Новости

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

А обликом - уралец

25.11.2010
Наши предки умели вписываться в природную красоту

Хотите знать, каков Урал? Хотите увидеть его и, безусловно, полюбить? Ничего нет проще. Один из лучших примеров - Миньяр. Это - Урал. Истинный. Сохраненный и данный нам как пример, как образец, как образ - живой и уже музейный. Миньяр есть Урал. И наоборот, Урал есть Миньяр.

Как положено типичному уральскому городку, в Миньяре центр - пруд на реке. Именно так. Все остальное - у пруда, вокруг него, у воды, ближе к берегу. Что именно? Перечислю что. Завод. Карьер. Церковь. Мост. Железная дорога с переездом через нее. Поселок на склоне горы. И - покрытые лесами горы, то поднимающиеся в поднебесье, то нисходящие в долины. Все рядом - работа, Бог, природа, дорога на все четыре стороны. Если схематично, то впереди, за воротами, - индустрия, а позади, за огородом, - грибные поляны.

Чуть-чуть подробнее.

Карьер. Он - обязателен. Как говорится, вынь да положь. Как же без него? Вот он - издали виден, сам, натуральный, и он же своим отражением в осенней воде, уже покрытой корочкой льда. Не сразу разберешься, что к чему. Галереи, так и сяк наклонные. Переплетенья эстакад. Транспортеры, длинные и короткие. Торчащие трубы. Дробилки, самосвалы, отвалы, ленты дорог. Конуса щебня, гравия и крошки. Со стороны посмотришь - какая-то адская железная машина, будто гигантский зверюга, грохоча и поднимая над собой серую пыль, грызет тушу горы, заглатывает и перерабатывает в себе белые глыбы известняка…

Нет, я не настроен ворчать и сетовать. Наоборот, смею утверждать, что есть много мест, где хотели бы разрыть такой карьер, но не дано сие. А у нас где ни копни - то ли руда, железная, медная или золотая, то ли мрамор, то ли гранит, то ли известняк, то ли кварцит, то ли доломит, то ли магнезит, то ли глина, то ли песок. Все - под ногами. Мы привыкли и не очень ценим свои богатства. Бывает, ворчим, недовольные карьерами, отвалами и пылью. А напрасно. Карьеры давно уже принадлежат нашим пейзажам и воспринимаются как естественные их украшения. И я, как только мы въехали в Миньяр, как только увидел справа пылящий карьер, вдали за прудом - церковь, а на горушке - поселок, сразу прошептал себе: это и есть Урал.

Церковь. Введенская. Точнее, Введения во храм Пресвятой Богородицы. Мне кажется, Богородица была бы довольна, где дали место храму, в который ей предстояло, символично, войти, и каков он сам. Архитекторы отсюда очень далеко, тем более столичные, однако не иначе как они, а именно архитектор Е. Малютин из школы М. Казакова, подарили Миньяру эту церковь с ротондой и голубым куполом на ней. А кто бы отказался поставить свое создание среди такой красоты? На фоне горы, украшенной темно-зелеными и остроугольными конусами елей, церковь, белая с голубым, почти невесомая, выглядит как кусочек неба с облаком на земле.

Железная дорога. И она уже давний уральский атрибут. Ее бегущие рельсы, то под линеечку выпрямленные, то под лекало вогнуто-выпуклые, прекрасно вписались в изгибы рек, гор и ущелий. Въезжая в Миньяр, составы степенно скользят мимо карьера, неторопливо огибают отвесную стену горы, с обратным виражом нацеливаются на металлические конструкции моста, вдеваются в него как нитка в игольное ушко, «подкрадываются» к переезду с его шлагбаумами, двуглазыми светофорами и уносят свои хвосты дальше, открыв для обозрения Введенскую церковь.

В свое время, ровно 100 лет назад, и мост, и церковь, и железную дорогу снимал (цветом!) императорский фотограф С.М. Прокудин-Горский. В Миньяре он вообще много фотографировал. Сразу видно - увлекся. И увлекло его, как я думаю, как раз сочетание (и гармония) «заводского» с «природным». Хотя надо и уточнить: в ту пору в Миньяре было побольше «природного» (пригородные пейзажи) и поменьше «заводского», нежели теперь.

Поселок. На склоне горы дома ярусами. И потому каждый на виду - три окна без ставен с забеленными рамами, крылечко, ворота, а поверх всего - вальмовая четырехскатная крыша, белая, серая, розовая и даже красная, с трубой вместо кирпичного дымохода. Если смотреть издалека, покажется, что не дома, а грибы на лесной поляне - то кучкой, то вроссыпь, то два-три на отшибе. Короток к поселку асфальт. Да и улицы не очень обозначены. До работы, до того же карьера - пешая тропа. Не деревня и не город? Нет, все-таки город, но - уральский. При заводе.

Не секрет, что такие, извечные, города - с одним кормильцем в наше зыбкое время неустойчивы. Жаль, если они исчезнут или потеряют свой образ. Сохранить бы какие-то из них. Тот же Миньяр. Но - вряд ли. Не до образов нам… Быть бы живу.

Комментарии
Комментариев пока нет