Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Тяу, дом ти!

02.02.2010
Трудными дорогами Вьетнама прошел троичанин Виктор Абросимов.

Трудными дорогами Вьетнама прошел троичанин Виктор Абросимов.

- У нас минус 30, а в Ханое сейчас плюс 25, - произнес Виктор Егорович, глядя в окно на заснеженный двор. - Знаете, с удовольствием еще раз побывал бы во Вьетнаме. Интересно посмотреть, как они там теперь, спустя 45 лет, живут. Да, что там говорить! В Москву-то на встречу со своими боевыми товарищами - ветеранами вьетнамской войны ни разу не удавалось съездить. Может, хоть в этом году моя мечта сбудется.

Майор в отставке Виктор Абросимов - один из тех, кто до недавнего времени не имел права разглашать военную тайну. А суть ее проста: с 1965 года по 1966-й он, тогда еще старший лейтенант, в составе группы военных специалистов находился в спецкомандировке во Вьетнаме. Перед нашими военспецами стояла задача подготовить в кратчайшие сроки воинов Вьетнамской народной армии и через три месяца ввести в строй первый вьетнамский зенитно-ракетный полк.

- Когда нас, 13 военнослужащих Кыштымской ракетной части, вызвали к командиру и зачитали приказ о секретной командировке во Вьетнам, мы и предположить не могли, что в скором времени увидим настоящие джунгли, пальмы, огромные рисовые поля, вьетнамских буйволов, - вспоминает Виктор Егорович. - Своим родным мы должны были сообщить, что едем в командировку на Север и почтовый адрес «Москва 400». О Вьетнаме мы практически ничего не знали. Лишь из кратких телерепортажей программы «Время» нам было известно про налеты американской авиации на Северный Вьетнам.

По прибытии в эту страну, мы воочию увидели многострадальную вьетнамскую землю, выжженную напалмом, изрытую воронками от бомб. А сколько всего пришлось пережить местным жителям! С первых же дней во Вьетнаме меня потрясли их сплоченность, выносливость и терпение. Когда американцы разбомбили дамбы, вьетнамцы дружно выходили их восстанавливать. Даже совсем маленькие дети приходили. И у каждого - коромысло с ведрами, наполненными землей.

Виктор Егорович был очень удивлен тем фактом, что даже домашние животные во Вьетнаме приучены к войне. Надо было видеть, как они спешили в укрытия, когда раздавался сигнал воздушной тревоги, как неуклюже спускались в окопы! Работяги-буйволы, даже свиньи и куры - все прятались в укрытия.

Вьетнамские товарищи подарили Виктору Абросимову изображение буйвола с крестьянином, выполненное из черного дерева. До сих пор хранит он этот сувенир как амулет от бед.

Слушая рассказ ветерана, становится не по себе. Трудно даже представить, в каких тяжелых условиях жили советские военспецы во Вьетнаме: изматывающая жара и высокая влажность, проблемы с питьевой водой… Воду привозили, но пить ее можно было только кипяченую, а еще фильтрованную. Один сослуживец Абросимова по неосторожности попил сырой воды. И так его прихватило, что пришлось отправлять на лечение на Родину. Кроме всего прочего, очень доставали наших соотечественников москиты и цикады. Укус москита, если его сразу не обработать спиртом или одеколоном, спустя несколько часов превращался в огромный фурункул. Через это мой собеседник прошел не один раз.

- Жили мы в бунгало. Стены из бамбука, крыша из пальмовых листьев. Строения совершенно не защищали нас ни от зноя, ни от влаги, - рассказывает Виктор Егорович. - Кормили нас неплохо. Повара-вьетнамцы готовили специальные блюда. На обед давали какую-нибудь закуску, огурцы с помидорами, очень хороший наваристый суп. На второе - кашу или картошку с курицей, на третье - лимонад или компот. Но чаще всего мы пили зеленый чай без сахара. Иногда они нас потчевали своими блюдами из риса, а мы их (чего уж греха таить!) русской водочкой. По дому мы, конечно, скучали. Жена Александра с маленьким сынишкой Сергеем почти каждый день мне снились, но вот письма мои до них не доходили. Почти полгода Александра жила в неведении, где я, что со мной. Догадывалась, конечно, и ждала моего возвращения.

Вспоминает Виктор Егорович, как обучал вьетнамских солдат управлять тяжелой техникой.

Их, низкорослых, худеньких, в прямом смысле этого слова не было видно из-за руля. Приходилось подкладывать на сидение подушечки. Особенно смешно было смотреть, как они переключают скорость: один дергает рычаг, другой давит на педали. Сложность в обучении заключалась еще и в том, что вначале приходилось все по полочкам рассказывать переводчику. Множество технических терминов очень затрудняло перевод. И первым делом надо было убедиться в том, что он сам правильно понял смысл сказанного, а главное - устройство и принцип работы изучаемого механизма или блока. К счастью, некоторые переводчики обладали отличными способностями к изучению техники и вскоре становились настоящими технарями. Так что во многом благодаря им советские военные специалисты успешно справились со своей задачей. Вьетнамцы оказались способными учениками.

- Относились к нам вьетнамцы очень хорошо. «Льенсо! Тяу, дом ти!» - приветствовали они нас. Что означало: «Советский! Здравствуй, товарищ!». Вместе с ними провожали мы в окопах 1965 год. В короткие минуты затишья выпили с вьетнамскими друзьями из солдатских кружек чай и вспомнили, как весело справляли мы Новый год на родине. Через переводчиков узнали, что Деда Мороза у них зовут Тао Куэн. А Новый год отмечается по восточному календарю в дни зимнего солнцестояния - между 19 января и 21 февраля,- продолжает свой рассказ Виктор Абросимов. - В это время температура спадает до плюс 10-15 градусов.

Вьетнамцы украшают свои жилища цветущими ветками персика, а в центр праздничного стола ставят букеты нарциссов. Помню, что когда мы рассказывали им про новый и старый Новый год, они очень удивлялись: мол, почему так долго длится у вас этот праздник?

В памяти многих советских людей война во Вьетнаме осталась чем-то далеким, почти нереальным событием. Для Виктора Егоровича Абросимова те бои до сих пор остаются самыми яркими событиями в жизни, ведь помогать людям в беде - это благородно. И он всегда гордился тем, что оказывал помощь вьетнамскому народу. Но получилось так, что о самом Викторе Егоровиче на какое-то время забыли. В 1966 году он вернулся из спецкомандировки.

И лишь спустя годы через газету «Красная Звезда» узнал, что в Москве собираются ветераны вьетнамской войны. Затем он нашел своего командира Николая Колесника, который собирал материал для книги о советских специалистах, воевавших во Вьетнаме. Тогда-то Абросимов и направил запрос в архив Министерства обороны СССР о подтверждении его службы во Вьетнаме. Лишь через четверть века после его возвращения в Союз, 7 мая 1990 года, Виктора Егоровича вызвали в военкомат и вручили удостоверение участника войны во Вьетнаме.

- Получилось, что я сам себя рассекретил, - шутит ветеран.

За участие в оказании Вьетнаму военной помощи Виктора Абросимова наградили советской медалью «За Отвагу», командирскими часами и вьетнамской медалью «За дружбу».

Комментарии
Комментариев пока нет