Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Высокая метель

27.10.2009
Рассказ о том, как осенью мы ходили в гости к зиме.

Рассказ о том, как осенью мы ходили в гости к зиме.

Утро в поселке Сибирка. Низкие тучи. Срывается снежок.

А мы собрались на Нургуш.

Сибирка - поселок среди хребтов. Их вершины окружают Сибирку со всех сторон. Сама она стоит высоко, под 700 метров, но еще выше, на 300, на 500, на 600 метров, - хребты. А Нургуш - вдвое выше Сибирки. В ясную погоду его вершина - 1400 плюс 4 метра - возвышается над Москалем.

Но сегодня все затянуто тучами. Куда подниматься-то?

Все-таки подниматься. Погоду не угадаешь. Вдруг ветер разгонит тучи? Долго ли ему?

У директора национального парка «Зюраткуль» Александра Витальевича Брюханова очередная поездка по территории, и он согласился довезти нас до перевала между двумя Нургушами, Большим и Малым.

Едем!

Поднят шлагбаум на заповедную сторону, позади мост через Малую Сатку и - лес, как тоннель.

Дорога наша - первый этап - лежит прямиком на юг, до кордона «У трех вершин». Это километров шесть. Об автомобиле «Урал» не скажешь, что у него мягкий ход, тем более на лесной дороге. С камня на камень, из колеи в колею, через лужи и ручьи, раздвигая ветки, нависающие над дорогой, медленно, медленней пешей ходьбы, но - едем. В кузове нашего голубого «Урала» - салон, занимающий его, может быть, треть. Мягкие сиденья, широкие окна, как говорится, не дует, наоборот, тепло и даже вентилятор в потолке.

Лес по сторонам однообразен. Березы уже осыпали листву, стоят мокрые, осенней желтизны мало. Лишь изредка покажется подрумяненная рябинка.

Слева вдоль дороги - ручей. Навстречу нам. Спешит, значит, в Малую Сатку. Чем выше, тем он смирнее. Наконец, пропадает совсем. Какое-то время едем по «сухому» водоразделу. Вода не знает, куда течь. Наверное, течет как придется. Но коротка у воды такая «анархия» - через несколько минут объявляется ручей, текущий не против нас, а согласно с нами. Где-то внизу он вольется в реку Калагаза. Потом Малая Сатка направится на север и вместе с Большой доберется до Ая, а Калагаза возьмет курс на юг и дотечет до Юрюзани, но оба ручья и обе реки в конце концов встретятся в Волге… Здесь, в горах Урала, вся вода, вся сырость - каспийская.

После кордона «У трех вершин» - поворот. Прямиком на восток. Еще километров шесть езды, медленно, но верно, все выше по склону Нургуша.

Перевал. Мы, кажется, даже рады концу двухчасовой езды. Но что дальше? Лес - в снегу, ветки украшены куржаком. Зима зимой. А серые тучи как висели, так и висят… Пониматься?

Конечно, подниматься. Погоде не прикажешь. Будь что будет. Мы стоим на отметке плюс-минус 1000 метров. Осталось еще 400. Всего лишь. Идем!

Со стороны посмотреть - это странно: никто нас не принуждал, не обязывал «брать» гору, карабкаться на высоту, преодолевать трудности, потеть и задыхаться. Мы сами себя принуждаем. Нам это необходимо почему-то самим. Кому что доказываем?

Тропа покрыта скользким снегом, под снегом - скользкая грязь, под грязью - скользкие камни. Поднимаемся. Даже как-то возбуждены. На первых порах. Нормально. Надо ступить, почувствовать под сапогом опору, разогнуть ногу, поднять свое тело… Потом то же - второй ногой. Шаг за шагом берем высоту. Правда, все чаще, все глубже и все шумнее дыхание. Испарина на лбу, испарина под одеждой. Наш проводник Сергей Городилов: «По возможности снимите с себя лишнюю одежду. Чтобы не вспотеть. На вершине всегда ветрено. Можно простудиться». Конечно, плохо, если подставиться ветру в мокрой одежде, но все круче подъем и мышцы на ногах будто отвердели. Отдыхаем, снова идем, отдыхаем, снова идем…

Лес все ниже и реже, и тут же он расступился, осталась одна тропа, отмеченная следами впереди идущих. Сначала слабый, ветер набирает силу и напор. Наконец, поднимаемся на плато, сразу же прячемся за елью, распластавшейся кустом. За елью ничего, терпимо, но несколько шагов в сторону, и хлесткая вьюга принизывает насквозь.

Оглядеться - не оглянешься. Нечего оглядывать. Одна серость, подступающая к лицу. Мы - в туче, лежащей на горе.

Сергей Городилов подсказывает, что метрах в двадцати - скала. Иду к скале. За мной исчезла ель, а скала передо мной не возникла. Нет, я не боюсь заблудиться, пока не потеряю следы за собой. Еще несколько шагов, и в тумане проявился силуэт скалы. Вся она белая. На ветках елей-недомерок ветер нанизал белые флажки снега. Полное ощущение зимы.

Опять собираемся у ели. Осталось всего-то отыскать на огромном плато конус нургушской вершины. Но как выйти на нее без всяких ориентиров? Надо возвращаться.

Итак, сейчас мы спустимся вниз. Нас пятеро: проводник Сергей Городилов, археолог Владимир Юрин, фотографы Александр Утробин и Сергей Колесников и автор этих строк. К сожалению, на этот раз нам не дано почувствовать себя покорителями вершины. Мы стоим у согнувшейся под ветрами ели, скрывая друг от друга червоточину огорчения, которая нас грызет. Мы почему-то недовольны собой. Чем? Может быть, своей нерисковостью. И все-таки… Что? И все-таки мы здесь. Не на вершине, но все-таки высоко. Даже у этой согбенной ели, мы выше всех вас, которые там, далеко внизу. У нас тут 1300 метров высоты. А где Златоуст? На 600 метров ниже. Где Катав-Ивановск? На 800 метров ниже. Магнитогорцы - где вы там? Оказывается, ниже нас почти на целый километр. Челябинцы и того ниже. Как и кыштымцы с каслинцами. А жители Русской Течи ниже всех - на 1100 метров и даже больше. Так-то. Вы - там, вас очень много, но вы прижаты к земле, а мы здесь, нас пятеро, но мы - под облаками. Тем и утешимся.

Спускаться с горы веселее, чем подниматься. Не спуститься бы только быстрее, чем хотелось бы. Не головой вперед, а пяткой, пяткой…

А внизу еще осень. Вокруг Сибирки яростно желтеют лиственницы. Буланый конь, стреноженный, хрумкает траву на зеленой лужайке. И сизые листья капусты на огородной грядке намерены еще долго набирать свою хрусткую сочность…

Комментарии
Комментариев пока нет