Новости

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Шесть смертей и одна жизнь

01.06.2010
Фронтовичку Полину Малыхину спасли на войне вера и любовь, а выживать под старость помогает долготерпение.

Фронтовичку Полину Малыхину спасли на войне вера и любовь, а выживать под старость помогает долготерпение.

По краю жизни

Радистка Полина Малыхина считала свои смерти по пальцам руки. Их не хватило. Шесть раз умирала, но осталась невредимой. Иначе как Божиим промыслом Полина Даниловна не может это объяснить. Однажды сам командующий фронтом Константин Рокоссовский, похлопав ее по плечу, высказался в том же духе: «Видно, девочка, кто-то за тебя сильно молится Богу».

Это случилось после того как связисты, на неделю завязнув в окружении, чудом спаслись, сев на хвост прорывавшейся к линии фронта части. А перед этим получили приказ: «Документы сжечь, рацию взорвать, стрелять шоферу в радистку, радистке в шофера».

В другой раз, когда их запеленговали немцы, она отлучилась на минутку в кустики по малой нужде. В это время машину с рацией разнесло на куски прямым попаданием снаряда. А еще ее засыпало рухнувшее от взрыва здание. Тогда радистку откопали из-за рации. На ней не было ни царапинки, только в уши набилась пыль.

Был еще случай: она несла в штаб радиограмму, и ее заметил фашистский снайпер. Пуля просвистела в миллиметре от виска. Полина упала и притворилась мертвой. Опомнившись, поползла и кубарем скатилась в лесистый овраг. Как вспоминает, «ревела и сосну обнимала, как маму». Под Кенигсбергом связисты оказались в самом эпицентре боя. Землю под ними рвало вдоль и поперек, но и тогда она чудесным образом выжила.

Едва живой девушка и на фронт пошла. За два месяца до призыва она потеряла продовольственные карточки. Питалась чем подруги поделятся, в основном соленой водой. Заработала дистрофию и воспаление легких. Но медкомиссия ее не забраковала.

А вот свою последнюю смерть на войне Полина Даниловна забыла: память стала уже не та. Не помнит она и большинство знаков «морзянки». Но финал боевого пути хорошо сохранился в ее памяти.

Через пять месяцев после Победы, когда их часть стояла в Прибалтике, Полину вызвали в штаб и сообщили, что она представлена к очередной награде. Девушка разрыдалась: «Не надо мне медали, отпустите меня домой. Я к маме хочу!» В тот момент ей не было и 20 лет. Вскоре ее демобилизовали.

Два однолюба

Выживать помогала и любовь. Когда ее Ванечка, прибавив себе год, уходил добровольцем на фронт, она забежала в вокзальный туалет и крестила его спину в форточку: в то безбожное время на людях этого нельзя было делать. Суженый воевал на другом фронте, был тяжело ранен в ноги, но вернулся в строй, домой пришел сразу после Победы. Полина возвратилась на Урал только к осени 1945 года. Ваня был парень видный, без вредных привычек. Девчата на него заглядывались, но без толку: он был однолюбом и ждал Полину. Через всю войну парень и девушка пронесли невидимую связь, целомудрие и верность. А поцеловались первый раз на венчании в церкви в 1946 году, и то батюшка заставил. Когда Иван неумело приложился к щеке невесты, священник подтрунил над ним: «Богородицу, что ли, целуешь?»

Друг за другом пошли детишки, всего народилось пятеро. Двух небольших рабочих зарплат на жизнь не хватало. Чтобы прокормить семейство, содержали подсобное хозяйство: коров, овец, поросят, кур, возделывали большой огород. Вставали ни свет ни заря, чтобы поработать на подворье и вовремя поспеть на службу.

- Ванечка у меня необыкновенный, - говорит Полина Даниловна о супруге, - таких на свете больше нет. Слова дурного в жизни не сказал. Не пил, не курил, трудяга. И дети у нас такие же.

Ивана Малыхина не стало 20 лет назад. Он успел поднять на ноги детей и обустроить семейное гнездо.

Из нежилого в жилое

Бревенчатый дом по улице Петровской, недалеко от исторического центра Златоуста, в котором Полина Даниловна до сих пор коротает век, Малыхины купили в 50-е годы прошлого века в полуразвалившемся состоянии. Не было ни окон, ни дверей, ни пола, крыша разобрана. Когда бывшие хозяева умерли, соседи растащили все, что было можно унести.

Малыхины списались с наследниками, которые жили в Москве, и приобрели эти руины. Из зарплаты выкраивали деньги на стройматериалы. Иван своими руками отреставрировал дом, пристроил веранду, двор. Жилье приобрело более-менее пристойный вид. Не успел хозяин только соорудить уличную скамейку: поставил временный березовый чурбачок у ворот и занемог. Но Полина Даниловна до сих пор не позволяет ничего менять у дома, любит сидеть на приворотном пенечке, вспоминая о том, чьи руки его поставили.

После смерти мужа на ее плечи свалилась вся мужская работа по дому. Она рубила, возила, копала. В прошлом году в возрасте 84 лет сама красила крышу. Нынешней весной вместе с детьми вышла в огород. Пока сын со снохой копали землю, собрала прошлогодний хлам, сожгла его на костре. Здоровье до сих пор позволяло ухаживать за собой, да еще и детям с внуками помогать. И думать не думала о том, что подкрадется немощь.

Кругом обман

Но в последнее время Полина Даниловна резко сдала. Отказывают ноги, голова кружится. Воды в доме нет, туалет на задворках. Рада любой помощи. Не помешал бы социальный работник. Вместо него недавно пришла к ней незнакомая женщина, посочувствовала и пообещала исцелить. Сказала, что надо взять денежные сбережения, завязать их в узелок, заговорить и под подушку положить. Достать через три дня. И все, мол, пройдет. Ритуал исполнили. А в узелочке вместо спрятанных в него 30 тысяч рублей после ухода мошенницы оказались простые бумажки.

Крыша в доме течет, вода сочится в щели вокруг трубы, в дождливую погоду в доме сыро и холодно.

- Почему же вы не получили сертификат на положенную вам благоустроенную квартиру? - спрашиваю у хозяйки.

- Была комиссия из собеса. Сказали, что раз у меня дом есть, квартира мне не положена.

Получается, обветшавшее жилье, собранное своими руками из нежилого помещения, - милость государства? Такой подход не новость. Он применяется повсеместно и стал удобным, чтобы не предоставлять ветеранам Великой Отечественной войны благоустроенное жилье, гарантированное указом президента РФ. Полина Даниловна пытается добиться справедливости.

Она пишет письмо в городскую администрацию с просьбой о помощи. Оно еще не дописано, но между строчек уже застыл немой укор. Такой, что впору фронтовичке взяться за ключ рации да отстучать на весь белый свет сигнал SOS.

Полина Даниловна Малыхина родилась в 1925 году в селе Медведевка Кусинского района. После школы работала в совхозе, затем на швейной фабрике в Златоусте, поступила в медицинское училище, но учебу не закончила. В мае 1943 года была призвана в действующую армию. Окончив курсы радисток, в составе II Белорусского фронта дошла от Минска до Пиллау (Германия). Из армии была демобилизована в сентябре 1945 года. Награждена орденом Жукова, медалью «За боевые заслуги», несколькими медалями за взятие европейских городов. После войны поступила на часовой завод в Златоусте, на котором проработала до выхода на пенсию.

Комментарии
Комментариев пока нет