Новости

160 объектов приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями.

У жителя Ливенского района при обыске обнаружен ствол пулемета МГ-34.

У него изъято 15 килограммов синтетического наркотика.

Трагедия случилась во время движения автобуса.

Столбики термометров поднимутся до -5 градусов Цельсия.

Соответствующая информация появилась накануне на портале госзакупок.

Выплату в размере 5000 рублей в начале 2017 года получат 15 миллионов пенсионеров по всей стране.

Мужчина проведет в охраняемом поселении пять с половиной лет.

Общественный транспорт временно перенаправили по улице Максима Горького.

Уже  достойное место подобрали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Синдром Тоцкого полигона

09.12.2009
55 лет назад во время атомного взрыва на полигоне Еманжелинского района солдаты были подопытными кроликами, считает участник тех событий Иван Цыганков.

55 лет назад во время атомного взрыва на полигоне Еманжелинского района солдаты были подопытными кроликами, считает участник тех событий Иван Цыганков.

С Иваном Цыгановым мы должны были встретиться еще в сентябре. Сентябрь в его жизни - месяц памятный. Нынешний вообще был особым: 14 сентября исполнилось 55 лет знаменитым воинским тактическим учениям с использованием взрыва атомной бомбы на Тоцком полигоне. Иван Григорьевич был их участником. Юбилей, о котором не хотелось бы вспоминать. Но прошлое не отпускает. Поэтому приходит время, когда хочется высказаться и высказать.

Приказали молчать

- Из служивших на Тоцком полигоне в Еманжелинском районе я остался один, - говорит Иван Григорьевич. - Иван Козлов работал в шахте машинистом электровоза. Умер, не дожив до 50 лет. Второго земляка из села Еманжелинка (не знаю его имени и фамилии) лет пять назад тоже не стало. Хотя мог бы еще пожить на этом свете. Я еще креплюсь. Тоцкий полигон никому из служивших на нем не прибавил здоровья, только отнял его.

Мы с Иваном Григорьевичем разговариваем в его уютной красногорской квартире. Он принес свои старые армейские фотографии. На одной из них он, бравый сержант минометной роты, сфотографировался с молодыми солдатами. Он их обучал обращаться с орудием. Но это уже было после тех самых учений.

Служить в ряды Советской армии Иван отправился после окончания Коркинского горного техникума. Поработать электрослесарем в шахте ему довелось только два месяца.

- Привезли нас в Оренбург, определили в учебную роту. В ней были ребята со средним и высшим образованием, - вспоминает Иван Григорьевич. - Зиму и весну обучались солдатскому ремеслу, а летом наша рота выехала в Тоцкие лагеря. Жара, бескрайняя степь! Историческое место: в Великую Отечественную войну перед отправкой на фронт здесь обучались солдаты польской армии имени Тадеуша Костюшко. О том, что будут взрывать атомную бомбу, мы узнали от своего командира. При этом нам приказали помалкивать, языки не распускать.

- Испугались, узнав о том, что будут взрывать бомбу?

- Да нет, преобладало любопытство. Молодые же были, какой страх в этом возрасте? К тому же это армия, где не рассуждают, а подчиняются и выполняют приказы. Более того, ни у кого, даже у офицеров, как мне кажется, тогда еще не было даже понимания того, какой опасности мы подвергаем свое здоровье.

На вспышку не смотреть

На 14 сентября 1954 года военным командованием страны были назначены тактические учения войск под кодовым названием «Снежок». Предстояло отработать возможности прорыва обороны условного противника с использованием ядерного оружия. Учениями руководил маршал Георгий Жуков.

Ни для кого не было секретом, кто подразумевался под «условным противником». США уже сбросили атомные бомбы над городами Японии. Они же к 1954 году успели провести пять тактических учений с использованием атомного оружия, с привлечением сотен тысяч своих военнослужащих. Тоцкие учения были ответом на американские. Вот как запомнились события 55-летней давности Ивану Григорьевичу:

- В учениях участвовала не вся наша рота: отобрали человек 30. От лагеря мы отъехали километров на 20. На опушке дубовой рощи разбили палатки и приступили к занятиям. Делали пешие марш-броски, цепью со стрельбой, на бронетранспортере. Так продолжалось несколько дней. Потом поступил приказ рыть окопы в полный рост. Когда все было готово, выдали противогазы с черными стеклами, бумажные плащ-накидки. Объявили, что завтра в девять часов утра будет произведен взрыв бомбы с большим излучением света. Поэтому просили из окопа не высовываться и на вспышку не смотреть.

