Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кому Ахматова, кому «Мерседес»

08.04.2010
Спустя десятки лет встречи с бывшими одноклассниками не всегда бывают радостными.

Спустя десятки лет встречи с бывшими одноклассниками не всегда бывают радостными.

Саша рос с матерью, которую видел редко: она работала проводницей на железной дороге. В ее отсутствие за ребенком присматривала дальняя родственница или соседка, которой мама привозила из поездок «дефициты». Отца Саша не знал. Мама не рассказывала сказок о погибшем летчике: «Ты мой сын и все». История банальная: когда она поняла, что именно на ее долю не хватило жениха, решила завести ребенка «для себя». Правда, надеялась, что будет девочка.

В доме, где они жили, редко у кого был отец, поэтому ущербности Саша не чувствовал. Он рано осознал, что если у мамы нет мужа, значит, ему суждено быть за главного в доме. Жалел мать. Встречал ее из поездок в прибранной квартире. В семь лет уже мог и картошку пожарить, и пол помыть.

Учился хорошо, без троек, твердо решил, что обязательно получит то высшее образование, «с которым становятся начальниками». Мама к затее сына отнеслась с опаской, но перечить не стала. Институт так институт, хотя, по ее разумению, и техникума бы хватило.

В институте Саше было тяжело: и учеба давалась с трудом, и подрабатывать приходилось. Тех денег, что зарабатывал в стройотрядах, хватало на два-три месяца, потом опять выходил грузчиком на товарную станцию. У матери денег не брал из принципа: мужик он или не мужик? Раз решил в институте учиться, значит, должен рассчитывать только на свои силы.

Парнем он вырос видным - девчонки на него поглядывали, но он лирические порывы - свои и чужие - сдерживал. Однако к симпатии со стороны Лиды отнесся с пониманием: девчонка была серьезная, по танцулькам не бегала. И главное - из семьи с достатком: мать работала директором магазина, отец был большим строительным начальником. Сашка мечтал жить в богатой квартире, чтобы ковры по стенам, дорогая посуда в серванте, как у соседки бабы Нюры.

Если судьба давала шанс ускорить приближение мечты, почему он должен его упускать? Лида ему нравилась. Да и устал он стыдиться убогости своей жизни, полупустой квартиры, где самыми ценными вещами были отданные соседями допотопные холодильник и телевизор. Как-то Саша попытался уговорить мать поднакопить денег на ремонт, покупку мебели. Она удивилась: «А зачем? Я дома бываю редко, ты не сегодня-завтра тоже куда-нибудь убежишь… Лучше устроить пир на весь мир, а?»

Веселилась мать от души. Созовет всех, кого ни попадя: сослуживцев, соседей, накупит еды и питья, как на свадьбу, а потом недоуменно копейки в кошельке пересчитывает - и куда это зарплата улетела?

Саша пошел к Лидиным родителям свататься, пропустив конфетно-букетный период. С деньгами было плохо, да и актер из него был никакой, чтобы красивые слова лепетать. Надежды, что согласятся, было мало. Он и с Лидой толком о своих намерениях не говорил. Сказал, то ли в шутку, то ли всерьез, что пойдет свататься. Она усмехнулась: «Приходи, если смелый!»

Действительно, при виде жениха в застиранной ковбойке взгляд будущей тещи стал испепеляющим, но ситуацию неожиданно разрулил отец невесты. Поговорил с Сашей о том, о сем и понял, что из предприимчивого молодого человека будет толк. «Этот парень надеется только на самого себя, на него можно положиться».

Действительно, не прошло и пяти лет, как Саша стал сначала заместителем начальника цеха на крупном заводе, еще через пару - начальником, а к 35 годам - главным инженером.

В семье росли двое детей. Под окном большого начальника ждала служебная машина. Казалось бы, все, о чем мечтал, получилось. И тогда он наметил новую высоту: захотел, чтобы его дети жили и учились в Санкт-Петербурге.

Как он угадал именно ту строительную компанию, которая довела строительство его нового дома до конца? Не исчезла, не обанкротилась. Перевез семью, организовал свое дело по ремонту и продаже автомобилей, быстро превратив шарашкину контору в серьезное предприятие с филиалами, роскошным офисом в центре города и солидной репутацией.

Ко времени моей поездки в Питер его сын, окончивший университет в Нью-Йорке, уже прочно обосновался за океаном, а дочь с репетиторами усиленно готовилась к поступлению в университет.

Я гостила в Питере у подруги, где мне было выделено раскладное кресло в ее единственной комнате коммунальной квартиры. Позвонила Саше, однокласснику, он позвал в гости.

Его шикарная машина с трудом проползла во двор-колодец, чтобы доставить на званый ужин.

Саша явно надеялся меня удивить: и машиной, и роскошной квартирой с евроремонтом, и дорогими винами… А удивил отказом съездить в Комарово на могилу к Анне Ахматовой.

Никакие объяснения по поводу гениальности поэта, моих долгих надеждах на эту поездку не могли поколебать его уверенности, что посещение чьей-то могилы - пустая трата времени.

- Вам надо было похвалить его машину, его квартиру, его дорогой костюм, - тихо сказала жена, провожая. - И тогда бы он поехал.

А я, нарушая законы гостеприимства, вдруг ввязалась в спор о ценностях жизни. Спор спровоцировал Саша, предложив съехать от подруги в их хоромы. «Живи, сколько хочешь!» - настаивал одноклассник.

- Я не за удобствами в Питер ехала, а за общением.

- Ну и общайся на здоровье. Жене будет веселее.

- Мы со Светой восемь лет просидели за одной партой, это не формальное знакомство, а душевная близость.

- Не понимаю. Что за радость жить в квартире с алкоголиками и стоять в очереди в общий туалет?

Своим равнодушием к его жизненным достижениям я как бы перечеркивала многолетние усилия. Тогда мне казалось, что вещи, роскошная квартира - мещанство. Когда через несколько лет подросший сын спросил, а чего я добилась в жизни, вдруг вспомнила Сашу. По меркам нового поколения, жизненный успех определялся не реализацией в профессии, любви, дружбе, а конкретными приобретениями: дачей, машиной, квартирой.

Размышляя о судьбах одноклассников, вдруг не без удивления осознала, что если кто-то из нас и добился чего-то, то именно он, Саша, сын проводницы.

Марина ТКАЧЕНКО

Комментарии
Комментариев пока нет