Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Физики и лирики о физике слова и лирике знания

06.05.2013
Попытка популяризировать науку приводит не только к возникновению и распространению ошибок и заблуждений, но и к неизбежному конфликту интересов

Наука сегодня – это остров, затерянный в бесконечном море ежедневных идей и страхов. Связь этого острова с материком общественного сознания призрачна, писана следами языческих пирог по воде.

Попытка популяризировать науку приводит не только к возникновению и распространению ошибок и заблуждений, но и к неизбежному конфликту интересов. Читателям нужны сенсация, полезность, языковая доступность. Но наука – процесс долговременный, зачастую безрезультатный, полезность здесь на втором, а то и на третьем плане. И уж совсем непримиримы ученые с той манерой изложения, с тем газетным, простым, нетерминологическим языком, которым приходится рассказывать об их достижениях.

Рассказать об истории популяризации научных знаний, в том числе, на телевидении, о проблеме достоверности, об ошибках, о заинтересованности общества, «о башмаках и сургуче, капусте, королях, и почему, как суп в котле, кипит вода в морях…» мы попросили эксперта в области журналистики смысла, профессора кафедры теории массовых коммуникаций ЧелГУ, Марину Загидуллину:

«Научно-популярные программы на ТВ существовали всегда, притом и в разных форматах. В Советском Союзе С. Капица вел "Очевидное - невероятное" - неспешную, долгую, часовую программу с "говорящими головами" (умными, но не очень понятно говорящими). Эту программу всерьез смотрели, она шла в прайм-тайм в воскресенье и приобщала зрителя к науке (к "умным"). Символом формата программы был девиз "О, сколько нам ошибок чудных..." Пушкина, который медленно, буковка за буковкой появлялся на экране. Такова же была и программа - час взаимных говорений двух-трех человек.

Сейчас успешную кальку немецкой программы являет нам СТС ("Галилео" с А. Пушным). Научпоп здесь, несомненно, весьма условен, скорее, развлекательная программа на научные темы для детей (и взрослых, но уже не в такой мере, адресат - дети). Программа разочаровывает своей поверхностностью, невниманием к собственно научной составляющей, грубыми ошибками в самой информации, претендующей на истину и т.п. Здесь "фокусничанье" важнее науки - и опять получается не очень хорошо.

В такой массовой программе важнее всего тема - четко привязанная к актуальной проблеме. Например, было бы правильно вести научпоп-программу "С научной точки зрения" - где каждую неделю появлялся бы новый умный человек, разъясняющий экономические казусы, социальные проблемы, открытия в точных науках - по мере их востребованности обществом, «к случаю», к тем событиям, что всех взволновали в последние дни. Этакий научпоп быстрого реагирования. Но понятно, что запросто такой формат не организуешь - и все именно потому, что "умных", умеющих говорить просто, мало.

Теперь о проблеме достоверности. На мой взгляд, с паранаукой бороться смысла нет, она всегда была и будет, и останется зоной шарлатанства, даже если какие-то искры интуиций там и мелькают. Это задача медиаликбеза - объяснять слушателям-зрителям-читателям, где вранье, а где факты. Своя голова у каждого на плечах есть, если голова эта уверена, что экстрасенсы, маги и пр. - единственные помощники в трудных ситуациях, то ничего не поделаешь.

А вот "сдача" форпостов шарлатанам - преступление со стороны науки. Типичный пример – Аркаим. Какой-то конфликт интересов привел к тому, что "уважающий себя археолог" Аркаим игнорирует. Сегодня это место захвачено какими-то шаманистами, которые полностью парализовали там научно-популярную линию (это не то что "группа лиц" орудует, а реально сложилась целая субкультура, где никакого места археологии не осталось). А ведь могла быть отличная площадка для союза науки и общества, повышения интереса к археологическим исследованиям, приобщения к истории родного края и т.п. Думаю, таких примеров можно привести множество.

Без практического элемента чистая наука не может представлять массового интереса (и не надо). Если уж говорить о "смычке" общества и научного сообщества, то это должен быть именно «пункт научных комментариев». Возникает проблема - ученый немедленно дает ее научное объяснение. Специально объяснять каждый день, какой научный коллектив что делает, вряд ли целесообразно. Но само научное сообщество так разобщено, так разделено на кучки исследователей, охотящихся за финансированием, что ни о каком "научном фронте", способном быстро отвечать на общественные запросы и вопросы, пока говорить не приходится. Нет консолидации внутри научного сообщества, и поэтому дело популяризации остается частными инициативами частных людей.

Возможные механизмы популяризации:

1. Пролетарии науки объединяются, вырабатывая более-менее внятный единый язык (девиз: выражай любую по сложности научную мысль понятно для всех)

2. Отдельные отрасли науки сливаются в крупные ветви, где каждый ученый понимает общие моменты, а не только свой узкий коридорчик свечкой освещает.

3. Популяризация научного знания становится частью признания ученого таковым - например, пишешь диссертацию, но она не может быть принята к защите, пока ты простым ("для всех") языком не написал суть сделанного тобой (выпускаешь научно-популярную статью, или даже книжку, ли раздел книжки массового формата пишешь). Если нечего сказать - то и нечего защищать, вот и все».

Об опыте популяризации научного знания на Западе рассказывает наш соотечественник, ученый-астрофизик и популяризатор Николай Горькавый:

«Популяризация науки - безусловная необходимость. Если люди не понимают, зачем нужна наука, то они не будут голосовать за её финансирование, нанося самим себе непоправимый вред. Проблема в том, что современная наука уходит за очень далекие горизонты, которые не слишком понятны широким массам – какие-то квантовые испарения черных дыр, какая-то погоня за трехмерными моделями протеинов, заумные математические теоремы, которые на первый взгляд никому не интересны, кроме самих математиков.

На Западе эта пропасть между населением и наукой активно преодолевается: выпускаются десятки красочных научно-популярных изданий, например, для любителей астрономии выходит журнал Sky@Telescope.

Существует целая отрасль книгоиздания, выпускающая научно-популярные книги, авторами которых часто являются лучшие ученые. Достаточно вспомнить знаменитую книгу Стивена Хокинга «От Большого взрыва до черных дыр» - и таких книг многие сотни и тысячи. Каждый космический аппарат или телескоп НАСА имеет свой веб-сайт, где можно часами рассматривать свежие картинки с Марса и Сатурна. В России с популяризацией науки заметно хуже – интерес к науке упал вместе с зарплатой ученых.

И, может быть, "пришла пора подумать о делах: о башмаках и сургуче, капусте, королях, и почему, как суп в котле, кипит вода в морях"? Предметом прогрессивной мысли являются идеи, регрессивной и агрессивной, эволюционно и морально устаревшей – люди. Так почему нам все навящевее навязывают неандертальский способ мышления – думать о людях, и все меньше – об идеях, смыслах, мотивах, причинах и следствиях, спирали ДНК, зелени травы и хлорофилле, почему белое Солнце кажется желтым, существует ли Снежный человек и что скрывают черные дыры? Нас потчуют отвратительнейшим в своей бессмысленности информационным трэшем, предметом которого являются люди. А люди, как известно, нисколько не переменились за 2000 лет, «только квартирный вопрос испортил их».

Анна Кныш

Комментарии
Комментариев пока нет