Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Челябинский суперболид: только идеи

16.10.2013
В ходе «круглого стола» «Южный Урал после метеорита» было высказано множество ярких и полезных идей. О некоторых из них первыми узнают сегодня наши читатели

Как известно, дороже всего в современном мире ценятся идеи. Чтобы зафиксировать память о метеорите и привлечь в регион туристов, известный астрофизик Николай Горькавый предложил возвести в Челябинске уникальное здание в форме болида.

В ходе «круглого стола» «Южный Урал после метеорита», прошедшего в минувшие выходные в Челябинской области, было высказано множество ярких и полезных идей. О некоторых из них первыми узнают сегодня читатели портала "МедиЗавод".

Вадим Штепа, философ, публицист, специалист по регионалистике (Петрозаводск):

Необходимо максимально задействовать космическую тематику в каком-нибудь населенном пункте Южного Урала, создать там всемирный «Музей метеоритов». Или даже «Музей космоса», связанный не столько с технической историей космонавтики, сколько с отражением космической тематики в различных мифах и культурах. Это, безусловно, стало бы новым и ярким брендом области, позволяющим уйти от стереотипных ассоциаций с советской индустриальной эпохой.

И есть интересный опыт. «Музей Солнца» (единственный в мире!) работает в новосибирском Академгородке, являясь едва ли не самым посещаемым культурным объектом этой территории.

Гаяз Самигулов, кандидат исторических наук, доцент кафедры «Древняя история и этнология Евразии» ЮУрГУ:

Южный Урал - это место встречи неба и земли. Если угодно, мистическое соитие. Это, кстати, вписывается в ряд с аркаимскими мифологиями, таганайскими легендами и т.д. Не бывает меморизации одного события только в границах самого этого события. Для него нужна канва: мифологическая, историческая, геокультурная, научная. Здесь могут быть варианты. Без канвы метеорит утонет в информационном пространстве.

Александр Чумиков, доктор политологии, профессор, генеральный директор агентства «Международный пресс-клуб» (Москва):

Театр Советской армии в Москве построен в форме звезды. Это можно увидеть только сверху.

Один человек, ваш, чебаркульский, посмотрел на озеро Чебаркуль сверху и увидел в нем форму эмбриона. А метеорит упал в район пупка этого эмбриона. Что это может означать? Например, что началась новая жизнь. Может, в Челябинске. Может, в России. Может, вообще на Земле…

Сергей Захаров, кандидат географических наук, доцент ЧГПУ, председатель Челябинского отделения Русского географического общества:

Не думайте только про выполнение бюджета на два года вперед, думайте на отдаленную перспективу. Вот остров Веры практически вытоптали. И мы знаем массу подобных печальных примеров.

Правильно было бы организовать на месте падения метеорита заказник. Мы проводили на озере Чебаркуль наблюдения. Качество воды в нем ухудшается, потому что тревожатся донные отложения. И не метеорит тому виной, а люди.

Надо думать, как туда возить туристов. Помнить, что моторные средства загрязняют питьевое озеро. Не забывайте, вас проклянут, если вы будете сильно отрываться от реалий.

На озере Чебаркуль есть такое место - Крутик. Это самый большой полуостров на наших озерах, в 150 метрах от которого упал наш метеорит. Там можно сделать стелу с отражающим маяком, чтобы и ночью из Чебаркуля было видно, как он поблескивает. Эффектное, несколько загадочное зрелище…

Александр Дудоров, доктор физико-математических наук, завкафедрой теоретической физики ЧелГУ:

Первое. Было бы несколько бестактно кроме Чебаркуля и Челябинска забыть о Коркино, Еманжелинске, Белоносово, Депутатском, Тимирязевском, где находили остатки болида. Люди, живущие здесь, по праву считают себя причастными к этому событию.

Второе. Метеорит сейчас изучают три вуза в Челябинске, Миассе (Институт минералогии), Екатеринбурге, в Москве несколько институтов. Но каждый тянет одеяло на себя. Единой стратегии изучения нет. Все, что находят в озере Чебаркуль, поступает в минэкологии региона.

Уже один из восьми кусков, по слухам, ушел в Москву. Комитет по метеоритам РАН уже желает большую часть забрать себе. Мне кажется, самое главное и для контроля, и для исследований - создать в Челябинске общественный совет или метеоритный комитет, который бы управлял всем этим процессом.