В 8 часов 45 минут мы были в окопе. Бомбу самолет сбросил около 10 часов утра над сопкой Лысой. Взрыв произошел на высоте 350 метров. От наших окопов это было километрах в трех. Может, немного больше.

- Что вы испытали при этом?

- Вспышка при взрыве была такой, будто в вечернее время блеснула яркая молния. Раздался гул. Все инстинктивно присели. Ну, а потом стали рассматривать местность и горизонт. На месте взрыва образовалось большое пылевое облако. Оно было пепельно-желтого цвета и плыло на наши окопы. А когда ушло, часа через два с половиной раздалась команда: «К бою!» Заработала артиллерия, взревели моторы, и мы ринулись в атаку на предполагаемого противника. Обстановка была близка к реальной: броски, стрельба, пыль и пламя. На следующий день все закончилось, и мы уехали в свой летний лагерь, где продолжили занятия.

Поздно вспомнили и рано забывают

- О последствиях взрывов атомных бомб написано и снято много чего страшного.

- Так, надо полагать, и было. Километрах в двух от взрыва, под сопкой Лысой, стояла деревенька. Людей из нее вывезли, а все строения (мы наблюдали за ними из окопа) после взрыва сгорели. Остались только печные трубы. Недалеко была зеленая роща - сгорела. Было непривычно видеть: береза со стороны взрыва стоит вся желтая, а противоположная ее сторона зеленеет. Вблизи к эпицентру взрыва стояли два американских самолета «Дуглас». Один уцелел, а у другого двигатель весь оплавился.

Перед учениями нам выдали памятки о том, как вести себя во время взрыва, как уцелеть. Один из советов - спрятаться за камень или пень дерева, если они есть поблизости. После взрыва мы ехали по обожженной местности и видели пни, выгоревшие в пепел. Насколько известно, в эпицентр взрыва помещали и животных. Можете себе представить, что с ними стало. Мы, солдаты, тоже были в роли подопытных кроликов.

После службы Иван Григорьевич вернулся домой. Его родители жили в Магнитке - небольшом поселке в Увельском районе, добывавшем формовочный песок для Магнитогорского металлургического комбината. Иван Григорьевич продолжил шахтерскую карьеру. Все годы до выхода на пенсию работал на угольных шахтах «Красносельской» и «Куллярской» горным мастером, заместителем начальника участка. Удивительно, но он никогда не рассказывал о своем участии в учениях на Тоцком полигоне. Видимо, потому что дал подписку о неразглашении государственной тайны.

Тот атомный взрыв и последовавшая за ним атака в радиоактивной пыли на зараженной местности дали о себе знать уже давно: пошатнулось здоровье. Но и тут он терпеливо молчал. Мол, что было, того не изменить. К тому же ему как ветерану подразделений особого риска в 1994 году выдали соответствующее удостоверение. Вспомнив свою ответственность, государство наделило его коммунальными льготами, распространив их на всю семью. Обеспечило бесплатным медицинским обслуживанием, ежегодной путевкой в санатории. Прибавило денег к пенсии. Словом, жил он не очень богато, но, пользуясь льготами, постоянно чувствовал о себе заботу. Так продолжалось до 2005 года. А потом российская власть что-то монетизировала, что-то урезала, а что-то и отобрали.

- На то, чего не стало, уже рукой махнул. Обидно за другое, даже не материальное, - говорит Иван Григорьевич. - В прошлом году поехал в областную больницу на ежегодное обследование. Для ветеранов особого риска раньше была льгота: нас обследовали вне очереди. Приезжаю, а мне говорят: «Все, льготы больше нет, просим в общую очередь»!

Пожалели только ветеранов Великой Отечественной войны, им внеочередное обследование все-таки сохранили. А ветеранам особого риска, «маяковцам», чернобыльцам - никакого снисхождения. Для многих, в том числе и для меня, ежегодное обследование стало теперь трудноразрешимой проблемой: за десятки верст надо ехать в областную больницу, где необходимо отстоять очередь. У всех нас, столкнувшихся с радиацией, сердечно-сосудистые заболевания, которые с годами только обостряются. О каких поездках и стояниях в очередях можно говорить, если плохо слушаются ноги, кружится голова? Когда забота государства стала особенно нужна, нас, бывших своих защитников, оно просто перестало замечать.

Комментарии
Комментариев пока нет