Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Где центр Челябинска?

13.01.2010
Когда горожан миллион, трудно найти одно место «для всех».

Когда горожан миллион, трудно найти одно место «для всех».

Каждая деревня, каждый поселок и каждый город имеют свой центр. Свой центр имел древний Аркаим. А зачем?

Вообразим себе город, который на всей своей территории благоустроен одинаково. И который имеет место, какую-то центральную площадь или свободное пространство, где в знаменательных случаях могли бы собираться жители. Такой город - истинно демократический.

Но такие города строятся только в воображении. Обычно же центр города - это место, где все лучшее, все главное, все важное, все красивое и дорогое. И чем дальше от центра, тем ниже уровень благосостояния. Самые известные города мира выставляют напоказ обихоженный и украшенный центр и прячут от глаз зловонные трущобы. Увы, наши города - иерархические. Пирамидальные.

При всем при том центр, однако, все-таки сохраняет видимость места «для всех». Горожане с окраин могут приезжать в центр, например, в праздничные дни или просто «попользоваться» его красотами и роскошью.

Центр Челябинска искать легко. Даже не исключено найти точку центра. Если это не театр оперы и балета, то вокруг него. Допустимо, что на этой точке стоит бронзовый композитор Михаил Глинка. Отсюда город расширялся кругами или квадратами.

Историки, в частности, Г. Самигулов, выяснили, что с самого начала Челябинск рос «регулярно», то есть «по плану». По плану 1736 года, по плану 1768 года, по плану 1784 года и так далее. Но нет смысла глубоко вникать в планировки ХVIII и ХIХ веков - город тогда рос очень медленно. Главные планировочные проблемы возникли уже в ХХ веке.

Исходной датой можно взять 1928 год, когда землемер Ефимов и техник-планировщик Турусов, как могли, составили свой, эскизный, проект планировки Челябинска. Важно отметить, что в нем, вопреки своей доморощенности или благодаря ей, отмечалась «необходимость сохранения старого города как ядра нового городского поселения».

Г. Конышева, искусствовед:

- Был намечен административный центр на пл. Ярославского (бывшая Соборная пл. - ядро старого Челябинска), а также площадь для митингов, парадов и демонстраций с размещением там общественных сооружений - пл. Революции (бывш. Южная), являвшая географическим центром городской территории. В проекте определялись основные архитектурные оси: экваториальные - бульвары по улицам Спартака и Коммуны, меридиональные - ул. Рабоче-Крестьянская (бывш. Уфимская, с середины 30-х гг. - ул. Кирова - торговый центр дореволюционного Челябинска) и ул. Цвиллинга (бывш. Христорождественская), пересекавшие ул. Коммуны и Спартака и обрамлявшие с запада и востока пл. Ярославского и Революции.

Значит, первое поползновение центра - от площади Ярославского к северу, к площади Революции, которая уже тогда предполагалась как площадь для митингов, парадов и демонстраций.

Первый «настоящий» генеральный план развития Челябинска был составлен в 1934-1937 годах в Ленгипрогоре в мастерской профессора В. Витмана. План был разработан основательно, после тщательных исследований территории и разместился на 1270 страницах текста, в 147 чертежах и в 14 макетах. В нем уже делается акцент на планах двух главных площадей города - площади Революции (архитекторы Д. Барагин, Н. Баранов, Б. Помпеев) и площади Ярославского (архитекторы К. Зайченко и Н. Баранов).

Но вскоре обнаружилось, что городу не до площадей и вообще не до центра. Он бурно строил промышленные гиганты и соцгорода к ним и - независимо- рос на восток, к северу и югу востока. То есть центр потерял свою актуальность, жизнь перекинулась на периферию.

Впрочем, в те годы архитектурные веяния менялись быстро. Первое намерение сводилось к тому, чтобы построить новый, с иголочки, город, презрительно отвергающий все «старье». А если возводить центр, то тоже - новый.

Е. Конышева, искусствовед:

- Рабочий город перестал восприниматься как революционная оппозиция оплоту «старого мира» - историческому ядру. Теперь центр, являясь местом сосредоточения главных административных, общественных, культурных учреждений, становится ключевым объектом градостроительного внимания. Сменившаяся идеологическая мифологема сделала пространственной доминантой уже не промышленное предприятие как метафору великих свершений, а крупномасштабный административный ансамбль - зримое воплощение мощи советского государства.

Генплан 1934-1936 годов оставил в силе центр, составленный из двух площадей, расположенных между улицами Кирова и Цвиллинга. От реки Миасс эта территория каскадом террас поднималась на самую высокую отметку, где должен был вознестить к небесам величественный Дом Советов.

Важно заметить, что уже тогда предполагалось, что центр города перекинется через реку Миасс и продлится на левом берегу, для чего будет построен второй мост - от улицы Цвиллинга. Против театра оперы намечалось, на другом берегу, построить театр драмы. По краям площади Ярославского надо было найти место для Дома Красной Армии и Дворца пионеров.

