Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вальщик Ковин

25.12.2008
Мгновение — и сосна направляется к земле. Сначала медленно, потом все стремительней. Протискивается сквозь ветви таких же могучих деревьев, увлекает за собой молодую березу... Корреспондент MediaЗавод.ру отправился за лесорубами на делянку под Нязепетровском и понаблюдал за работой профессионалов.

Звук бензопилы, как ни странно, ровный. Не выматывающий, когда охмеленный горючим металл вгрызается в неподатливую породу. Хотя сосна выглядит внушительно. Ствол в полуметре от основания напоминает напряженные мускулы. Чушь: это всего лишь дерево!

«Глухарь» опаснее мороза

Два запила ствола похожи на стороны равнобедренного треугольника. На снег падает кусочек древесины, и сосна, еще секунду назад покачивавшая хвойной головой, вдруг замирает.

— Отходи, отходи! — кричит вальщик Сергей Ковин.

Мгновение — и сосна направляется к земле. Сначала медленно, потом все стремительней. Протискивается сквозь ветви таких же могучих деревьев, увлекает за собой молодую березу. Но березка, почти наполовину пригнувшись к земле, высвобождается из игольчатых лап и пружинисто выпрямляется — природа гибка и потому жизнестойка. В воздухе праздник: сбитый с ветвей снег кружится с кусочками инея.

— Ветер иногда тоже хорошо помогает, — смеется Сергей, словно извиняясь за свой крик.

Про помощь он, конечно, шутя. Ветер — плохой союзник. Мастерство вальщика — в умении точно уложить дерево туда, куда хотел. Оно достигается компромиссом между человеком и природой. Важно учитывать, с какой стороны у сосны больше ветвей, куда она клонится и где у ее ствола горб. Причем если прогиб и наклон к югу, то она и упадет в южную сторону. Даже если тяжелые ветви усилиями многолетних ветров сгрудились к востоку.

— Но все равно место падения можно выбрать так, чтобы было удобнее трелевать (спиливать сучки — Прим ред.), — поясняет Ковин. — При сильном ветре валить нельзя: может «сыграть» (упасть не туда, куда намечено).

Уральский мороз для лесоруба не злой. Несмотря на то, что в качестве инструмента — немецкая пила «Хускварна». Но «немец» тоже выдерживает.

— В мороз, наоборот, хорошо работать, — поясняет Сергей. — Ветви при падении отлетают: проще трелевать.

Впрочем, здесь своя опасность — отвалившимся при падении дерева сучком может ударить. В истории лесозаготовок бывало и хуже. Потому современные лесорубы, как правило, в касках. А сучки-отщепенцы в Нязепетровске, где живет и трудится Сергей, почему-то называют «глухарями». Возможно, за непредсказуемость и способность оглушать?

Планерка у костра

— В мороз работать очень хорошо, — повторяет Сергей Ковин. — В дождь куда хуже: ноги мокрые, вся одежда до нитки водой пропитана.

Снег тоже не сахар. Особенно, когда его по колено. И летом тяжело: «мошкару будто кто-то горстями в лицо кидает». Потому у лесорубов, как у великого классика, осень — золотое время.

— Учат нашей профессии в чебаркульском училище. Но учиться — одно, опыт — другое: он лишь со временем приходит, — рассказывает Сергей. Не торопясь, он отрезает квадрат белого хлеба, кусок грудинки, купленной в магазине по дороге на делянку. Угощает: время обеда. На еду лесорубы отводят минут пятнадцать. Засиживаться некогда. Никто никого, конечно, не подгоняет. Просто зимой темнеет рано.

Обедаем в «уазике». Такие обычно оборудуют под машину скорой помощи. Но здесь он служит автобусом, полевым штабом и столовой. Чай двух видов — из термоса и вскипяченный на костре в прокопченном чайнике. Второй вкуснее. Еще — конфеты «Ласточка».

Возле костра больше всего поражает заснеженный свежий чурбан, который горит за милую душу — настолько жарко. Иногда в огонь подливают горючее. Чуть-чуть, пока дрова, даже сырые, не начнут полыхать сами.

Возле костра во время обеда — мини-планерка. Решают, когда грузить распиленные на бревна стволы в «Уралы», по какой дороге выезжать (трассы в лесу рыхлые, а проселки скользкие). И главное, кто уже может начать прибирать делянку — складывать разбросанные по лесу сучья. Этим занимаются все: от директора лесозаготовительной фирмы до вальщика. Для Сергея этот труд, кажется, тяжелее. Два часа выковыривал из снега спиленные сучья. Вместо передышки валит очередную сосенку — смена вида деятельности. На лбу пот. Видимо, не очень помогло.

От семечка до доски

Чистая делянка и выровненная колея, образующаяся от проезда груженых «Уралов», — фирменные знаки легальных лесозаготовок. Колею сглаживает трактор. Отчасти еще в процессе работы, перевозя к месту разделки и погрузки сцепленные стволы. Потом ровняет землю специально. Это лишь «черные» лесорубы нагадят и уйдут. Таковые тоже промышляют, несмотря на серьезные штрафы. Рачительный же заготовитель лес не только валит, но и бережет. Прореживая — лечит.

— Очень густой лес — низкий лес, — со знанием дела говорят вальщики.

Большинство заготовителей ранее работали в лесхозе. Потому привыкли воспринимать дерево не только как средство наживы. К тому же современная качественная лесозаготовка — отрасль высокого передела: от семечка, из которого прорастает саженец, до мебельной доски. Только так предприятие, несмотря на кризисы, может быть прибыльным и долговечным. К нему и тянутся труженики. Старожилы профессии говорят: если бы так к дару природы изначально относились (продавали не бревна, а конечный продукт), и леса, и денег в стране было бы больше.

О величине зарплаты вальщики говорят неохотно — боятся сглазить. Но нормальный труженик (других на предприятиях не держат) может заработать до 20 тысяч рублей. Для Нязепетровска — серьезный заработок. Не случайно у многих есть возможность подъехать на собственных, хотя и подержанных авто. Купленных, разумеется, еще при низких пошлинах. Впрочем, у Сергея «Жигули». Для него сейчас главное дом построить.

Местные предрекают: градообразующее предприятие — крановый завод — в кризис «приболел», значит, народ вновь пойдет в леса древесину готовить. Хотя и ее берут сейчас неохотно. Но работать надо, как бы ни гнуло. Природа ведь тоже живет, потому что гибкая.

Комментарии
Комментариев пока нет