Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Златоустовец намерен воссоздать быт кузюков

01.02.2010
Дмитрий Ильич Тимофеев коллекционирует предметы быта коренных жителей Златоуста.

Дмитрий Ильич Тимофеев намерен воссоздать по крупицам старый быт кузюков - коренных жителей Златоуста.

С детства люблю вязать крючком. Когда разные нитки сначала складываются в петельки, а потом в прекрасные узоры, чувствую себя счастливой. Если вдуматься, вся земля наша покрыта замысловатым кружевом, только вместо петель - дороги, моря, горы, города и людские судьбы. Творчество тоже подобно кружеву, только вместо петель - слова. Вот и плету уже другие кружева: из городских историй.

- Уйди с глаз моих! Всю жизнь ты мою загубил, окаянный! Молодость моя - псу под хвост! Ишь, что учудил: песок сыпется, а он последние деньги! Да было б на что! Музей древностей, видите ли, хочет открыть! Сам ты древность эта самая и есть. А музей твой - я, пока не окочурилась. Молчишь? За сколько ты эту деревяшку купил? За тыщу? Ой, люди добрые, сил больше нет терпеть! У меня вон сапог зимних нет, в валенках по городу красуюсь. Да разве ты обо мне когда думал? Весь дом захламил! Все в печке сожгу, так и знай, ирод! А что на деревяшке-то? Образ? Твой, что ли? Спасителя? Меня-то кто от тебя спасет?! Сколько лет маюсь. Ладно уж, тащи свои дрова. Да в избе не натопчи. Я там в переднем углу место освободила. Аккуратней ставь. Господи, помилуй!

Этот монолог соседи слышат постоянно. Он с небольшими изменениями повторяется тогда, когда Дмитрий Ильич Тимофеев приносит в дом очередной экспонат, раздобытый ему одному ведомыми путями, и зачастую не без материальных вложений. Жена его, Алена Макаровна, женщина нрава крутого и горячего, к увлечению мужа, по правде сказать, уже привыкла. Но считает своим долгом каждый раз выказать недовольство появлением в доме очередного, по ее словам, хлама. Тем не менее к подобным вещам относится уважительно, как ко всему тому, что считает выше своего понимания.

Об ее отношении к мужу этого сказать нельзя. Конечно, она его любит, заботится о нем. Но надо же ей выплескивать на кого-то свой эмоции!

Дмитрий Ильич, или Митрич, мужик тихий и незаметный. С супругой старается не спорить, но линию свою гнет с завидным постоянством. Есть у Митрича мечта: собрать по крупицам старый быт кузюков, коренных жителей Златоуста - заводчан.

Он гордился своим пролетарским происхождением, был потомственным рабочим и другой жизни не представлял. Увлечение появилось у него, когда нашел на чердаке отцовского дома люльку, в которой его самого качала мать и которую собственными руками смастерил отец, заботливо вырезав на ней незамысловатый узор.

Дом родительский снесли. Теперь на его месте высятся многоэтажки. И такая тоска взяла тогда Митрича, хоть вой. Вот и решил он сохранить память о прошлом не только в своем сердце, но и для внуков, правнуков.

Каждый новый экземпляр коллекционер записывал в специальную тетрадочку. Вел строгий учет: где, когда, у кого приобрел. А еще сохранял историю, с этой вещью связанную.

Старики охотно делились своими воспоминаниями. Летом Митрич, захватив с собой то нехитрую рыболовную снасть, то, когда пора подходила, кузовок для ягод-грибов, отправлялся на «охоту» по соседним деревням. Со старожилами был вежлив и приветлив. Видя в нем своего, простого человека, люди делились чем могли. Да и Митрич старался им хоть какие-то деньги взамен оставить. Иногда не брали, отмахивались, а он, уходя, на видное место в избе сунет как бы невзначай. Все при теперешнем житье не лишние.

Из-за этих денег и возникали у него ссоры с женой, как ему казалось, на пустом месте. Жили они справно. Дети давно выросли, устроились хорошо. Часто навещают стариков, помогают по хозяйству. Внуки тоже уж из пеленок выросли. А им, старикам, да еще при своем хозяйстве, много ль надо?

Этим летом задумал Митрич к дому пристрой сделать, чтобы все экспонаты в одном месте хранились. Да Алена Макаровна ни в какую: «Сперва баню почини, прохфессор, а то перед людями стыдно!»

Но к следующему году эту крепость он думал взять штурмом, для чего собирался привлечь внучат. Они-то всегда деда слушали, разинув рты. И помогали. Внучка-умничка, Аленкой в честь бабушки названная, уже печатала на компьютере подписи к дедушкиным экспонатам, а внук Макар учился забивать гвозди, чтобы помогать деду в строительстве.

Смотрел на них Митрич и радовался: не вырастут внуки иванами, родства не помнящими, и город свой любить будут.

…Вот и еще одна история вплетена в городские кружева, история о маленьком человеке с большой буквы.

Марина ТУЛЬЦЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет