Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Около тысячи школ и детских садов объединились в Москве за минувший год "по собственному желанию"

18.11.2012
Начнется ли этот процесс и на Южном Урале*

Около тысячи школ и детских садов объединились в Москве за минувший год, по словам чиновников, по собственному желанию. Вместо них появились образовательные комплексы. Процесс укрупнения идет и дальше. Он, видимо, затронет всех, за исключением уникальных школ, которых в Москве не более десятка. Не начнется ли этот процесс и на Южном Урале?

- А он уже идет, - говорит Елена Коузова, заместитель министра образования и науки нашей области. - Но спокойно и тихо. И ведет не столько к укрупнению, сколько к эффективным расходам. Маленькие школы, чтобы они выжили, мы объединили с более крупными учебными заведениями.

В Челябинске, например, у школы № 30 появился филиал в лице бывшей школы № 2, у 147-й филиалом стала школа 147, что в Сосновском районе.

Что дальше? Может ли этот процесс стать глобальным, учитывая, что сегодня объединяют все: профучилища, техникумы и вузы? Школ он коснется в меньшей степени, считает Елена Александровна, поскольку их работу обеспечивают бюджеты разных уровней. И объединить их непросто.

Но это аргумент скорее теории, чем практики.

Поменять уровень финансирования для чиновников, как показывает опыт последних лет, не проблема. Многие учебные заведения перешли с федерального на региональное финансирование влегкую. Были и примеры существования образовательных учреждений с разной формой собственности. К примеру, земля была муниципальной, а собственность федеральной и еще чьей-нибудь. И это не препятствовало жизнедеятельности учреждения.

Когда говорят о преимуществах образовательного комплекса, где учатся дети разных возможностей и состояния здоровья, то в пример приводят, как правило, школу Евгения Ямбурга. Этот известный в России педагог недавно побывал в Челябинске по приглашению фонда Олега Митяева и признался, что ему от этих слов по-настоящему плохо. Ведь он создавал свой образовательный центр по собственной воле и по любви. Это был плод многолетней работы и большого труда. Все делал под себя, под свое видение современной школы. Сегодня же образовательные комплексы создают в принудительном порядке, а на щите - Ямбург. Балом правят, по словам Евгения Александровича, бухгалтера, для которых существует единственный показатель эффективности - это оптимизация расходов. При таком подходе его идею адаптивной модели, когда школа подстраивается под ребенка, можно только дискредитировать.

Что же происходит в Москве?

Школы, где никто не хочет учиться и учеников по этой причине мало, убирают и соединяют их с успешными учебными учреждениями. Самым вопиющим примером слияния стала ликвидация в Москве трех школ для детей с девиантным поведением. Это школы для трудных подростков, обучение которых с другими детьми является делом сложным и даже опасным. С этим контингентом работают специально подготовленные учителя и психологи.

Понятно, что в таких специализированных учреждениях количество учащихся гораздо меньше, чем в обычных школах. И вот их-то и признали нерентабельными. В результате трудные подростки отправились в школы к обычным детям. Конфликты возникают постоянно, но на возмущение общественности чиновники заявляют, что ликвидированные школы сами «пожелали включиться в образовательные комплексы по территориальному признаку».

В каких недрах сознания родилось это «собственное желание»? По мнению Евгения Ямбурга, все происходит от безысходности, от глумления над человеческим достоинством. Учителя — самая забитая часть нашего общества, считает Евгений Александрович, фигура согбенная и зависимая. Сегодня любого директора школы можно уволить без объяснения причин. И он в свою очередь может поступить точно так же со своими учителями.

Учитывая тот факт, что зарплату в школах повысили до приличного уровня, чиновникам нетрудно «выкручивать руки» директорам, а им, в свою очередь, учителям. И вот все дружно уже голосуют за объединение и создание образовательных комплексов, в том числе и родительский актив.

Кто же может противостоять губительной реформе? По мнению Евгения Ямбурга, настоящие учителя, блаженные и чудики, они и будут спасать.

- Я сторонник теории малых дел, - говорит Евгений Александрович. - Сам кручусь как белка в колесе, подобно всем нормальным людям, чтобы спасти то, что можно.

Согласен с ним и Дамир Тимерханов, директор челябинской школы № 1. Никто не защитит сегодня образование от разрушительных реформ, кроме чудиков. Для него таким человеком является Александр Попов, директор физико-математического лицея № 31. Это о нем и о его учительнице Нелли Пащук очень тепло написал Сергей Волков, член Общественной палаты РФ, Общественного совета Минобра РФ и главный редактор журнала «Литература». «В последнее время мне часто приходится говорить о том, что наше учительское сообщество устало, - пишет он в статье «В челябинском «окопе». - Что основную битву за образование и культуру мы проиграли и ведем только отдельные окопные бои. Все так, но некоторые из этих окопов так упорно обороняются, что норовят превратиться в настоящие Брестские крепости или дома Павлова-Грекова. Один из таких "окопов" находится в Челябинске. В физмат-лицее № 31.

Главный «управдом» в этом окопе - Александр Попов. Работает с утра до ночи, и школу свою держит, и охраняет от всякой дури, а всякому благу усиленно способствует. Так не бывает, но так бывает. В отдельно взятом окопе.

«Матушка-командирша» там - Нелли Пащук, учитель литературы, какого в стране поискать. Это она взяла и придумала пригласить в гости к своим ученикам живых писателей. А и правда, почему бы не устроить это дело? Ведь это Пушкина с Грибоедовым в гости не пригласишь, а нынешних-то писателей почему бы нет. Челябинск далеко, говорите? Только не для Нелли Михайловны. Она кого хошь куда хошь сама на руках донесет, если задумала.

И вот придумался сам собой фестиваль «Открытая книга», который уже стал всечелябинским и ежегодным.

Два фестивальных дня - это бурление и кипение открытых лекций, круглых столов, уроков, встреч с писателями. Не только в лицее, но и в университетах, в книжных магазинах и библиотеках.

Вдруг оказывается, что культурных провинций - не бывает. Там, где ты, - там и столица. Нечего стонать: «В Москву! В Москву!» - пусть Москва стонет: «В Челябинск! К тетке, в глушь, в Саратов!..»

Фестиваль «Открытая книга» не единственное интересное дело, которым заполняет лицей длинный учебный год. На счету много и других не менее интересных и важных дел. И Попов с Пащук не единственные чудики среди учителей Южного Урала. Есть и другие, но их, к сожалению, очень мало. Вытравили как класс, уничтожили бессмысленностью и абсурдом происходящего. Выстоят ли последние?

«А куда мы денемся с подводной лодки!» - говорят они.

Комментарии
Комментариев пока нет