Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Инкубаторные соколы

08.09.2010
Сначала мы птиц уничтожаем, а потом беремся спасать…

Сначала мы птиц уничтожаем, а потом беремся спасать…

Это - загадка. То загадка, что бизнесмен Олег Светлицкий в деревне под Екатеринбургом вдруг почему-то на свои деньги взялся создавать питомник «Холзан» и разводить хищных птиц, в том числе соколов-балобанов. О них-то и речь.

Напомню: многие виды хищных птиц (и балобаны в их числе) на Урале, в России и во всем мире пропадают. На грани исчезновения. Точно не подсчитать, но, как прикинули эксперты, на земном шаре осталось 20 тысяч пар балобанов. Возможно, больше, но, допустимо, и меньше. В России этих птиц, по прикидкам, 500-700 пар. А у нас на Южном Урале увидеть балобана - большая удача и для орнитолога. Специалисты предупреждают: не исключено, что балобану осталось пребывать на земле еще лет пятнадцать.

Получается - что? Балобанов извело человечество, то есть все мы вместе, а спасать их взялся один Олег Светлицкий. Другими словами, когда мы все вместе бездумно доводим ситуацию до стадии критической, среди нас, как ни странно, обнаруживается кто-то один, например, Олег Светлицкий, который отчаянно бросается спасать от гибели тех же соколов-балобанов. Конечно, Светлицкий не один такой, есть и другие, ему подобные, но все равно их мало. На первых порах кажется, что их потуги безнадежны. Но они и дают нам повод вообще думать о людях хорошо. И они-то, в конце концов, поднимают остальных.

Итак, Олег Светлицкий взялся спасать балобанов. И что? Его ждал успех?

Скажу сразу: аплодисментов не было, нет и, судя по всему, не будет.

Первые птенцы в «Холзане» появились в 2005 году. Через четыре года 16 птиц, выращенных в питомнике, были выпущены на волю. Это произошло на одном из участков заповедника «Аркаим», ближе к Кизилу. В этом году «Холзан» намерен был там же отправить в свободный полет еще десять балобанов, но - возникло препятствие. Свое табу выставил Закон.

Да, есть у нас такой Закон - «О животном мире». Смысл его в том, чтобы защитить животных, прежде всего тех, которые занесены в «Красную книгу», - от людей. В нем сказано, что содержание диких животных в неволе и выпуск их в природную среду допускается в исключительных случаях и по особому разрешению. Закон требует гарантий, что выращенные человеком животные выпускаются не на верную гибель. Сложность в том, что тех же балабанов в вольерах питомника надо вырастить так, чтобы не сделать из птиц нахлебников, не приучить к халяве. Не одомашнить. Сохранить в них дикость. Умение полагаться только на себя. Человек должен выкормить и вырастить соколов так, будто он при этом отсутствует.

Закон есть. Но одно дело его составить, а другое - соблюсти. Соблюдение Закона «О животном мире» возложено на сотрудников Росприроднадзора. И Челябинское управление этой федеральной службы, соблюдая слово, слог, букву, запятую, точку с запятой и точку Закона, потребовало от «Холзана», помимо прочего, сведения о том, как поведут себя птицы в дикой природе, а для этого - создать систему наблюдений за ними.

Что на это мог сказать Олег Светлицкий? Только согласиться: система наблюдений - прекрасно. Знать, как птицы устроят свою жизнь в дикой природе, ему хотелось бы еще больше, чем сотрудникам надзора. Прекрасно - навесить на птиц радиомаячки и следить за ними - через спутники - два-три года. Для этого надо «всего лишь» тысяч сто на каждого балобана. Государство может дать такие деньги?

Нет, государство дать не может. Дать - сложно, запретить - просто. По словам известного орнитолога Вадима Рябицева, такая же программа слежения за сапсанами с помощью радиомаячков в США обошлась в тысячу долларов на каждую птицу. На такие расходы мы не готовы никак.

Попробуем разложить факты по полочкам. Полочек три. На первую полочку поставим факт свершившийся: балобаны выращены, их десять голов, держать птиц в вольере «всю жизнь» - плохо. На вторую полочку положим факт логический: тратить деньги, время и усилия на дело, результаты которого не известны, не очень разумно. А на третью полочку водрузим вопрос, исходящий из двух предыдущих фактов: что вероятнее - то, что птицы пропадут, или то, что они выживут?

Валерия Гашек, орнитолог, старший научный сотрудник заповедника «Аркаим»:

- Выпустить балобанов в окрестностях Аркаима - идея неплохая. В данном случае особенно сомневаться и не надо: балобаны здесь не чужие, не пришельцы, они обитали здесь прежде. И теперь их здесь видят, а это уже довод. Правда, их гнездование на юге области еще не доказано, но это не исключено. Тут все для них есть - колки, скалы, степи. И кормовая база богатая. Сусликов много, а они - главный корм балобанов. Кроме того, в Кизиле, вокруг элеватора, много голубей.

Даже внешний вид может много сказать орнитологу - а птицы «Холзана» упитанные, сильные, прекрасно летают. Какова их судьба на воле? Часть погибнет, как это происходит и в естественных условиях. Часть отлетит. Но кто-то и останется. Я думаю, что надо поддержать работников питомника «Холзан», которые, как подвижники, взялись за сложное, хлопотливое и благородное дело.

Вадим Рябицев, главный орнитолог УрО РАН (цитата из «Российской газеты»):

- Выпуск десятка соколов в естественную среду - это капля в море. Но какая значимая капля для практически исчезнувшего вида! Ребята делают все, что могут, бросаются на амбразуру, пытаются закрыть дыры в природе, пробитые деятельностью человека. И в этом случае придирки чиновников не оправданны.

Говорят, уже появились соколиные птицефабрики. В клетках соколихи-несушки сидят на гнездах, несут яйца. Яйца у них отбирают и укладывают в инкубаторы. Птенцов воспитывают в питомниках. Взрослыми балобанами распоряжаются по своему усмотрению. То ли выпускают на волю. То ли продают арабским шейхам. Самка балобана, обученная охотиться, стоит 2000 долларов.

Что, так мы восстановим поголовье хищных птиц?

В любом случае, если мы созреем для того, чтобы «вернуть» дикую природу, то обойдется нам это очень дорого. Тысячи лет балобаны жили и множились сами по себе, «бесплатно», без нашей подмоги. Теперь же, чтобы аврально спасти птиц, мы должны взять на себя все расходы. И без спутников нам уже не обойтись…

Разумно ли земное существо, которое именуется человеком, если оно сначала бездумно уничтожает дарованных ему природой птиц, а потом - в лучшем случае - берется дать им новую жизнь ценой огромных усилий и трат?

Последняя информация: балобаны питомника «Холзан», хоть и с запозданием, но все-таки выпущены на волю в окрестностях «Аркаима». Что ж, счастливого полета!

Комментарии
1. Чиновники (р)осприроднадзора - кто они по образованию, специальности и в целом компетентности!!!???
2. Писаки закона ФЗ-52 - NO COMENTS!!!
3. Всех их на рудники - пущай там умничают!!!
4. РЕСПЕКТ коллетиву "Холзан"!!!!!!!!!!!!!
Денис
24.09.2010 18:13:49