Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Курьер в Екатеринбурге день в день - смотри варианты на Юду.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Что такое экстремизм и как с ним бороться?

03.07.2013
В России собираются строже наказывать за экстремизм. Планируется увеличение как денежных штрафов, так и сроков лишения свободы.

В России собираются строже наказывать за экстремизм. Планируется увеличение как денежных штрафов, так и сроков лишения свободы.

Под новый законопроект попадает ряд статей УК РФ, относящихся к главе «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства».

Это статья под номером 280 – «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» - и знаменитая 282-я («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») вместе с подпунктами: «Организация экстремистского сообщества» и «Организация деятельности экстремистской организации».

И если верить статистике, число таких преступлений неуклонно растет с каждым годом. Пожалуй, первое, что приходит на ум современному российскому обывателю при слове «экстремизм», это исламские террористы в масках и участники националистических группировок. В этой связи интересно предложение Ирины Яровой, которая внесла в Госдуму законопроект об уголовном наказании за оправдание нацизма.

Как сообщили «РИА-Новости», в случае его принятия за отрицание приговора Нюрнбергского трибунала или любую критику действий антигитлеровской коалиции можно будет поплатиться, в лучшем случае, солидным штрафом, а в худшем – тюремным сроком до 5 лет.

Об этой инициативе уже неодобрительно отозвались многие видные персоны, отнюдь не симпатизирующие фашистской идеологии. Например, журналист и член президентского Совета по правам человека Николай Сванидзе. «Получается, что будет вообще запрещено любое исследование, посвященное Великой Отечественной и Второй мировой войне, – считает он. – Нельзя будет объективно критически подойти ни к чему: ни к преступлениям Сталина, ни к ГУЛАГу, ни к депортации народов, ни к страшным ошибкам на фронтах войны, которые привели к известным трагедиям и в 41-м, и в 42-м годах, и позже».

Выглядит странным и то, что сама Ирина Яровая – Председатель комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции. То есть, нацизм и экстремизм – совсем «не ее профиль».

Между тем, само понятие экстремистской деятельности в законодательстве РФ довольно расплывчато и неоднозначно. Долгое время официального понятия «экстремизм» в российском праве не существовало вообще. Шанхайская конвенция от 15.06.2001 «О борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом», подписанная в том числе и Россией, дает такую трактовку:

«Экстремизм — какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон».

Не у всех хватит терпения даже дочитать до конца.

Тем не менее, годом позже Госдума РФ приняла закон «О противодействии экстремистской деятельности», в котором понятие экстремизма стало еще шире. Теперь сюда вошли и возбуждение межнациональной и религиозной розни, и дискриминация по расовой и социальной принадлежности, и нарушение прав и свобод гражданина на почве его национальности или вероисповедания.

Так какие из проявлений экстремизма наиболее опасны для сегодняшней России? Должно ли быть имя антигитлеровской коалиции настолько свято, что о ней можно говорить лишь как о покойнике – либо хорошо, либо ничего? И принесут ли новые законопроекты желаемые плоды? За разъяснением обратимся к экспертам.

«В данный момент ужесточить наказание за экстремизм просто необходимо, – считает Илья Аносов, начальник управления по взаимодействию с институтами гражданского общества Министерства культуры Челябинской области. – В особенности это касается религиозного экстремизма. У нас в стране участники радикальных исламистских организаций получают смехотворно малые сроки, а то и вовсе условные. Потом выходят героями. Взять хотя бы процесс над «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». И это при том, что их идеи и методы несут действительно страшную угрозу.

Если говорить прямо, российский ислам сейчас активно радикализируется. Традиционная, «мирная» ветвь, к сожалению, начинает вытесняться более агрессивными течениями. Большая часть российского общества, воспитанная в православной традиции и далекая от нюансов чужой религии, пока еще не осознает всей остроты этой проблемы».

Действительно, если говорить непосредственно о вооруженных террористах, новый закон уже имеет, как минимум, один очевидный плюс: чем дольше потенциально опасный член общества находится в изоляции, тем лучше и безопаснее для общества. Причем, если полностью «отключить» гуманизм и рассудить с позиций сухой логики, станет ясно: лучшей изоляции для преступника, чем смерть, не придумаешь. Но в РФ смертная казнь давно отменена и, по ряду причин, в ближайшем будущем вряд ли будет восстановлена.

В любом случае, лично мне не очень верится, что подобные меры способны пресечь на корню саму проблему. Вряд ли увеличение тюремного срока или даже смертная казнь остановит человека, готового разнести себя на мелкие клочья взрывчаткой. И вряд ли, надевая «пояс шахида», такой фанатик с содроганием вспомнит о перспективе угодить за решетку на несколько десятков лет и «одумается».

«Что же касается законопроекта Ирины Яровой, – добавил Илья Иванович в конце нашей краткой беседы, – то он пришелся бы очень кстати в нынешней Прибалтике. А в России, на мой взгляд, всё же нет таких активных проявлений неофашизма. По крайней мере, на улице с этим не сталкиваешься. Да, есть проблема национализма, но отождествлять его с фашизмом не стоит – это уже отдельный вопрос».

Несколько по-иному оценил депутатские начинания опытный юрист и член Адвокатской палаты Челябинской области Валерий Протасов:

«Честно говоря, я уже никак не реагирую на подобные инициативы. Прежде чем принимать новые законы, нужно сначала научиться как следует выполнять существующие. На мой взгляд, тех рычагов, которые уже есть, вполне достаточно, чтобы бороться с экстремизмом. Главная проблема – в механизме исполнения, который постоянно дает сбои.

Скажем, что хорошего сможет дать новый закон об экстремизме, если его будут использовать предвзято? Если будет действовать принцип, как в анекдоте: украл мало – поехал в Магадан, украл много – улетел на Мальдивы. Пусть пример и из другой правовой сферы, но суть – та же самая.

А законопроект Яровой – как раз типичный случай искусственного создания проблемы. Если до сего момента Нюрнбергский трибунал и антигитлеровскую коалицию никто особо и не критиковал, то теперь повод к этому дан.

У нас вообще очень любят делать из мухи слона и раздувать ажиотаж вокруг мелочей, замалчивая вещи куда более значимые. Вот например, в Казани год назад выявили многочисленную группировку ваххабитов, которая постоянно пополнялась новыми членами. Людей вербовали в том числе и в тюрьмах, откуда те выходили уже готовыми террористами. Однако информация об этом прошла вскользь и осталась почти незамеченной. В то время как хулиганскую выходку Pussy Riot активно мусолят уже больше года».

Примечательно, что оба респондента, представляя разные сферы деятельности и высказав различные точки зрения, сошлись в одном: самую страшную угрозу на сегодняшний день несет в себе именно религиозный экстремизм – прежде всего, исламский. Близок час, когда не только у русского, но и вообще у любого «белого» человека понятие «мусульманин» будет ассоциироваться исключительно с кровожадным террористом в маске. И на этом фоне попытка бороться с фашизмом, защищая от посягательств судебные приговоры 70-летней давности, выглядит несколько смехотворно.

Именно в словах Протасова, на мой взгляд, заключается важная истина: в первую очередь, всё зависит от механизма исполнения законов. И если он насквозь проржавел, скрипит и отчаянно нуждается в смазке, то можно бесконечно рассматривать новые законопроекты, вносить какие-то поправки, коррективы. Толку от этого будет немного.

Илья Михайлов

Комментарии
аносову я бы желал попасть в прибалтику . пусть там выказывает интеллект.
нечего добавить
06.07.2013 10:15:20