолжает династию врачей уже в пятом поколении. Младшая учится в университете на филфаке на романо-германском отделении. Там было всего пять бюджетных мест, но она поступила, чем я очень горжусь.

- Не отомрет ли сказка с приходом электронной книги?

- Нет, сказка, как и живая книга, будет жить. Театр ведь не умер с приходом телевидения. Плохо, если из электронной книги сделают что-то типа мультиков: картинки бегают, лампочки горят. Когда растущий человек смотрит, он получает готовые образы и информацию. Чем хороша книга? Ребенок читает, переводит прочитанное в смысловые выражения, а затем в образы, то есть делает в три раза больше интеллектуальной работы. Поэтому читающий человек умнее того, кто смотрит телевизор, по моей любимой физиологии. Живая книга останется как инструмент обучения детей. И потом согласитесь, что не всегда удобно работать с электронной книгой.

МНЕНИЯ ЧИТАТЕЛЕЙ

- Нужна ли сказка в школе?

- Конечно, - говорит Наталья Каменкова, учитель начальных классов из Миасса, победитель конкурса «Учитель года России-2008». - Она учит добру. Ребенок в ней может перевоплощаться, решать какие-то свои проблемы. Сказку можно инсценировать, сочинить самому. Детям она близка и понятна.

- Но есть ли ей место в старших классах?

- Немало классических произведений написано на основе сказочных мотивов, - говорит Нелли Пащук, известный в нашей области учитель литературы из челябинского лицея № 31. - Возьмите повесть Николая Гоголя «Ночь перед Рождеством», «Святочный рассказ» Федора Достоевского, творчество Александра Пушкина, Николая Некрасова...

Просто в старших классах идет уже другое, взрослое осмысление.

По мнению Нелли Михайловны, сказка нужна не только детям, но и взрослым. Оно и понятно. Она нам дарит надежду. Ведь в ней добро всегда побеждает зло и торжествует справедливость.

Комментарии
Комментариев пока нет