Трудно поверить, но проектировщики допускали снос здания картинной галереи и других, чтобы открыть, распахнуть просторы реки. Как ни странно, они не видели в городе «ни одного старого архитектурного сооружения, имеющего художественную ценность».

Кстати, П. Володин, автор книги «Челябинск», вышедшей в 1950 году, пишет:

«Разумеется, на месте старого театра (на месте ТЮЗа) со временем будет воздвигнуто новое здание, больше соответствующее образу советского общественного сооружения». Автор имел в виду Дом промышленности. И он же утверждал, что на улице Кирова «наиболее прочные из старых каменных домов будут надстроены, остальные заменены новыми».

Надо признать, что реальное строительство велось не всегда и не везде в соответствии с Генпланом. Трудно сказать, огорчаться тому или радоваться. С одной стороны, не осуществились многие архитектурные ансамбли, с другой - точное следование запланированному привело бы к необратимым ошибкам.

При составлении Генплана 1945-1947 годов обсуждались несколько концепций. Спор шел о степени централизации города. То ли строить единый город с единым центром, то ли создавать комплексы городских массивов со своими центрами. Выявилась и выпятилась проблема расселения: заводы - на востоке, а территории, годные для жилья - на западе.

Все-таки решено было не распылять Челябинск. Архитекторы остались верны симметричному центру между двумя осями - улицами Кирова и Цвиллинга. При этом, заметим, допускалось расширение улиц до 60-100 метров, что невозможно без сноса старой застройки. Площадь Ярославского должна была на противоположном берегу дополниться площадью Первого Мая.

В послевоенные годы довольно быстро поднимался проспект Ленина как главная магистраль, пересекающая центр города, чему способствовал И. Чернядьев, главный архитектор тех лет. К строительству проспекта были привлечены заводы, чему те на первых порах сопротивлялись, пока не поняли, что их дома следует рассматривать как представительства предприятий в центре города.

Генплан 1967 года составлен, впервые, собственными архитектурными силами, правда, при участии того же Ленгипрогора. Впервые в нем главное внимание уделено не на производственную сферу, а на социальное строительство. К тому времени правительством было запрещено промышленное строительство в таких крупных городах, как Челябинск. Еще одно новшество - надо было принимать меры против «разбухания» города. И еще одно: было позволено выводить из центра некоторые «задержавшиеся» в нем предприятия - ткацкую и табачную фабрики, завод оргстекла, химфарм-завод. И последнее - застраивание жильем северо-запада.

Что касается центра, то его предусмотрено значительно расширить. Теперь его границы раздвинулись до улиц Российской, Братьев Кашириных, С. Кривой, Орджоникидзе и до пруда Коммунар. Центр явно смещался к западу. Он включил в себя городской бор, пойму реки Миасс Шершневское водохранилище. Особо отмечу одну фразу: «Река решалась как одна из основных осей планировки центра».

В альбоме «Челябинск», изданном группой авторов в 1986 году, нам обещали, что «появились предпосылки для сохранения ценного историко-архитектурного наследия нашего города».

Приводится даже такое конкретное обещание:

«В Заречном районе в недалеком будущем мы с вами сможем побывать в этнографическом музее ХVIII века с восстановленными крепостными воротами и участком деревянного заплота».

Л. Никитин, историк, доцент Челябинского педуниверситета:

- В Челябинске основной задачей является сохранение, а при необходимости «воссоздание по крохам и эскизам» застройки ХIХ - начала ХХ веков в пределах улиц Кирова - Труда - Красноармейской - К. Маркса. По мере возвращения городского центра от площади Революции и проспекта Ленина к правому берегу реки Миасс дополнительное значение приобретает ближайшая к реке и старейшая в Челябинске ул. Труда, где предлагается «очень деликатно отнестись к реконструкции исторических кварталов.

Итак, центр Челябинска еще не завершился. И не скоро завершится. Если когда-нибудь завершится. Потому что завершившихся городов не бывает. Он рос, расширялся и передвигался. Сначала принялся удаляться от реки, потом как будто намерился вернуться к ней и расположиться на ее берегах просторно, распашисто. Смысл центра не раз менялся.

Самая глубокая перемена - на историческую застройку: от полного официального отказа от нее до полного официального ее признания. К сожалению, признание подоспело к тому времени, когда от старой застройки мало что осталось.

Знаем ли мы теперь, что такое центр города? Не очень. Ясно только, что нельзя на какой-то одной площади собрать миллион, или половину миллиона, или треть миллиона людей. Челябе хватало и Заячьего острова, чтобы собрать своих праздных жителей. Теперь и весь центр мал для праздничных толп. Значит, центр должен расширяться, расширяться и расширяться - до самых до окраин. И тогда город станет истинно демократическим.

Автор благодарит главного архитектора города Н.И. Ющенко за помощь в подготовке этого материала.

Комментарии
Комментариев пока нет