Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Иконописец из зоны

25.03.2010
Заключенный Дмитрий Григорьев расписал часовню кыштымской ИК-10.

Заключенный Дмитрий Григорьев расписал часовню кыштымской ИК-10.

Впервые о Дмитрии Григорьеве я услышала от знакомых кыштымцев. Рассказывали, что есть, мол, в местной колонии ИК-10 мастер, который собственноручно расписал часовню для заключенных, да так, что приезжие из Москвы диву даются. Эта информация и привела нас с фотокором Борисом Каулиным в «десятку».

Ожидания не обманули: часовня-храм во имя Георгия Победоносца действительно оказалась на загляденье: высокое крыльцо, просторное помещение для молитв, звонница, цоколь, в котором скоро разместятся библиотека церковной литературы и иконописная мастерская. Особо искусна внутренняя роспись: лики святых на ярко-голубом фоне, уносящиеся в небо, как будто раздвигают пространство зоны…

Расписывавший часовню-храм Дмитрий Григорьев совершил преступления, за которые получил наказание в виде 23 лет лишения свободы. К вере пришел уже в заключении, является руководителем православной общины, с благословения батюшки ведет службы, разъясняет товарищам по несчастью значение православных понятий и терминов. На вопрос, что для него вера, отвечает твердо, обдумывая каждое слово: «Вера для меня - жизнь».

Жить - значит верить

Дмитрий одет в рабочую черную робу: в ней и в алтаре работает, и в храме служит. Он невысок ростом, крепок, аккуратно подстрижен и не похож на крутого парня из телесериалов. Наш разговор происходит в присутствии начальства. Особых откровений в таких условиях ждать не приходится, но, кажется, мой собеседник искренен.

- Дмитрий, расскажите, как вы пришли к вере.

- Я из обычной, благополучной семьи: родители закончили ЧПИ, работали на ЧМЗ. Я учился в педуниверситете на спортфаке, занимался автоспортом, потом ушел из вуза по болезни. К вере у меня определенного отношения не было. У бабушки висела икона, и когда я был маленьким, то задавал ей какие-то вопросы о Боге. Она отвечала: «Вырастешь - узнаешь». Потом родители приняли крещение и стали уговаривать меня поступить так же, но что-то меня удерживало, а может, я внутреннее не был к этому готов. В другой раз мы подошли к церкви со знакомой девушкой. «Зайдем?» - предложила она. Это был еще один шанс, но я снова его отверг, сидел на лавочке, ждал, пока девушка выйдет.

- Вы не пытались анализировать, почему так упорствовали в безверии?

- Наверное, интуитивно понимал, что нельзя войти в церковь и выйти оттуда прежним. Надо было найти в себе силы для того, чтобы измениться, а у меня тогда не было таких ресурсов. Когда у нас все благополучно, нам и Бог не нужен. В нем появляется необходимость, когда мы в несчастье. В несчастье, в испытаниях и горестях мы мужаем, обретаем силу, об этом и в Евангелии говорится. Поэтому я допускаю, что, возможно, мне был уготован свой, особый путь к вере - через испытания... Оказавшись в конечном итоге на скамье подсудимых, мы были этому даже рады, говорили: «Хорошо, что нас поймали, иначе могли бы натворить еще дел».

Сейчас, когда я думаю о том, что совершил, то больше всего меня мучит невозможность что-то изменить: если украл, ограбил, то можно это компенсировать, а как вернуть человеческие жизни?

- Вы руководите православной общиной. Проводите службы, отвечаете на вопросы других осужденных. О чем чаще всего вас спрашивают?

- О том, зачем нужны крещение, исповедь, святое причастие. Есть вопросы о православном посте, который некоторые осужденные хотели бы соблюдать. Но батюшка говорит, что его несоблюдение не вменяется нам в вину, это идет как послушание. В пост надо внимание заострить на духовном: перестать материться, оскорблять друг друга. Воздержание в пище - небольшая часть поста, главное - отношение друг к другу. Когда я разговариваю с другими осужденными, то стараюсь, чтобы разговор о вере переносился на нашу сегодняшнюю жизнь.