Алексей Бритвин, департамент маркетинговых коммуникаций и брендинга Института государственного управления и предпринимательства УрФУ (Екатеринбург):

Первое. Метеорит достоин отдельного сайта, где были бы и астрофизическая, строго научная часть, и мифологическая. Такой портал будет являться мощным просветительским ресурсом, полезным, например, для школьников, студентов, туристов. Отдельный раздел можно отдать под место, где могли бы общаться посетители, предлагать и обсуждать креативные идеи.

Второе. Надо, чтобы международная конференция по метеориту, которая прошла в Чебаркуле, стала регулярной. Причем разговор должен вестись не только о нашем метеорите, но о метеоритике вообще.

Сергей Климаков, кандидат исторических наук, медиааналитик, ЧГАКИ:

Наш метеорит стал мощным информационным генератором. Причем на глобальном уровне. Любая новость о нем сразу же попадает в мировую информационную повестку. Вот церковь Челябинского метеорита - для меня это курьез, но об этом говорит Би-би-си. Я как информационщик, может быть, примитивно, но понимаю имидж как количество позитивных публикаций в ведущих мировых СМИ. У нас есть классный информационный генератор, давайте, образно говоря, систематически подбрасывать в топку дров.

Марина Загидуллина, доктор филологических наук, профессор кафедры теории массовых коммуникаций ЧелГУ:

Нужно учесть ошибки, сделанные в Аркаиме. Там наука сдала позиции мистике. Метеорит - такой же мистикогенный факт, как и Аркаим. Три компонента, на мой взгляд, должны быть материализованы.

Мы должны дать пищу мистически настроенным людям. Один кусок надо оставить в иле озера Чебаркуль, согласившись с экологами. И пусть он зарядит воды этого озера! И народ придет к метеориту сам, точнее, приплывет на весельных лодках.

Второе - обустроить здесь научный компонент. То, чего не сделали на Аркаиме. Это может быть обсерватория. Наука должна позиционироваться в четкой увязке с этой местностью - Челябинск, Чебаркуль. Третье. Надо создать площадки для нейтральных антропоцентрических культурных практик, где обычные люди, не мистики, не ученые, могли бы переживать эти события заново. Сейчас нельзя упустить живых свидетелей. Они готовы делиться своими впечатлениями. Нужна культурная площадка для них - некий фестиваль.

И в перспективе надо выйти за рамки локальности. Челябинск ничего не потеряет, если у него будет символ российского или даже планетарного уровня.

Денис Визгалов, кандидат географических наук, ведущий эксперт Европейского института маркетинга мест, глава компании «Живые города» (Москва):

Отдельное внимание я бы уделил кино. Напрашивается идея снять художественный фильм на сюжет о метеорите. Может, даже не один. Кино - это сегодня самый востребованный инструмент для продвижения территорий. Самый популярный сегодня сериал «Во все тяжкие» снимался в Альбукерке (Нью-Мексико). Там же происходит действие. Маленький городишко, захолустье страшное! Сегодня город сошел с ума. Вся городская ткань подстраивается под сериал. Устраиваются экскурсии по местам, где жили эти герои. Символика фильма перекочевала в символику города.

А метеорит - просто суперблагодатная тема для кино! Это зрелищно, это тайна, это красиво. Метеорит упал в озеро. Да лучше придумать нельзя! Из того, что происходило в следующий час после падения, можно сделать шикарный блокбастер. Любовную историю сюда прибавить. И, конечно, показать Чебаркуль, Челябинск. Имидж области изменится радикально.

Сергей Баканов, доктор исторических наук, замдиректора Института гуманитарного образования ЧелГУ:

Я, возможно, еретическую для историка вещь скажу. Но у нас день рождения Челябинска 13 сентября привязан к дате его основания в документе. Об этом факте знают несколько десятков челябинских историков и столько же краеведов. А метеорит 15 февраля пережил миллион людей, для которых это переживание рядом, оно живо и понятно.

Давайте перенесем День города на эту дату. Мы получим ежегодный ритуал. Можно даже два раза День города праздновать.

Татьяна Тайдакова, астрофизик (США):

Майами - курорт номер один в Соединенных Штатах. Там огромный аэропорт, и вот когда выходишь из самолета, видишь чудную картину: в пол вплавлены настоящие морские звезды и раковины. Идешь как по морскому дну! В Челябинске тоже есть аэропорт, а есть очень крупный вокзал. Я предлагаю в пол вмонтировать изображения метеоритов, звезд и галактики. Представляете, человек сходит с поезда и идет по небу. И сразу понимает, что судьба этого города тесно связана с космосом…

Николай Хауфлер, депутат Законодательного собрания федеральной земли Гамбург (Германия):

Я немного знаю западных туристов, потому что сам им являюсь. Возможно, для вас это будет новостью, но через Челябинск проходит довольно большой поток немецких туристов, которые мечтают проехать по Транссибу раз в жизни. Как добыть часть этого потока в Челябинск или Чебаркуль? Мы были на месте падения метеорита. Но у меня не было возможности сфотографироваться с чем-то или на фоне чего-то, чтобы показать друзьям в Фейсбуке, где же я был.

Памятник метеориту нужен. И подобные есть в мире. Есть памятник метеориту во Франции, где метеорит упал в XV веке. Памятник стоит где-то в поле. Люди ездят туда специально, чтобы сфотографироваться.

В Шотландии метеорит упал в 1804 году. На том месте поставили камень. В США - сам метеорит в музее, но отлили копию, и она доступна всем. В Намибии метеорит упал в XIX веке. Их было даже несколько, также отлили копии и поставили в виде памятника.

И еще. Все знают памятник Русалочке в Копенгагене. Она находится в море. Так почему бы не поставить памятник метеориту прямо в озере Чебаркуль?

Дмитрий Замятин, специалист по геокультурному брендингу территорий, доктор культурологии (Москва):

Челябинский метеорит должен быть постоянно воспроизводящимся мифологическим событием, территориальным мифом нового типа - мифом не утопическим (в идеале), а «пантопическим», когда локальное событие осмысляется как «повсеместно» интересное и актуальное. Всякому мифу нужна простая и в то же время «архетипичная» история - основной нарратив, который можно легко поддержать, слегка изменить, даже исказить, но от этого хуже не будет, а только лучше. Это может быть постоянной разрастающийся «куст», «кластер» метеоритных историй, рассказов, побасенок и анекдотов «вокруг метеорита». Конечно, тут нужны организационные усилия для создания и поддержания, например, фестиваля «Метеоритные истории», который может заявить о себе не как локальный, а международный - о метеоритных историях везде, где падали когда-либо метеориты, вызвавшие человеческий отклик. Но важен и другой аспект - виртуальный, с точки зрения новых медиа.

Метеоритные истории из социальных сетей могу стать нервом этого сюжета. Вспоминается ставший знаменитым ролик с товарищем, который ведет машину и не обращает внимания на летящий метеорит. А где-то в Аргентине пользователь Интернета пишет: «Это достойно киносюжета в сопровождении странной русской музыки».

Или вот некий Владимир Вербов написал отчаянное стихотворение, я просто был потрясен:

Скажи мне, друг, зачем несет нас в дали?

Как ветер в море, бушует шквал в груди.

Летят на Землю камни, смывая тень с России,

Ведь это наши слезы на берегу у Чебаркуль…

Конец цитаты.

Алексей Шляхторов, Открытый университет Евразийства (Челябинск):

Не следует забывать, что небесные тела представляют опасность для Земли. Я слышал, что в Государственном ракетном центре в Миассе работают и над этой проблемой. Представляя регион, нам надо подчеркивать, что Челябинская область - это место, где в том числе думают над проблемами безопасности всей планеты.

Игорь Сид, поэт, писатель, куратор международных культурных проектов (Москва):

Был такой Римский клуб - первое и последнее предприятие общечеловеческого масштаба. Собирались ученые, политики, финансисты, деятели культуры. В конце 60-х годов они стали делать страшные прогнозы для человечества. Ставили вопросы об исчерпаемости ресурсов, перенаселении планеты и т.д. Случился невероятный вброс, человечество переволновалось. И это стало своего рода мировоззренческим рубежом.

Но умер основатель этого проекта Аурелио Печчеи, и ныне в мире не существует места, которое бы ассоциировалось с футурологией. Город, который думает о будущем человечества.

Почему футурологический конгресс не может проходить в городе, который первым столкнулся лицом к лицу с космосом? С будущим, которое прилетело и заглянуло нам в глаза… И кстати, этому научному мероприятию можно сделать культурное оформление в виде фестиваля с соответствующей темой.

Комментарии
Комментариев пока нет