Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Строить можно, сдавать — нельзя

24.08.2009
Строители столкнулись с несуразицами в федеральных программах

Строители столкнулись с несуразицами в федеральных программах

Но поначалу все складывалось нормально. Первой экспериментальной площадкой для челябинцев из ОАО «Завод ЖБИ-Агрострой» стал социальный дом в Аргаяше с одно-двухкомнатными квартирами. Его выделяют среди других большие лоджии, евроокна и рельефные, почти готические портики. По периметру уже уложены бордюры, утрамбован щебень под будущие асфальтовые дорожки. Дом-красавец виден с трассы Челябинск_Аргаяш, с которой два года назад и заехали впервые строители. И еще. Это первый дом за последние десять лет.

В одной упряжке

С руководителями «ЖБИ-Агрострой» мы познакомились во время их очередного приезда в Аргаяш. И первый вопрос, который задали: что именно их привлекло в сельскую местность? Обычно ответ известен — выгодный контракт.

Но у генерального директора закрытого акционерного общества Сергея Петровича Арбузова на этот счет другое мнение.

— В нашем деле большое значение имеет человеческий фактор. Мы должны быть уверены, что на территорию, куда вступаем, нас не ждут форс-мажорные обстоятельства. Так, в одном из районов строителям пришлось преодолевать бесконечные проволочки, волокиту, неорганизованность, неумение и нежелание помочь со стороны заказчика. Пустяковые согласования, как, например, подключения электроэнергии, тянулись месяцами. Здесь же любые сложные проблемы решаются в течение пары дней, а то и часов. Все дело в том, что главу района Исрафиля Макиновича Валишина мы знали еще по госплемзаводу «Россия», где он работал заместителем директора. Уже тогда отмечали его собранность, готовность незамедлительно решать любые сложные вопросы. К счастью, эти качества он не только не растерял, но и приумножил здесь, на куда более ответственном посту.

Исрафиль Макинович также знал Арбузова как человека слова и дела, профессионала, имеющего за плечами не одно десятилетие в стройиндустрии. Поэтому, когда появилась возможность поставить в районном центре социальный дом, он обратился к старому товарищу.

— Мы приехали, — рассказывает Сергей Петрович, — посмотрели площадку, утрясли нюансы и подали заявку на участие в тендере. Успешно преодолели конкурс, сделали проект и приступили к работам. Сразу увидели, какое внимание уделяет строительству глава района. Каждое утро он заезжал к нам посмотреть, как идут дела. Потом звонил мне, если были вопросы.

Вопросы были и у Арбузова. И каждый раз они снимались благодаря вмешательству главы.

— В том же Челябинске, — продолжает Сергей Петрович, — проблемы подключения коммуникаций — воды, тепла, газа, электроэнергии, канализации — решаются годами. Здесь определились со всем этим хозяйством всего за месяц. То есть, когда заказчик и подрядчик впрягаются в одну упряжку, все получается.

Справка

У «ЖБИ-Агрострой» 60-летняя история. Образовался из бывшего треста «Уралэлеваторспецстрой». Предприятие постоянно развивается. Если десять лет назад численность работников была 250 человек и объем выпускаемой продукции 20 тысяч кубометров, то сегодня — 500 человек и 80 тысяч кубометров. Средняя зарплата — 18 тысяч рублей. «ЖБИ-Агрострой» — предприятие с полным строительным циклом: от производства материалов до сдачи объектов под ключ. Активно внедряются новые технологи. Например, каркасное монолитное домостроение.

Теплый дом

По этому принципу построен дом в Аргаяше: каркас из железобетона, ограждающие стены — кирпич или пеноблок. Еще одно достоинство — так называемая свободная планировка. По эксплуатационным качествам эти дома-трансформеры очень теплые. Технология сборно-монолитного каркаса позволяет использовать для перекрытия полистирольные панели, увеличивает общую полезную площадь за счет уменьшения толщины стены до 16 процентов. Снижается относительная стоимость строительства несущих конструкций здания до 39 процентов. А вес несущих конструкций — до 40 процентов. Соответственно уменьшается нагрузка на фундаментное основание, что еще более снижает стоимость строительства. Кстати, по ценовой нише каркасные дома стоят между кирпичными и панельными: дешевле первых и дороже вторых.

Разумеется, мы не могли не задать Арбузову самый злободневный на сегодня вопрос стоимости квадратного метра жилья. Неожиданно наш собеседник затруднился сразу дать ответ.

— Поймите, — оправдывается Сергей Петрович, — мы пережили ценовую вакханалию, когда цемент поднимался с 500 рублей за тонну до пяти тысяч! Поэтому что я могу сейчас сказать? Все определится в процессе строительства. Во всяком случае, пока ориентируемся на 25 тысяч рублей за квадратный метр. Хорошо еще, что здесь, в районе, с нас не драли три шкуры, как в других регионах, за всякого рода подключения и согласования. Поэтому мы укладываемся в те цены, которые нам диктует федеральная программа по переселению из ветхо-аварийного жилья.

Промашка вышла

Строителям диктует правила игры не только федеральная программа. Свое весомое слово сказал кризис. Из-за него пришлось пойти на непопулярные меры — сокращение персонала, заморозить некоторые объекты. Но есть еще проблема, злободневная для всех строителей России.

— Нас просили сдать дом в Копейске, — делится с нами Сергей Петрович, — просили первый заместитель губернатора Владимир Дятлов, глава округа. Называли срок — декабрь прошлого года. Мы напряглись и сдали. И... сильно промахнулись! Теперь не можем с готовым, хоть сейчас заселяй, домом попасть ни в одну программу. Ведь в программе написано черным по белому: готовность должна быть не менее 70 процентов, но... не введен в эксплуатацию. И вот эта вторая половинка фразы не дает возможности участвовать в программах по, допустим, переселению. И что теперь делать: деньги вложены и... заморожены. И кто решит вопрос с этим несчастным «но»? Направление было правильным: подстегнуть недостроенные дома к сдаче. Но зачем жестко так?!

Скажете, абсурд? Как раз, нет. Это «но» не дает возможности Арбузову получить федеральные деньги как компенсацию за свои вложенные средства в строительство дома в Копейске. Та же самая участь ожидает и социальный дом в Аргаяше. Если Арбузов вдруг «забудется» и поставит свою подпись под актом сдачи, — плакали денежки «Агростроя», которые он инвестировал в «социалку». Вот почему дом, который сегодня-завтра может принять жильцов, будет стоять, в ожидании перемен к лучшему, до ноября.

Барак дешевле крыши

Но смогут ли дотянуть до морозов жильцы того самого ветхо-аварийного дома по Труда, 2? За ответом на этот вопрос мы и отправились после осмотра построенной, но не сданной, к счастью... строителей, пятиэтажки. Домом или даже бараком строение, которое мы увидели, называть было никак нельзя. Нечто среднее между полуразвалившейся конюшней и давно не чищенным хлевом. Когда зашли в темный коридор, то увидели... свет! Он шел сверху. Но не от неоновых ламп, а от огромной дыры в потолке и еще большей на крыше. Навстречу нам выбежали гурьбой детишки. Стали тащить за руки: «Посмотрите, дяди, как мы тут живем!» Зашли в неуютную комнату с облезлыми стенами, где сквозь облупившуюся штукатурку проступала дранка, с некрашеными половицами, закопченной печью-голландкой, полиэтиленовой пленкой вместо двери, дряхлой электропроводкой и той характерной затхлостью, что не свойственна жилым помещениям. А вот и хозяйка одной из так называемых квартир, она же мать всех четверых детей — Гузель Карцева.

— Я сижу в декрете по уходу за ребенком, еще один ребенок — инвалид, — рассказывает Гузель. — Работает только муж Владимир — на «Уралбройлере». В таких вот условиях, которые вы видите, мы живем уже девять лет. А самому бараку 70 лет исполнилось. На него даже документов нет. Построили вместе с совхозом. Совхоза давно уже нет, а барак все еще стоит.

И не только стоит, но и стоит. Когда Гузель с другими немногочисленными жильцами подала заявку на ремонт сгоревшей крыши, насчитали 30 тысяч рублей. Тогда как остаточная стоимость всего барака — 20 тысяч! И никто ничего не стал делать. Так три года и живут с дырой над головами, по сути, под открытым небом. Тогда может поторопиться с переездом? Если, конечно, чиновники побеспокоятся и выбросят из документов пресловутое, но очень коварное «но».

Визитка

Сергей Петрович АРБУЗОВ. Родился в Челябинске в 1949 году. Закончил факультет ДПА (двигатели, приборы, автоматика) Челябинского политехнического института, готовящий конструкторов ракет. Работал на «Станкомаше», освобожденный заместитель секретаря заводского комитета ВЛКСМ. Работал начальником цеха, главным механиком. В 1985 году направлен в трест «Уралэлеваторстрой», преобразованный позже в «ЖБИ-Агрострой». Старший сын Александр работает директором дочерней фирмы «СК-Агрострой», младший Сергей _ специалист по недвижимости. Жена Галина — домохозяйка, годовалый внук, тоже Сергей.

Геннадий ЯРЦЕВ,

Виктор РИСКИН,

Аргаяшский район

Комментарии
Комментариев пока нет