Не всегда это получается: люди разные. Но иногда кто-то из «безнадежных» вдруг приходит к тебе и начинает говорить о том, как страстно он хочет начать новую жизнь. Вот это для меня самые радостные минуты. Однажды батюшка покрестил у нас сразу 18 человек, решивших проститься с прошлым.

- В чем еще вы находите радость?

- 4 января я вел в нашем храме рождественскую службу. Народу набралось человек 70, а служба длинная, около полутора часов. Я читаю, а сам прислушиваюсь к тому, что происходит у меня за спиной. Опасаюсь, что люди не выдержат, начнут уходить, хлопать дверью. Но ни один не ушел. Все стояли, молились, смотрели на огоньки свечей, думали о родных и близких, которые остались на воле, и у всех в ту ночь на душе было светлее. В этом и состоит чудо веры.

- А еще чудеса случались?

- Постоянно. Вот недавно ребята приходили, и один рассказал, что письмо из дома получил: в нем пишут, что ребенок семь лет не ходил, а тут пошел. Парень спрашивает меня: «Наверное, случайность?» А я ему: «Какая случайность? Ты записку подал, батюшка служил, все молились».

- То, что вы, будучи непрофессиональным художником, так искусно расписали часовню, тоже чудо?

- Тут другая история. Я еще когда сидел в тюрьме, понял, что больше не могу, надо чем-то заниматься, чтобы хоть какой-то малостью загладить зло, которое причинил людям. И стал рисовать. Дальше - больше, потом оказался в этой колонии, стал расписывать часовню-храм, потом руководство колонии отправило мои работы на всероссийский конкурс, где они заняли первое место. Но до сих пор живопись для меня не самоцель. Если мои работы кого-то удержат от дурного поступка, то буду считать, цель достигнута.

- Чем станете заниматься, выйдя на свободу?

- На каждый день работы хватает, а дальше видно будет. Главное - не останавливаться. Раньше думал, что если Бог даст до 60 лет дожить, уйду в монастырь послушником. Сподобит Бог раньше - раньше уйду. Батюшка, который меня исповедует, говорит: «Иди учиться».

- На священника?

- Священник - человек, поставленный от Бога на служение Богу и людям. Что может быть лучше этого? А пока надо здесь нести послушание. Два года назад я написал сочинение «Мой путь к православию», которое отправил в Екатеринбургский филиал Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сейчас бы дополнил это сочинение такими словами: «У каждого человека, даже оступившегося, есть душа, нуждающаяся в молитвенном общении с Отцом нашим небесным. А значит, есть надежда на прощение».

…тем ближе дорога к дому

Разговор с Дмитрием Григорьевым комментирует заместитель начальника по кадрам и воспитательной работе ИК-10 полковник Алексей Зайцев:

- У осужденных главная цель - выжить, выстоять. Организм настолько мобилизуется, что человек может вынести нагрузки и испытания, которые никогда не смог бы вынести в обычных условиях. Известны случаи самоизлечения от запущенной язвы желудка, других серьезных заболеваний. Даже врачи не всегда могут это объяснить. Недавно была ситуация: во время свидания с родными осужденный съел столько меду, что сахар в крови подпрыгнул до уровня, несовместимого с жизнью. Каково же было изумление персонала больницы, когда наутро больной проснулся как ни в чем не бывало и попросил чаю.

Я думаю, вера в колонии - это тоже инструмент выживания и одновременно исправления, нравственного очищения. Многим она помогает не просто скрасить дни и месяцы заключения, но реально выжить. Интересно, что люди остаются в лоне православной церкви и по выходе из заключения. У нас несколько спонсоров, помогавших в строительстве часовни-храма во имя Георгия Победоносца - наши бывшие заключенные, ныне успешные предприниматели и верующие люди.

- Вы тоже верующий?

- Я бы так не сказал, хотя лет 10 назад крестился вместе с детьми в нашем Христорождественском храме.

- Есть ли в колонии предпочтения у верующих перед неверующими?

- Никаких. Просто верующие допускают меньше нарушений, а у нас чем меньше нарушений, тем короче дорога к дому.

- Сколько примерно верующих в ИК-10?

- По нашим наблюдениям, процентов 30. Думаю, большинство веруют искренне.

Комментарии
Комментариев пока нет